?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Эхо минувшей войны

Буквально пару дней назад позвонил старый приятель А.Е. (называю его сейчас так, поскольку, как понял, он не в восторге от уровня моей откровенности, хотя, должен сказать в свое оправдание, что за прошедшие уже больше трех лет с момента публикации текста, никто, кроме единственного заокеанского да и то относительного исключения, из действующих лиц и героев не предъявил мне никаких претензий), с которым мы довольно давно не общались в силу чисто случайного стечения обстоятельств. А.Е. один из тех, чьё имя с фамилией упомянуты в «Прощании м Ходорковским». Но тогда, когда история была опубликована у меня в Журнале, её не прочел, вообще не очень по этому делу, сетью в основам пользуется с чисто коммуникативными целями. А тут недавно, видимо, по совету кого-то из знакомых, тоже мною там упомянутых, ознакомился и вот решил поделиться впечатлениями и высказать мнение с отношением.

Но меня не застал, нарвался на супругу и всё изложил её. Претензии в основном сводились к тому, что о том-то всё-таки не стоило так откровенно, а таких-то людей и вовсе называть не стоило, поскольку они всё ещё при делах и могут обидеться, ну, и прочее в таком же роде. А закончил фразой, которую, когда мне жена пересказывала разговор, я даже не сразу понял. Что-то, типа: «И вообще скажи Васильеву, что правдивость и искренность это, конечно хорошо, но историю про то, как он сам спер с Красной площади электростанцию за бутылку водки, он почему-то умолчал, хотя это была одна из самых наглых афер, которую даже я помню при всем своем авантюризме».

Некоторое время раздумывал, пока сообразил, о чем речь. Дело в том, что некая история действительно была, просто приятель по прошествии достаточно значительного времени кое-что подзабыл и напутал. Естественно, ни с какой Красной площади я ничего не таскал, тем более за бутылку водки, да и вообще особо крутой аферой назвать это никак нельзя, так, достаточно мелкий бытовой сюжет. Однако после определенного размышления я решил его припомнить и поделиться, поскольку там отражены кое-какие нюансы и приметы времени, которые нынче кому-то из подзабывших или по возрасту вовсе с ними незнакомых могут показаться любопытными.

Речь идет о проблемах со строительством новой трансформаторной подстанции, которые упомянуты в начале главы о моем костюме от Армани. Но там я обошелся без особых подробностей, так как хотел рассказать вовсе о другом, а на самом деле всё было не так гладко, как описано. В реальности же были несколько достаточно серьезных и неприятных моментов, один из которых показался даже почти критическим. Пока мы реконструировали дом и вели основные строительно-монтажные работы, то электричество частично брали от старенькой «тупиковой», дышавшей на ладан, но как-то-то ещё барахтающейся подстанции, а частично полулегально подпитывались по времянкам от иных окружающих источников.

Но когда здание оказалось практически законченным и требовалось в срочном порядке навалиться на оборудование и отделку, а, главное, успешно войти в самый принципиально важный процесс, сдачу госкомиссии, тут нас по разным причинам, среди которых на первом месте стояли, понятно, элементарный шантаж и желание примитивно ограбить, одномоментно и «без объявления войны» отрезали от всех источников энергии. Неприятностей грозило со всех сторон столько, что даже перечислять не хочется. Да, принципиальное решение проблемы я уже тогда почти нашел, но и в лучшем случае на его осуществление требовалось минимум несколько месяцев, а то и полгода. А это время нужно было ещё продержаться, совершенно непонятно как.

И вот совершенно случайно иду я действительно по упомянутой приятелем Красной площади и вижу, как там происходят приготовления к какому-то грандиозному массовому мероприятию. Тогда это модно было устраивать именно там, то ли концерт какой заезжей мировой звезды, то ли что с политическим уклоном, уже, естественно, не помню, да и значения не имеет. Основное – что-то монтируют циклопическое и запитывают, как я быстро определил, от стоящих в отдалении, ближе к мосту, нескольких мобильных военных электроподстанций, ну, думаю, многие, особенно служившие, видели такие, типа, зеленых, вблизи довольно неприятно гудящих вагончиков.

Подхожу к мужикам, электрикам частично в форме, которые там крутятся, угощаю сигаретами, намекаю на причастность к солдатской лямке, сочувствую, задаю несколько профессиональных вопросов, чтобы втереться в доверие, короче, веду себя как классический шпион из советского фильма. Но времена уже другие, меня не волокут в ЧК, идут на контакт, и тут я задаю самый главный для меня вопрос. Мол, а откуда вы, ребята, вообще здесь взялись, это же всё халтура на пару дней, а где основное место кучкования, ведь не с Алабинского же полигона тащились? И выясняется, что, конечно же нет, откомандированы действительно совсем временно, а так уже довольно давно работают на возведении Храма Христа Спасителя.

Туда я на следующее же утро и отправился. Но, прежде чем продолжить, я и вынужден сделать кое-какие уточнения с разъяснениями с уже упомянутыми мню целями. Дело в том, что древняя система отечественных неформальных условно товарно-денежных отношений, в глубинную историю которых углубляться не станем, но прекрасно работала и при советской власти, во всяком случае в наиболее для меня активные семидесятые-восьмидесятые настроена была просто великолепно. Но имела свои принципиальные особенности. Именно «своего» мясника, слесаря в автосервисе, портного, билетного кассира надо было иметь не для того, чтобы он с тебя меньше взял или лучше обслужил. А для того, чтобы взял и обслужил в принципе.

Приведу самый простой и конкретный пример. Прихожу я в семьдесят восьмом в «Новый Белград», обращаюсь к мэтру и говорю, что мне надо в субботу накрыть банкет на двадцать человек, плачу «стольник» сверху. А в ответ получаю, казалось бы, совсем не имеющий отношения к делу вопрос: «А Вы, собственно, от кого?» Ну скажите, какая ему разница? Цена нормальная, от кого бы я не представился меньше, как, впрочем, и сильно больше она не станет, прошу я не пулемет продать или героин купить, а всё в рамках закона, зачем излишний интерес? А вот тут-то и крылось самое основное.

Во-первых, хотя непонятно, что здесь «во-первых», моменты равнозначные, но предположим, что всё-таки во-первых, люди элементарно боялись подставы ОБХСС. Или ещё кого покруче. В принципе могли и посадить, а уж турнуть с работы, особенно если место «сладкое» и желающих достаточно, так вовсе с полпинка. А во-вторых названный «стольник» хоть и имел важное, возможно, главное, но отнюдь не единственное значение.

Когда я пояснил, что могу представиться от нескольких людей, среди которых упомянул Игоря Ильича из «Старого Белграда», то мэтр сразу отреагировал, типа, да, это самое удобное и авторитетное, после чего уточнил мою фамилию и попросил подождать несколько минут. Он отошел к служебному телефону, позвонил Игорю Ильичу и получил от него необходимые рекомендации. И в результате получил отнюдь не только мой «стольник». Он оказал услугу не только мне, но и Игорю Ильичу. А именно такие вещи и были главной валютой в стране, зачастую не менее, а то и более важной, чем любые дензнаки.

И нигде никогда ничего прямо не оговаривалось, но являлось само собой разумеющимся, на чем всё держалось, что теперь и Игорь Ильич в случае чего, ответит соответственно, так как с него причитается. Механизм работал отлично и практически без сбоев, но имел вот эту самую несколько усложняющую жизнь особенность. Кроме денег требовалось постоянно искать «связи», обладающие собственной отдельной ценностью и иногда добываемые даже с большим трудом, чем эти самые вульгарные деньги.

Но с окончанием советской власти ситуация довольно быстро принципиально изменилась. Старые страхи ушли. Так называемые «правоохранители» вообще перестали работать, или наоборот, начали работать слишком хорошо, это с какой точки зрения посмотреть, но, во всяком случае, такой чепухой, как «подставы» уже никто не занимался и проблемы перебрались на гораздо более серьезный силовой уровень. А старые «связи» тоже разрушились, народ перемешался, постоянно появлялись какие-то новые люди, прежние оказывались не у дел, так что искать «выходы» на кого-то стало зачастую просто бесполезно, пустая потеря времени.

К счастью, я конечно, не из первых и даже, скорее всего, далеко не в самых первых рядах, но достаточно быстро без излишнего опоздания и торможения понял эти изменения. И пока очень многие продолжали по привычке искать «от кого обратиться», перешел на совсем иную систему.

Ну, вот один из самых наглядных и до смешного простых примеров. Год девяносто второй, самое начало, мне нужно отправить в США контейнер кожаных тапочек, известная в узких кругах в свое время история, которую я, по-моему, уже как-то рассказывал. А я в подобных делах ну, вообще ничего не понимаю, то есть полный лох, даже рядом никогда не стоял. Но как раз по невежеству и наивности никаких особых проблем вовсе не вижу. Ставлю этот контейнер на грузовик и еду с ним в Ленинград.

Прихожу в порт, спрашиваю на проходной, где таможня. Отыскал здание, в нем кабинет начальника, там очередь несколько человек, честно и смирно минут тридцать отстоял, захожу, сидит какой-то майор средних лет вполне интеллигентного вида и предельно равнодушно вежливых манер, которые я больше всего люблю и уважаю. Поднимает вопрошающе глаза. Я достаю из бокового кармана куртки «котлету», с которой тогда всегда ходил. Состояла она из рублевых купюр максимального на тот момент достоинства (начиналось со сторублевок, это уже потом пошло-поехало) толщиной сантиметров около десяти, перетянутых обычной канцелярской резинкой. И говорю без малейших предисловий: «У меня тут рядом на стоянке сорокафутовый контейнер с тапками, нужно побыстрее отправить в Калифорнию, сколько с меня?»

Майор без мгновения раздумий: «Послезавтра устроит?» Я киваю, он берет из моих рук «котлету», самостоятельно без мелочного отсчитывания отделяет от неё часть, которую признал соответствующей, уточняя: «Это если мои ребята там ничего кроме тапок не найдут, иначе разговор будет другой и отдельный». Кидает деньги в ящик стола, вызывает по телефону какого-то сержанта и командует: «Сидоров, пойдешь с товарищем, примешь груз и начнешь оформлять документы. Обменяйтесь координатами, остальное в обычном порядке, я распоряжусь». И уже снова ко мне: «Если какие вопросы, связь теперь через сержанта. Обращайтесь, ежели чего. Следующий!»

Ещё раз повторю и уточню. Я просто зашел с улицы из общей очереди. Как заходил к директору спецфабрики картографической бумаги. Главному инженеру основной военной типографии страны. Самому высшему профсоюзному начальнику, занимавшемуся организацией Кремлевских елок. И ещё множеству подобных людей.

Нет, не стану врать и преувеличивать, успеха добивался отнюдь не всегда, но, с одной стороны, и на неприятности особые никогда не нарывался, максимум, ну, что-то не срасталось и не выстраивалось, а с другой – всё же процентах в восьмидесяти, если не больше, случаев метода срабатывала безотказно.

Вот и тот раз у Храма. Приезжаю и вижу, строительство в самом разгаре, то есть привычно наивысший уровень бардака, а питается всё это от нескольких десятков хаотично разбросанных тех самых военных мобильных подстанций. Спрашиваю, кто тут самый главный по энергетике, мне называют полковника такого-то, но я уточняю, что мне нужен не какой-то высокий полковник, а истинный руководитель хозяйства, и тут же выясняется: «А, это старшина Петренко, он вон в той бытовке обычно сидит». Захожу, народу довольно много, но спрашивать, кто Петренко абсолютно не требовалось. В углу на продавленном диване сидел с предельно скептически созерцал этот мир человек, относительно которого даже у самого тупого не возникло бы и малейшего сомнения, что это именно старшина Петренко, и он не может быть никем иным, и никто иной не способен быть настолько старшиной Петренко.

Пристраиваюсь рядом и так, на пониженных тонах, хотя в общем гуле и мате это даже не слишком требуется, стараюсь сформулировать предельно кратко и доходчиво: «Слушай, старшина, я тут относительно недалеко, на Басманной, сдаю на днях дом госкомиссии, а питания нет, одолжи на недельку пару подстанцию, плачу прямо сейчас». Он, не меняя позы: «Рабинович, Сидоров, дуйте с товарищем в угловой, приволоките два ящика водки получше». И мне: «Пиши адрес, жди завтра после обеда. Монтажников присылать? Но с ними по цене сам будешь договариваться на месте».

Назавтра к полудню танковый тягач доставил подстанции и следующим утром мы уже подключили дом по временной, но, как впоследствии выяснилось, очень надежной схеме. Через неделю, естественно, ситуация не изменилась, я снова приехал к Петренко и он снова никак внешне не реагируя стандартно крикнул: «Рабинович, Сидоров!» Так продолжалось несколько месяцев. Правда, через некоторое время Петренко пару раз безнадежно пытался затянуть что-то, типа, Юрич, ну, ты всё-таки наглый, как граната, имущество-то казённое, говорил ведь про недельку… Но я тянулся к карману, и старшина не выдерживал тон, срывался на классическое: «Рабинович, Сидоров!»

Когда мы построили новую собственную подстанцию и перекоммутировались на неё, я приехал, сам торжественно кликнул Рабиновича с Сидоровым, снарядил, как положено, и в благодарность пожал Петренко руку. Сказал, что может забирать казенное. Он лично явился ко мне на объект дня через три несколько понурый и растерянный. Вынул из-за пазухи бутылку довольно дешевого, но всё же достаточно приличного коньяка. «Слушай, Юрич, тут такая история… Мне возвращать станции к Храму сейчас не очень с руки. Не буду напрягать, но просто такая ситуация. Да и я тут с одними армянами сговорился, что они у меня на пару месяцев арендуют, вроде надежные ребята и не жадные. Но у них площадка пока не готова, может ты у себя ещё неделю-другую подержишь?..»

Коньяк у старшины жлобски брать не стал, тут же разлил бутылку по стаканам, мы приняли, и я сказал, что, конечно, подержу, но, без обид, больше двадцати дней не могу, мне благоустройство территории надо начинать, и зеленые дуры будут мешать. Ровно через двадцать дней Петренко приехал на танковом тягаче. Так эта история и завершилась.

И ничего с Красной площади я не спер. Тем более, всего за одну бутылку водки. Хотя, может, и стоило. Глядишь, ещё какой сюжет от скуки получилось бы вспомнить…

Метки:

Comments

( 12 комментариев — Оставить комментарий )
arktal
31 мар, 2018 15:05 (UTC)
спасибо, очень познавательно. Это под грифом "Их нравы".
lx_photos
31 мар, 2018 15:34 (UTC)
всегда завидовал людям, умеющим договариваться
evgknyaginin
31 мар, 2018 15:45 (UTC)
Эх, хорошие были времена...

Edited at 2018-03-31 15:45 (UTC)
xgrbml
31 мар, 2018 16:41 (UTC)
Отличная история.
tn
31 мар, 2018 17:55 (UTC)
Хорошо бы еще какой-нибудь сюжет вспомнить - уж больно хорошо этот получился. Спасибо.
igormy
31 мар, 2018 18:07 (UTC)
Ох, полным-полна коробушка...
Так напомнило историю с бульдозером, который я одолжил у замкомандира (прораба - по-нашему) стройбата в славном городке Сочи в славные последние годы 70-х. Впрочем, совершенно искренне считаю Сочи конца 70-х живым прообразом РФ начала 90-х. Всё уже было опробовано там. Возможно, "вежливые майоры" с ленинградской таможни прошли выучку в сочинской Девятке.
yevgeniya57
31 мар, 2018 18:55 (UTC)
Подумаешь, Красная площадь. После того, как там Руст приземлился на своем игрушечном пропеллере - объект не больно важный. А вот паркет, свинченный из КДС - это помню хорошо. Вещь! Жаренный на нем шашлык получался особенно вкусным и ароматным
traung
31 мар, 2018 20:35 (UTC)
Это прекрасно.
i_navi
1 апр, 2018 05:28 (UTC)
Спасибо. Давно Вы не баловали вашими легкими , искрящимися рассказами. Система эта действительно работала, для тех, кто "в курсе". Меня в курс ввели за четыре дня после 2 апреля 1983 года - смерти бати. Нигде ничего нет, но везде всё есть%-)))) На фразу надо ж дать...достаёшь лопатник "Сколько?"
Андрей Ерохин
1 апр, 2018 20:22 (UTC)
Саша! Дорогой вынужден ещё раз спросить это художественное произведение и документальность тебе никчему?
Трансформаторы были с подразделения полувоенного не спорю но обслуживающие парады на красной площади а не со строительства храма с которого вывезти было что то просто невозможно. Трансы ты забрал под разговор что парады ельцын официально указом запретил - и они простаивали и наша зп им была совсем не лишняя те два года что это шло. Вообще включение по времянке через доп ТП не практиковалось. А просилось за 5т ам рублей на 2 -3 месяца(с ориентацией на парад 9 мая вернём ) а тут указ - и они решили что ты был в курсе- ты ещё и подиграл. А у тебя прости все просто за бабки. Там был страх, и голод гнавший людей на улицу...
если говорить по первую часть- то взяток мы тоже с тобой не давали- что считаю сейчас удивительным событием - по первопроходцеву темы.
Заехали мы в наглую как нас научила инсайду по технике зам Мосжилкомитета,по случайности подруга молодости моей знакомой - дамы хозяйки салона красоты в бассейне Чайка., случайно мной встреченную в Мосжилкомитете, в момент когда у нас пытались отнять квартиры. Да и в последствии выбили хаты очередникам МОБЭ и выкупили их и продали знаково. Один Миронов чего стоил с историей заселения. Или Лебедев.
auvasilev
2 апр, 2018 08:29 (UTC)
Дорогой Андрюша!

Зная тебя, подозреваю, ты вряд ли обратил внимание, что повесть «Прощание с Ходорковским» посвящена Изабелле Стюарт-Гарднер. Эта великая женщина-меценат, внесшая неоценимый вклад в мировую культуру, лично для меня более всего близка фразой, которую иногда приписывают другим, позднее ею использовавшимся, но истинным автором всё-таки является именно она:

«Не надо портить хорошую историю правдой».

А по мелочам и нюансам, да, у каждого своя память, в ней свои акценты и, особенно по прошествии столь большого времени, возможны какие-то смещения и несовпадения. К тому же, когда материала вместе с техническими подробностями в них так много, поневоле приходится зачастую делать отбор и что-то умалчивать, а что-то подчеркивать, для человека, знающего ситуацию изнутри и принимавшего участие в событиях это может показаться принципиальным, но в любом тексте это попросту неизбежно, иначе утонешь и не успеешь сказать главное, что хотел.

Что же касается конкретно подстанций, то да, там действительно имелся отдельный сюжет, связанный с парадами на Красной площади, а потом ещё и лично с Ресиным, что ты имел в виду, но я это опустил для краткости и простоты изложения. А вот про ХХС тут вынужден всё-таки настаивать, основная база подстанций находилась именно там, тут ты либо запамятовал, либо просто мог быть особо не в курсе, поскольку технически этим вопросом занимался я сам, никого излишне не привлекая и не отвлекая от множества тогдашних прочих сложностей и проблем.

И всё же мне хотелось бы верить, что ты не считаешь, будто я погрешил в повествовании (имею в виду «Прощание» в целом) против самого главного, ради чего текст и был написан – духа того времени и нашего тогда настроения и ощущений. Если что-то из этого изобразить получилось, то считаю свою задачу выполненной.

И большое спасибо, что отреагировал.

P.S. На всякий случай, чтобы тебе не искать, адрес моей почты rashnvasilev@yandex.ru
( 12 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Декабрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel