?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вкусовщина

Все внимательные и благодарные читатели трудов Вильяма Васильевича Похлебкина прекрасно знают, что истинная русская кухня имеет мало отношения к тому, что под этим названием мы сейчас едим в якобы наших национальных ресторанах. Но основы этого расхождения были заложены не только в позапрошлом веке под воздействием вторжения европейских веяний, но и начиная с тридцатых годов века прошлого, когда начала зарождаться кухня советская, на самом деле до сих пор у нас наиболее влиятельная.

Однако мы сейчас не станем копаться во всех этих нюансах пути от пареной репы со сбитнем к шашлыку с ткемали и оливье с майонезом, тема обширнейшая и неисчерпаемая, а я хотел обратить внимание лишь на один представляющийся мне любопытным и значимым нюанс.

Дело в том, что когда в тридцать девятом вышло первое издание «книги о вкусной и здоровой пище», ставшей практически до конца советской власти библией отечественной кулинарии, то, конечно, как любое печатное издание той поры, она отражала определенные социальные и идеологические главенствующие направления одной из важнейших областей коммунистического строительства. Но все же определенное своеобразие материала сделало неизбежным проявление и личностных непосредственных вкусов конкретных творцов идеи и её воплощения.

Как известно, одним из основных духовных отцов и вдохновителей не только упомянутого издания, но и всего начавшего перед войной развиваться и оформляться советского пищевого и кулинарного тренда был Анастас Ованесович Микоян. И при всем глобальном стремлении к тотальному пролетарскому интернационализму, конечно же, некоторые даже не именно армянские, но определенные кавказские и закавказские нотки и оттенки неизбежно проявились в советских пищевых пристрастиях и тенденциях. Однако там имеется и ещё кое-что, не всеми четко уловимое, но несомненное и совсем иное. Чему есть определенные объяснения.

Монос, сын вятского купца аж первой гильдии и владельца крупного кожевенного производства Айзика Певзнера, зачем-то ставший впоследствии именоваться Мануилом Исаакавичем, хоть и окончил с блеском в конце девятнадцатого века московскую гимназию при Лазаревском институте восточных языков, в течение двух лет «из-за процентной нормы для евреев» не смог сразу поступить в Университет и занимался изучением химии и новых языков.

И так бы всё было хорошо, но юноша оказался уж слишком упорным и через пару лет всё-таки на нашу беду прорвался на медицинский факультет. И стал в результате ведущим европейским светилом в области гастроэнтерологии, а также диетологии, которую по сути сам же и основал, по крайней мере в пределах страны советов. Таким образом, издание основополагающей и во всех отношениях выверенной главной кулинарной книги в конце тридцатых никак не могло не оказаться без некоторого влияния руководителя Института питания Наркомздрава СССР, каковым уже тогда Мануил Исаакович являлся.

На его научных медицинских взглядах я сейчас совсем останавливаться не буду, отмечу лишь, что практическое воплощение этих самых взглядов на собственной шкуре, вернее, желудке, ощутил любой советский человек, который за жизнь хоть раз побывал в больнице, санатории или каком ином подобном заведении. Казалось бы, это уже прошлое, но я сам совсем недавно лежал в так называемом «чазовском» институте и там первое, что меня спросили в столовой, это «какой у вас стол». Так вот, эти самые знаменитые номерные «пятнадцать диетических столов» были разработаны и внедрены в нашу повседневную действительность как раз группой товарищей под непосредственным руководством профессора Певзнера.

Но если отойти от чисто клинического применения, то идеи, вкусы и воззрения Мануила Исааковича стали той общеупотребимой и признанной нотой, о которой я упомянул, придавшей своеобразие всей советской пищевой промышленности и кулинарии в смысле определения «что такое хорошо и что такое плохо». И дело тут, прежде всего не в результатах и выводах многолетней плодотворной научной работы, а в вещах гораздо более простых.

Это штука неистребимая и абсолютная. Певзнер искреннейше считал полезным только то, что считала таковым и готовила своему ребенку его мама. И если ребенок вдруг случайно показался маме бледненьким или с недостатком резвости и упитанности, то вся семья немедленно бросалась на базар в поисках самой лучшей курочки. Куриный бульон считался «еврейским народным пенициллином» задолго до изобретения самого антибиотика и им весьма успешно лечили всё без исключения.

Так же любому любимому ребенку крайне полезны были паровые тефтели, тертая морковка, правильная манная каша на хорошем молоке с добрым куском свежего сливочного масла, диетическое яичко «всмятку», короче, вся та прелесть, которую многие десятилетия при малейшей физической возможности должен был жрать весь советский народ, если хотел питаться действительно истинной «вкусной и здоровой пищей».

…Взглянул сейчас на себя в зеркало. Не ребенок, конечно, но тоже не слишком резвый, да и бледноват. Вспомнил свою давно покойную маму. Светлая ей память. Пойду зажарю себе эскалоп с луком на закусь. Лехаим!

Comments

( 6 комментариев — Оставить комментарий )
verum_corpus
4 янв, 2018 18:22 (UTC)
Немного не по теме.
### Мариолина покупала русские книги в валютном магазине “Березка” и спрашивала “что тебе купить?”. Я скромно выбрала книжку Похлебкина “Национальные кухни наших народов”. Замечательная, кстати, кулинарная книга, но однажды Мераб и Отар Иоселиани были у меня в гостях, и, не успела я похвалиться, что знаю теперь все про чихиртму, — они повертели в руках новенького Похлебкина и отбросили с омерзением как какую-то жабу. “Что такое — наших народов? Все, значит, ваши?” ###
http://magazines.russ.ru/znamia/2011/11/ra4.html
traung
4 янв, 2018 21:38 (UTC)
Спасибо, что просвещаете.
В детстве хотелось спасибо сказать человеку, который сделал диетическими яйцо и куриный бульон.
Спасибо профессору Певзнеру.
yohaha
4 янв, 2018 22:34 (UTC)
Творожок еще в разных видах. Помню, перед отъездом был в свадебном путешествии в Армении, а жили мы у каких-то дальних родственников, попавших туда в войну из Украины, кажетя. Вот там это было гротескно - за окном Ереван, шашлык-машлык, а в доме - вот эта пресная курочка, творожок, чуть ли не каша манная Бррр
yurakolotov
5 янв, 2018 06:33 (UTC)
То есть, мало того, что споили, так ещё и закормили. Ужос.
naigoro
5 янв, 2018 13:08 (UTC)
Справедливости ради - у некоторых мама в их детстве очень не любила готовить, и тон задавала бабушка. И бывало же, что заведенное в семье по современным меркам было куда "здоровее" принятого в общепите, даже по общим параметрам, и даже в семьях, далеких от каналов распределения и высоких, насколько возможно при социализме, доходов.
Вот так потом едешь в группой однокурсников в совхоз "Рассвет" убирать помидоры на месяц, и, пардон, пользуешься сортиром по второму назначению только раз в неделю по выходным дома.
(Удалённый комментарий)
( 6 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Декабрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel