Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

О нетерпимом отношении к нетерпимости

   Я бы никогда не стал ввязываться в разговор на эту тему по одной простой причине. Понимая объективную полезность такого рода организаций, как «Международная амнистия», вне зависимости от степени приближения уровня их деятельности не то, что к идеалу, а хоть к разумному, я все-таки уж очень скептически отношусь к работе именно этой конторы.

  
Сейчас не стану объяснять почему, дабы не увязнуть в пустом и бесполезном. А просто говорю об этом как о факте, объясняющем, почему я изначально был против обращения некой группы людей, среди которых есть мною весьма уважаемые, с просьбой, чтобы эта самая «Амнистия» признала Ходорковского с Лебедевым узниками совести.

   Кроме того, что просто считаю нелепой и даже в какой-то степени оскорбительной для просящих, такого рода просьбу к тем, кто сам, несомненно обладая достаточной информацией, не принял такого решения. Но это всё, понятно, лирика, в таких делах не то, что учить или советы давать, но даже мнение свое высказывать не стоит. Все уже большие мальчики и девочки, каждый поступает по своему разумению, а человек в тюрьме сидит. И чего мне соваться?

   Но в блоге одного из более чем уважаемых мною «друзей» увидел текст, который с любезного позволения автора позволю себе привести.

   lev_56
:
   "Amnesty International не признаёт "узников ЮКОСа" узниками совести, потому что не уверены, что они невиновны хотя бы по одному пункту обвинения. Строго, но справедливо с точки зрения провозглашенного принципа: совесть -ведь такое слово, в данном случае, дистиллированное.
Хотя это не отменяет ни предвзятости, ни неправедности суда и несправедливости содержания Ходорковского и Лебедева под стражей, не говоря уже об условиях содержания, втором суде и втором сроке, по которому еще не принято окончательного решения. Тогда и Amnesty International может пересмотреть свое.
Но вот реакция подписавших мне не очень удивила, хотя и огорчила: понятно, что они раздосадованы и разочарованы, но тут же обвинять правозащитную организацию, вешая уже ей ярлык -это и есть, увы, наша терпимость и "подлинный" либерализм многих демократических оппозиционеров. У них тоже все делится на своих и чужих, наших и не наших. А кто не с нами, тот поперек горла.
Все мы родом из нетерпимости и не либерального прошлого".

   И вот почему решил все же сказать несколько слов, хотя, на самом деле, они имеют очень косвенное отношение и к Amnesty и даже к Ходорковскому.

   Конечно же, все мы родом из нетерпимости и не либерального прошлого. И я оттуда же. А откуда еще? Да и находимся в не самом терпимом и либеральном настоящем, хоть по сравнению с «тем», несомненно, с нюансами. Но я и тогда не объяснял какие-то свои мысли и поступки «родимыми пятнами исторического прошлого». И сейчас не ощущаю себя нынешнего порождением советской власти, хоть и прожил при ней большую часть своей жизни.

   Нетерпимость она, по моему мнению, от другого и в другом. Тут основы все же более глубокие. Если я кого-то считаю придурком и засранцем, то это отнюдь не проявление нетерпимости или не либеральности. Нетерпимостью было бы, если бы я на этих придурков с обрезком стальной трубы бросался. Или если бы с ним же бросался на тех, кто, в свою очередь, считает придурком и засранцем меня. А во всем остальном, что же, никого «не делить» и всех признавать «своими» и «нашими» (вот ведь гады сурковские, какое слово замечательное обгадили, что его даже писать противно)? Это даже как-то странно. У меня, может «своих»-то по жизни вообще, раз, два, и обчелся. А остальные, действительно «поперек горла». И что? И сам не страдаю, и народ на меня не сильно обижается.

   Во всяком случае, и от котлет моих с рюмкой водки никто еще не отказывался, и количество гостей за столом, если что и ограничивает, так только мои физические силы и размер этого самого стола. Хотя он у меня очень большой. Да и не один.

   P.S. А Ходорковский с Лебедевым, конечно, никакие не узники совести. Но от этого Amnesty International не становятся меньшими уже упомянутыми засранцами. Вон Сутягин у них достойным оказался, а эти ребята рылом не вышли. Пошлая и всем понятная бюрократическая чушь. Но я уже объяснил, почему о ней не хочу говорить совсем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments