?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Когда человек просит за что-то прощения, то тут, конечно, всегда имеется бесчисленное количество нюансов, однако всегда присутствуют и две основные, зачастую как ни странно, диаметрально противоположные позиции.

Скажем, один ребенок разбил другому нос, а сейчас стоит перед отцом с ремнем, готовым выпороть провинившегося, и просит прощения. С одной и той же интонацией и одними и теми же словами. Но при этом подразумеваться может вовсе разное. Иди, типа, я понял, что нехорошо уродовать человека, понимаю, что поступил неверно, постараюсь в дальнейшем вести себя иначе, за совершенное готов понести наказание, но прошу при выборе меры его суровости учитывать мое искреннее сожаление о случившимся и его осознание.

Или, мол, папочка, дорогой, этот же гад, которому я расквасил нос, такая скотина, что его и убить мало, но я понимаю, что ты должен как-то реагировать, в силу своего положения, однако постарайся меня понять и не лупи слишком сильно, а, если можно, так и прости вовсе, убери ремень, власть и возможность свою ты и так показал, а насколько мерзавец достоин разбитого носа понимаешь не хуже меня.

Я сам эту мысль впервые ещё в детстве встретил где-то у Честертона, но сейчас не вижу смысла искать и восстанавливать точный текст, поскольку это по сути пошлость и общее место для многих, если не большинства католических писателей. Речь о том, что Господь в безмерной милости своей способен простить любой грех, любое самое страшное преступление, но только в том случае, если человек в нем искренне раскаивается. И раскаивается именно в первом смысле, то есть осознает и ощущает, что совершил зло, соответственно, придя к пониманию разницы между добром и злом, а не во втором, прося прощения для отмены или смягчения наказания.

И здесь до сих пор не до конца осознан тот принципиальный и кардинальный нравственно-эмоциональный и абсолютный мировоззренческий переворот, слишком условно называемый реформацией, произведенный и доведенный до полного совершенства даже отнюдь не Лютером, а Кальвином, и не только как мыслителем и богословом, но, что особенно редко и удивительно, одновременно как общественным и политическим деятелем.

Жан Кальвин сумел с практической точки зрения почти немыслимым образом и способом в невероятно короткий срок и с фантастичной эффективностью разорвать ту, на его взгляд, излишне личностную и чувственную связь человека с Создателем, которая лежала, всё усиливаясь, в основе католицизма. И дело не столько в постоянно подчеркиваемой и декларируемой Предопределенности, которая, конечно, чрезвычайно важна, но всё-таки в некоторой степени вторична, а в базовом фундаментальном признании абсолютной суверенности Бога. Которого не интересует не только раскаяние или его глубина с искренностью, но и вовсе поведение человека с его образом мыслей и даже сама вера. Всё решено не изначально, за отсутствием начала, а извечно, всегда и навсегда.

Можно воспринимать как апофеоз вселенского отчуждения и обреченного эгоизма, можно как высшую меру самоценного достоинства, уравнивающую самое ничтожное с самым великим, можно как угодно ещё, но главное, что всё это не имеет никакого значения в масштабах той самой безусловной Суверенности.

И ещё, у многих католических писателей, причем, в основном не специализированно религиозных философов и богословов, а именно у авторов художественных произведений, выросших и органично существующих внутри католической системы мышления и чувствования, часто в разных образах и обличьях с большой личной вариативностью, но с одной очень похожей особенностью встречается некий даже нельзя точно определить, герой или антигерой, во всяком случае обычно весьма значимый для автора персонаж.

Кстати, что любопытно, иногда он агностик или даже позиционирован как истинный атеист, но по преимуществу как раз человек не просто искренне, но зачастую истово верующий, самый что ни на есть классический католик.

И этот человек, если особенно согрешил, но пока не готов к истинному покаянию, размышляя о возможности для себя просить прощения или по крайней мере о готовности попробовать встать на этот путь, в последний решающий момент говорит или хотя бы думает примерно следующее:

Я не знаю, способен ли к искреннему покаянию. Но когда встречусь с Господом, то прежде всего потребую, чтобы это Он сначала покаялся за мерзость и несовершенство своих творений.

Метки:

Comments

( 10 комментариев — Оставить комментарий )
verum_corpus
25 мар, 2018 12:39 (UTC)
Crucifige eum.
Короче, судить Бога и приговорить к распятию.
amalit215
25 мар, 2018 15:16 (UTC)
Re: Crucifige eum.
Пробовали уже.
Не помогло... ))))))
paroikea
25 мар, 2018 14:58 (UTC)
Экклезиаст 7:29 - оба́че се́, сiе́ обрѣто́хъ, е́же сотвори́ Бо́гъ человѣ́ка пра́ваго, и сі́и взыска́ша помысло́въ мно́гихъ. Кто́ увѣ́дѣ му́дрость? и кто́ вѣ́сть разрѣше́нiе глаго́ла?
naigoro
25 мар, 2018 18:08 (UTC)
То есть, этот квазиантигерой - тоже в итоге штурмует абсолютную суверенность Господа, хотя и по-другому.

Кстати, *мимо темы*, все думаю, насколько широко то социальное миропонимание, которое проводится всей продукцией производителей сериалов, фильмов, и даже компонователей новостей, в Бразилии - бразильское ли оно (вряд ли), латиноамериканское ли (очень возможно), или даже общекатолическое (любопытно, если так).

Я всё виню это миропонимание в неизлечимости склонности части населения к вооруженным грабежам. Человек с детства живет в упрощенном мире, где все делятся на касты "богатых" и" бедных" - и бедность/богатство - не ситуация, а сущность, которая и измениться может лишь соизволением Всевышнего. И в каждой касте работает по умолчанию этическая глухота в отношении других каст. "Я бедный - мне всё можно, ведь и богатому на меня плевать", но и "я богатый, мне всё можно, ведь бедный меня при случае сам пришьет". Мне, наивному, кажется, что достаточно изъять из оборота эту медиа-одержимость темой бедности/богатства, и уже будет полегче.
elotar
25 мар, 2018 18:16 (UTC)
В фб тут тоже на всю ночь субботы народ истово зарубился на тему способности атеистов отличать добро и зло. А, казалось бы, весна...
verum_corpus
25 мар, 2018 19:18 (UTC)
Атеисты поддержали коммунистов. Вот и весь ответ. Некоторое количество исключений общей картины не меняет.
elotar
26 мар, 2018 07:27 (UTC)
Гулять! Любить! Веселиться!
dmitry_sofronov
26 мар, 2018 18:56 (UTC)
Александр Юрьевич, если бы не метка, я бы давно оставил тут комментарий в том смысле, что это очень неважная теология, неверная цитата из Честертона (уж чего-чего, а пошляком он не был и никогда не говорил того, что ему тут приписано, и, кстати, я надеюсь, Вы не думаете, что любой католик по определению пошляк). Но поскольку тут есть метка "Земля О.", я полагаю, что это голос Вашего лирического героя. Я прав?
auvasilev
27 мар, 2018 08:31 (UTC)
Да, конечно, определенная правота в Ваших словах есть. Хотя текст этот изначально я и писал достаточно автономно, а метку поставил только позднее, поняв, что тему неизбежно ещё придется развивать в «Земле О». Что же касается названного Вами «лирическим героем», то конкретно в упомянутой книге он действительно, естественно, всё-таки не совсем я, однако максимально близок, иногда вплоть до полного совмещения, так что, мне тут трудно особо дистанцироваться и прятаться.

Однако, оставив в стороне все эти технические мелочи, хотелось бы кое-что уточнить. Но «точности цитаты» я подчеркнуто и не настаивал, но мысль эта есть у Честертона, правда, высказанная устами отца Брауна. Что, впрочем, как тоже мною было замечено, имеет объективно (субъективно для меня лично важно, поскольку с детства Честертон стал на всю жизнь одним из самых любимых и близких мне писателей) очень малое значение, поскольку она не слишком оригинальна и является для католичества достаточно общим местом. И я не воспринимаю здесь особой пошлости в плохом смысле (в хорошем на ней вообще построены все основные нравственные константы мира). Скорее для меня тут важнее корни, идущие от своего рода распределения ответственности между Творцом и созданием, в чем вижу основную силу и одновременно главную ущербность догматического католицизма.

Извините, что столь наспех и отрывочно, остальное, если смогу и как смогу, постараюсь позднее изложить более стройно и упорядоченно, пока просто хотелось уточнить и подчеркнуть, что менее всего пренебрежительно отношусь к истинной католической теологии, тем более, к Честертону, хотя, сам-то он по большому счету теологом не был, а прежде всего всё-таки художником.

Но прошу при этом не забывать, что сам-то я, грешный, человек вовсе неверующий без всяких двусмысленных хитростей, и потому, несомненно, определенные религиозные вопросы, особенно на самом высоком эмоциональном уровне, мне попросту недоступны. Что смиренно и признаю.
vcooking
28 мар, 2018 21:21 (UTC)
Католик не может блеймить Бога за свои косяки - есть свобода Воли (для католика).
Может блеймить за поганый мир, но не за свои косяки.
( 10 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Октябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel