Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Овертайм

Вот я и говорю. Самолет ведет Байдуков, в вся слава Чкалову. Даже обидеть никого толком не получается. Так, ленивая пустая брехня в темной безлюдной подворотне. Конечно, где уж нам уж выйти замуж…

А «Собачье сердце» вообще создал не Бортко, а Булгаков и ещё в двадцать пятом году. И повесть в общем-то не пользовалась таким уж бешеным успехом. Да, в СССР она до конца восьмидесятых не публиковалась, но ведь на Западе, пусть и не в самом лучшем варианте, но появилась уже в конце шестидесятых. Несколько похоже на историю возникновения в информационном пространстве «Москва-Петушки». Её у нас напечатали, по-моему, даже на год, если не больше, позднее, чем «Собачье сердце». А до того на Западе она появилась и вовсе только в конце семидесятых, совершенно ничтожным тиражом. Но мы уже в семьдесят первом, только поступив в институт, знали поэму Ерофеева почти наизусть, слепого пятого экземпляра умной и дальновидной машинистки оказалось вполне достаточно для гигантской страны.

Но у булгаковской повести совсем иная судьба. Она особо популярной в самиздате среди даже самой продвинутой публики не была, хотя, конечно, интересующимся и читающим хорошо знакома, но поистине триумфально ушла в народ только после появления фильма. И вполне понятно почему именно тогда, на самом закате советской власти произвела такое впечатление. Однако у меня сейчас никакого желания заниматься подробным разбором всего этого нет. А просто к случаю и настроению несколько мелких частных замечаний.

Особо знаменитыми, среди многих прочих и авторских, и непосредственно профессорских фраз стали «Да, я не люблю пролетариат» и «Не читайте до обеда советских газет». Давным-давно сам Владимир Владимирович Бортко стал не только любителем пролетариата и практически тех газет, вернее уже теперь всего информационно контента по уровню фундаментальной советскости сильно превзошедшего тогдашний, но и во многом автором этого самого контента. Однако ставшую пошлым общим местом фразу про газеты до обеда многие упорно продолжают повторять, считая, что таким образом проявляют свою интеллектуальную элитарность и высшую мудрость.

И всё-таки хотелось бы отметить, что по сути вся та надменная почти аристократическая либеральность профессора Преображенского держалась лишь единственно на возможности снять трубку и позвонить начальнику. Самому что ни на есть пролетарскому и советскому. Так что, он мог себе, кроме остального, позволить ещё и не читать газет. Но довольно скоро подавляющее большинство его реальных прообразов довольно плохо закончили. Впрочем, без особой разницы, читали они газеты или нет. А потом уже настало время, когда не спасала возможность позвонить и самому главному. Немногих выживших убийц в белых халатах выручила только смерть абонента.

А вы можете ничего не читать и не смотреть. Я знаю людей, которые принципиально не пользуются термометром и тонометром. И действительно, какой смысл? Они ведь сами по себе не лечат и даже слегка не облегчают состояние. Чего там попусту разглядывать?

Да и вообще, я же, вы меня знаете, за абсолютное либертарианство. Супруга захотела, пошла отдавать дань памяти Борису Немцову. Слова супротив ей не сказал. Сын так и вовсе, толком не вылечившись от простуды, всю ночь мне кашлем спать не давал, по такой погоде куда-то смотался, даже не уточнив направления. А я сейчас новости буду смотреть и получать удовольствие.

Хотя, чего там, казалось бы, мне ещё неизвестно? Понятно, что мы очередной раз сокрушили Германию. Снова наше знамя над Рейхстагом.

…А вот Герой Советского Союза номер два, омерзительная шляхтецкая паскуда и доносчик Сигизмунд Леваневский всё-таки нарвался. И ещё пятерых замечательных мужиков угробил. А враг народа Андрей Туполев чудом выжил в шарашке. Так тоже бывает.

Хорошо, что бывает по-разному.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments