?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вообще вся эта история не лишена определенной странности, поскольку, с одной стороны, казалось бы, предельно ясна, понятна и даже канонична, а с другой по многим оттенкам предельно мутновата, несмотря на то, что ей достаточно подробно и тщательно занимались более полутора тысяч лет далеко не самые глупые люди. Даже может возникнуть впечатление, что здесь присутствует некая мистическая таинственность, но, поверьте, оно ложное. Никакой мистики или тайны, самая обычная человеческая небрежность до уровня неряшливости, основанная на торопливости и беглости взгляда, слишком доверчивое восприятие якобы общеизвестного и общепринятого и примитивная лень, маскирующаяся под великую ученость.

А на самом деле там всё предельно просто, если посмотреть даже всего лишь на самые очевидные факты спокойно, внимательно и не задаваясь целью особо оригинальничать и что-то открывать, а только пересчитать и перепроверить ещё раз на бумажке, как вы это обычно делаете, если получаете счет за коммунальные услуги, который представляется вам не имеющим большого отношения к реальности. Давайте и здесь попытаемся вести себя столь же прозаически, но и не менее рационально.

В стандартной школярской христианской истории, причем, особенно подчёркиваю, все эпитеты употребляю без малейшего негативного оттенка, период «Великого гонения» на христиан в начале четвертого века, те самые всем известные страшные казни, растерзание дикими зверями и многие подобные знаменитые ужасы, связывают со временем правления и именем императора Диоклетиана.

Несколько более продвинутая публика, впрочем, несколько смущаемая сложной и неоднозначной репутацией этого государственного деятеля (добровольно ушедшего от власти, последние восемь лет занимающегося исключительно огородничеством в своем уединенном провинциальном поместье и на предложение вернуться к управлению империей ответившим, что, если бы просители увидели выращенную им капусту, то не приставали бы с подобными глупостями), иногда основную вину за гонения перекладывает на, типа, соправителя Диоклетиана Галерия.

Переусложненную бюрократическую систему управления Римом того времени мы сейчас (а, возможно, и вовсе, оставив это удовольствие для самостоятельной любознательности читателей, пока не решил, посмотрю по силам и возможностям) точно трогать не станем, так что придется иногда удовлетворяться приблизительными и относительно условными наименованиями.

Но в любом случае после этого страшного Диоклетиана-Галерия приходит Великий Константин, который «Миланским эдиктом» делает христианство официальной религией Римской империи. Далее случается небольшая заминка, поскольку появляется Юлиан, который становится Отступником, пытается возродить язычество и борется с христианством. Но терпит полное поражение, даже якобы подтвердив это формально сказанной перед смертью фразой: «Ты победил, галилеянин!»

Ну, и далее уже всё пошло достаточно ровно по нарастающей, триумфальное шествие христианства, сделавшего блистательную карьеру, конечно, не без некоторых мелких сложностей и временных трудностей, но уже принципиально более не приостанавливалось, приведя к тому, что мы имеем нынче в цивилизованной и наиболее прогрессивной части нашего мира. (Даже слеза капнула на клавиатуру, спасибо современным технологиям, писал бы по старинке, могло получиться пятно на бумаге, а теперь никаких неудобств).

Во всей этой замечательно стройной картинке все с одной стороны совершенно верно и несомненно, а с другой таится такое количество нюансов, подробностей, оттенков и возможностей различного толкования, что любой пытающийся приглядеться хоть немного повнимательнее обычного и поверхностного через какое-то время начинает испытывать неприятное впечатление, что его по меньшей мере слегка дурят. Впечатление, возможно и не всегда полностью безосновательное, но его очень легко рассеять уже названным мною способом простейшего самостоятельного сопоставления очевидных фактов.

В том, что мама Лена была истинной и истовой христианкой в экзальтированном духе первых веков восхождения Учения к своим вершинам, что она, несмотря на свои восемьдесят лет, умудрилась наворотить в Иерусалиме и какое оказала огромное основополагающее влияние на всё последующее, тут никаких сомнений нет и быть не может. И относительно личного вероисповедания её сыночка Константина тоже без особых вопросов. И совершенно отдельная тема, почему Елена признается святой обеими основными ветвями христианства, а Константин только восточной, тому причины более историко-бюрократические, чем фундаментальные религиозно-мировоззренческие.

При том, что, скажем, к самому организованному и по сути проведенному Константином Никейскому собору у католиков никаких особых претензий нет. Да и по свидетельству Евсевия это не мама изначальная христианка соответствующим достойным образом воспитала правильно верующего ребенка, а вовсе наоборот, обратившийся (в уже достаточно зрелом возрасте и в силу, кроме, естественно, сакральных и высших, ещё и по возможному ряду чисто практических причин, о которых до сих пор нет единого мнения, а истинным, то есть моим собственным, я сейчас не буду отвлекать ваше внимание) в новую веру отпрыск так повлиял на уже примерно шестидесятилетнюю мать, что и она тоже прозрела. Но всё это не слишком принципиально на фоне самого главного. Основа некоторой спорности роли Константина по сравнению с Еленой находится в сути того самого «Миланского эдикта».

Конечно, самое простое тут вообще всё начать ставить под сомнение только на том основании, что точного и подлинного текста самого эдикта вовсе не существует, он известен нам только из цитирования или пересказывания с неподтвержденной степенью скрупулёзной достоверности в книге Лактанция. Но здесь нет никакого смысла для мелочных придирок, поскольку о сути, содержании и, главное, реальном практическом значении эдикта мы можем прекрасно судить и по всей общей сумме знаний о происходившем, вне зависимости от юридических тонкостей, так или иначе прописанных в самом документе. И вот согласно всему названному никакой речи об установлении христианства как единой обязательной религии во всей Римской империи даже не шло.

Хотя само по себе событие действительно было очень важным и принципиальным. Действительно, в триста тринадцатом году от имени императоров Константина и Лициния (тогда соправителя, но впоследствии соперника и врага Константина, сначала побежденного, а затем и попросту придушенного последним, потому роль Лициния в этом деле скромно замалчивается) главам провинциальных администраций империи было разослано письмо, имеющее силу закона, согласно которому устанавливалась, на мой взгляд гораздо более прогрессивная система, чем если бы только признавалось христианство государственной религией. Вовсе нет, провозглашалась вообще фантастическая не только по тем, но и по всяким временам идея – абсолютной веротерпимости и равенства всех религий перед законом.

Более того, отменяя таким образом обязательный государственный статус так называемого нынче «язычества», эдикт Константина и Лициния не только не ставил христианство на это место, но и вовсе даже не намекал, что там что-то в принципе должно находиться. А отдельное внимание именно к христианству было просто связано вот с какими чисто практическими вопросами. Дело в том, что «легализовал», то есть фактически и юридически признал, и вывел из-под удара «гонений» христианство даже не «Миланский», а ещё за два года до него «Никомидийский» эдикт того самого Галерия, что являлся то ли подельником Диоклетиана во всех его антихристианских преступлениях, то ли вовсе главным их инициатором. Но там не были упомянуты и уточнены имущественные и финансовые моменты, связанные с потерями христиан во время репрессий, а Константин действительно совершил благое и справедливой дело, велев вернуть под шумок награбленное и расхищенное.

Но ещё раз повторяю и подчеркиваю, никого и теоретического, и практического установления христианства в виде официальной религии империи не подразумевалось и не произошло. Это какие-то позднейшие сказки, вообще не понятно, на чем основанные.

А теперь вернемся или, наоборот, пойдем вперед к Юлиану Отступнику и великой идее восстановления еврейского Храма в Иерусалиме. Но тут снова никуда не деться от упоминания уже надоевшего римского бардака того времени, поскольку слишком там тогда всё было перевязано. Дело в том, что Константин умер в триста тридцать седьмом. А Юлиан пришел к власти только в триста шестьдесят первом. А на этом промежутке в разные периоды и в различных сочетаниях Римом руководили (о дурковатой бюрократической системе власти уже упоминал) несколько разного уровня, мягко говоря, своеобразия деятелей, среди которых выделялся сын Константина Флавий Юлий Констанций, он же Констанций II, вот уж действительно засранец редкостный даже для императорского поста, в этом отношении приличными людьми не сильно избалованного.

Сам Констанций был не просто христианином, но ярым сторонником арианства. Юридически на государственном уровне он никаких эдиктов, законов или ещё чего подобного не создавал, но в триста пятьдесят пятом собрал и устроил Миланский собор, правда, нынче практически никем за Вселенский не признаваемый, но тогда приведший и большой смуте в головах и ещё большему количеству конкретных практических скандалов в религиозной и вокруг неё общественной среде, создавших общую атмосферу очень далекую как от христианских принципов смиренной любви, так и от установок предшествующих попыток с намерениями веротерпимости. А уж язычникам от него доставалось по полной программе. И отнюдь не теоретически в философских спорах, а в ход шли самые что ни на есть силовые методы, имеющие отношения ко всему финансово-имущественному спектру.

И вот, конец, всё это безобразие заканчивается и к власти приходит племянник Константина Великого тридцатилетний Флавий Клавдий Юлиан. И в чем же, собственно, заключалось его так разрекламированное впоследствии «отступничество»? Мальчик с шести лет остался сиротой. Очень сильно подозреваю, что не без если и не прямого и непосредственного участия, то под большим влиянием Констанция, практически вся родня оказалось вырезана на всякий случай подчистую, в живых оставили самого Юлиана по малолетству, да ещё старшего брата Галла, сильно болезненного, надеясь, что вскоре сам загнется. В конце концов с последним не всё так получилось, как задумывалось, и Констанцию пришлось всё-таки отрубить братцу Галлу голову, но этой отдельной историей я совсем не хочу вам голову забивать.

Короче, Юлиан воспитывался в ситуации во всех отношениях не самой простой и психологически комфортной под пристальным надзором своего двоюродного братца императора. Естественно, считался христианином, попробовал бы не считаться, но, к счастью, кроме формально главного своего учителя, арианского епископа, имел возможность, всё-таки не простая фамилия, определенные традиции следовало соблюдать, общаться и получать определенные знания с целым рядов философов и литераторов истинной эллинской школы довольно высокого уровня, вплоть до Максима Эфесского.

И когда он пришел к власти, то с одной стороны у него был вполне приличный теоретический багаж, позволяющий делать собственные выводы о религиозных и культурных предпочтениях, а с другой, христианство для него отнюдь не являлось каким-то чисто теоретическим гонимым, но прекрасным новым учением. А представляло собой совершенно конкретную практику почти четверти века практического применения двоюродным братцем в таких формах, которые далеко не для всякого вменяемого человека могли представляться таким уж идеалом.

И что же такого страшного он совершил своим «отступничеством»? Начал мстить христианам за все те пакости и безобразия, которые всё эти годы вытворял его брательник, считая (и имея на то вполне наглядные и серьезные основания), что делалось это не без значительного арианского влияния? Снова вернул «гонения», начал зверствовать и устроил очередной «антикрестовый» поход? Ничего подобного. Да, конечно, он не был таким уж паинькой и лапочкой, сам приход его к власти не был таким уж безмятежным и не оказался результатом гражданской войны только по причине внезапной смерти Костанция, так что, с окружением бывшего императора он не был слишком ласков и кое-кому козью морду всё-таки устроил.

И определенные ограничения для христиан особенно в областях преподавания и всего прочего подобного, связанного уже с чистой пропагандой, ввел. Но отнюдь без излишней чрезмерности и жестокости, отнюдь не в классической римской или более поздней уже чисто христианской государственной стилистике. И, что самое главное и основное, лично себя объявил приверженцем старых богов, но его в этом отношении краеугольный законодательный акт от 4 февраля триста шестьдесят второго был обращен не против христианства или ещё кого-то, или чего-то, а назывался «Эдикт о терпимости». По которому, кстати, среди всякого разнообразного прочего, возвращались из ссылки многие именно христианские епископы, подвергшиеся изгнанию и опале властью своих же единоверцев из-за внутрицерковных разногласий.

То есть, по сути Юлиан попытался вернуться к идеям и практике именно Константина Великого, только с несколько иных позиций. Это, знаете, как и коммунисты говорят о свободе слова, и либералы то же самое. То есть, когда и те, и другие находятся в оппозиции, их высказывания на эту тему вообще практически часто не отличишь. Разница проявляется только в случае прихода к власти. И тут надо отдать должное действительно истинно великому Константину, лично приняв христианство настоящим «коммунистом» он ещё не стал.

Зато сынок его Констанций прекрасно показал на практике, что происходит, когда гонимые и милосердные христиане приходят к реальной государственной власти. Собираясь после своего восшествия на престол совершить один из старых, представляющихся ему уместным обрядов, Юлиан обнаружил, что ни одного языческого Храма в столице и окрестностях не осталось. Вот просто ни единого. Отлично ребята поработали.

Но Юлиан отнюдь не предпринял ответных «зеркальных» или каких иных, хоть сколько бы соответствующих по эффективности и жесткости мер, он предпочитал строить не разрушая, и на самом деле хотел терпимости, а не победы какой бы то ни было государственной тоталитарной единой религиозной идеологии силовыми методами. Да, некоторые частные эксцессы, особенно в Сирии, происходили, но это следствие определенных частных практических неувязок и недопонимания, а злобные «антиюлианские» выводы позднейших христианских публицистов являются чисто пропагандистской клеветой и ничем иным.

Но что же там всё-таки с Храмом в Иерусалиме? Да ничего, кроме чистого анекдота. Да, вполне возможно, что Флавий Клавдий, человек достаточно импульсивный и эмоциональный, как-то, когда христиане по старой памяти стали слишком сильно наседать на него по каким-то меркантильным практическим вопросам, ляпнул им с горяча что-то, типа: «Будете так наглеть, я вообще велю в Иерусалиме восстановить еврейский Храм, и вовсе придет конец вашему там засилью по капризным фантазиям бабки Лены, светлая ей память!» Вполне в его духе поступок.

Но скорее всего, даже и ничего похожего не было. Просто пустые базарные слухи перевозбужденных и уставших от долгого пути редких еврейских паломников, добравшихся помолиться в Святых местах. Некому было ничего строить, нечего, незачем и не для чего. А один из самых достойных, талантливых и чисто по-человечески интересных властителей Рима, последний языческий император Юлиан, конечно, не имел по этому поводу никаких практических планов и намерений.

Да и правил-то он всего два с половиной года, ввязался в стандартную и представлявшуюся тогда тактически неизбежной очередную свару с Персией и погиб очень подозрительной смертью, сильно подозреваю, что убитый кем-то из своих, более чем вероятно, истинным христианином, милосердным и высокодуховным. Впрочем, не настаиваю. Я хотел исключительно про третий Храм. Так вот про него всё полная чепуха. Забудьте. А остальное на ваше усмотрение.

Иерусалим же продолжил свое довольно убогое местечковое существование ещё не одно долгое десятилетие, несмотря на некоторое время от времени оживление под влиянием и потихонечку развивающихся и укореняющихся христианских традиций, и крайне небольшой, но всё же как-то обосновавшейся еврейской общины, и забредавших и к тем, и к другом весьма немногочисленных, но зато крайне религиозно активных посетителей. Однако всё это без особого куража и явных происшествий с переменами, пока ближе к середине следующего века тут не появилась ещё одна замечательная женщина «сложной судьбы», как сказал бы наш классик.

(Продолжение следует)

Метки:

Comments

( 8 комментариев — Оставить комментарий )
dmitry_sofronov
9 апр, 2018 21:52 (UTC)
"Дело в том, что «легализовал», то есть фактически и юридически признал, и вывел из-под удара «гонений» даже не «Миланский», а ещё за два года до него «Никомидийский» эдикт того самого Галерия, что являлся то ли подельником Диаклетиана во всех его антихристианских преступлениях, то ли вовсе главным их инициатором".

1) Потерялось дополнение.

2) ДиОклетиан, а не ДиАклетиан.

3) Во многих местах "Костанций" вместо "Констанций".
auvasilev
10 апр, 2018 09:12 (UTC)
Спасибо большое. А я уж думал, что совсем никто не читает.
Что смог, исправил, но вообще-то до окончательной вычитки и монтажа текст редко бывает без "блох", да и после не гарантирован идеал. Хотя, конечно, надо стремиться.
Ещё раз благодарю.
dmitry_sofronov
10 апр, 2018 13:52 (UTC)
Ну вот здрасьте, никто не читает...
Из всего ЖЖ только Вас и читаю. Да еще пару людей, но тех нерегулярно.
traung
11 апр, 2018 19:00 (UTC)
Ни в коем случае не сочтите в качестве навязывания. Если приходится писать длинные статьи, то пользуюсь Word. Потом копирую и делаю публикацию. Позволяет давать результат близкий к идеалу.
auvasilev
12 апр, 2018 09:42 (UTC)
Я, естественно, всегда только так и поступаю. Но это, к сожалению, никогда не может привести действительно "к идеалу". Более того, моя многодесятилетняя практика и как читателя, и как в определенный период издателя, свидетельствует, что даже после многочисленных профессиональных редактур и корректур абсолютного "идеала" тоже практически никогда не бывает. Но, повторю, несомненно, к этому надо стремиться, потому я всегда и столь благодарен за любые замечания.
elotar
10 апр, 2018 10:59 (UTC)
Мне кажется, что вот где-то с этого момента история христианства по достоверности источников начинает совпадать с "кратким курсом истории ВКП(б)".

auvasilev
10 апр, 2018 11:17 (UTC)
Ну, во-первых, лично у меня к "Краткому курсу" никаких претензий нет, считаю эту книгу одним из гениальнейших произведений художественного творчества.
Во-вторых, относительно достоверности источников, в том числе и конкретно относящихся к истории именно христианства, я пока вижу лишь слишком обобщенную претензию, на которую, естественно, не имею возможности ответить более подробно.
В-третьих, я вообще пишу совсем не историю христианства.
Но и это, и ещё многое, что мог бы добавить и перечислить, второстепенно. Просто Вы, видимо, изначально не обратили внимание на самое главное. Мой текст - это не исследование или интерпретация источников или чьих-то мнений. Это и есть сам источник. Не абсолютно полный и исчерпывающий, о чем в соответствующих местах всегда предупреждается, но единственный безусловно достоверный.
elotar
10 апр, 2018 14:22 (UTC)
Именно потому, что источник единственно безусловно достоверный, я и хотел бы отметить, что по моему правильнее было бы, чтобы тогда в Риме все происходило "не совсем так". На вопрос, "а как?" не отвечу, по крайней мере пока не готов.

ИВКПб, кстати, тут может быть некоторым примером. Насчет "гениального художественного произведения" если я правильно интерпретирую Ваши слова, я в целом согласен, хотя сам бы так, в силу несколько иного восприятия их, бы не сказал, но это никак моей "претензии" к этой книге не снимает, возможно даже наоборот - хорошее оружие в плохих руках "хуже" плохого.

Насчет источников об истории христианства мне пока аналогичное только "кажется", так что готов в любой момент признать неправоту при ознакомлении с новой информацией. Но...

PS: Кстати, четвертый век же. Армяне тут с галерки жалуются, что евреи опять про них забыли.
( 8 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Май 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel