Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

ТТ

Сижу за компьютером ночью, почти под утро, работаю, времени уже пятый час, глаза потихоньку начинают слипаться. За какими-то цифрами захожу в нужный для того блог и вдруг краем глаза автоматически ловлю в меняющей заголовки внизу  экрана синей ленте фразу, от которой у меня, как у старого игрока, перехватывает дыхание.

 

Я в этом деле с глубокой юности. Сдавал колоды, делал ставки и испытывал судьбу от знаменитой Петькиной квартиры напротив «Будапешта» до лучших казино Европы и Северной Америки, от испанских дурно пахнущих нелегальных игральных комнаток, замаскированных под сортиры в глубине баров на побережье под Бегуром, до портовых катранов Мотыгино. Выбрасываю, чтобы не рыдать, всю историю московских заведений, от первого реально разрешенного советскому человеку в гостинице "Ленинградская", до муторных прощальных ночей в "Голдене", "Чери" и "Саше Блоке".    Я знаю, что такое цивилизованная «удача», я знаю, что такое приблатненный «фарт», я знаю, когда весело, но без драйва «везет», и даже когда неожиданно, но заслуженно «пошла полоса». Но я, господа, по счастью, знаком, пусть и по касательной, но этого "и по касательной" не забудешь и не с чем не перепутаешь, с такой штукой, которая неумолима, всеобъемлюща и обезоруживает не только соперника, но и тебя самого абсолютностью и совершенством. Она называется «пруха». Когда тебе пошла «пруха», то всё. Френсис Дрейк против тебя может спускать флаги на всех своих кораблях от «Пеликана» до «Христофора», а Ганнибал заворачивать слонов с пиренейских перевалов назад в Испанию.

Когда в большой и очень серьезной компании грузинских евреев в банк при отличных картах в «секу» проставляются все да полного выворачивания карманов, но в финале при этом невероятном по тем временам банке остаемся только я и Оски, и я выкладываю на стол ключи от новенькой «шестерки», а он, хоть и не имеет на это право, поскольку ему уже нечем ответить, но плюет на права, так как уверен в себя и в десятке окружающих его друзей, а я один, и он вскрывается на трех королях, а я аккуратно сверху кладу три туза и спасает меня только то, что в этот раз колоду сдавал самый близкий с пеленок друг Оски и человек с безупречной репутацией Яша Аджиашвили – так даже это ещё не «пруха», а только её тень.

 И когда в старом казино под Барселоной, под угрозой не просто позора, но и реального уголовного дела, не говоря уже о выдворении из страны и потере нескольких жизненно важных контрактов (о крупной драке с местной "крышей", которая в конце концов всё равно произошла, но пожилые самураи меня отбили, и не упоминаю), я, для того, чтобы доказать мухлеж дилера по отношению к целому автобусу так до конца ничего и не понявших, случайно залетевших туда японских пенсионеров, собираю подряд восемь раз "очко" на «Блэк Джеке», причем три раза из них с тузом и десяткой против "очка" дилера – это тоже еще не "пруха", а ее тень.

 Но когда публично и растиражировано тебя объявляет проходимцем человек по фамилии Токарев и по имени Николай, с лицом Николая Токарева, с фигурой Николая Токарева, с репутацией и биографией Николая Токарева и на самом деле являющийся Николаем Петровичем Токаревым, когда прямо так и написано везде и всюду, от всероссийской прессы, до бегущей строки в ЖЖ – «Президент «Транснефти» считает Навального проходимцем», вот это уже «пруха». Это, господа, самая настоящая «пруха».

Много бы я поставил, чтобы в этой фразе стояла не его фамилия, а моя. Но это не имеет никакого значения. Сколько бы я не поставил, «пруха» сейчас идет не мне, а Навальному. Потому, там и стоит именно его фамилия. Даже не завидую. Как при своей «прухе» ни в коем случае нельзя радоваться, так и при чужой не завидуют. При ней тоскуют.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments