?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Фото на память

Ранняя осень шестьдесят четвертого. Мы на несколько месяцев приехали в Москву, мама сняла комнату на Померанцевом переулке, на всякий случай пристроила меня в школу, поскольку было не очень понятно, когда возвращаемся на Колыму, и даже выписала мне «Пионерскую правду», на последней странице которой я любил читать детские приключенческие повести с продолжением.

Еще никто не знал, что совсем скоро я прибегу в комнату от почтового ящика со свежим номером этой газеты в руках и криком: «Хрущева сняли!» Хотя там, конечно, ничего такого написано не было, а просто сообщалось, что Никита Сергеевич ушел на пенсию. Но тогда и ребенку было понятно, что у нас вожди просто так на пенсию не уходят.

Впрочем, это всё ещё впереди, а пока стоит чудесная сентябрьская погода и мой будущий отчим, у которого только начинался роман с матерью, подарил мне свой старый фотоаппарат «Комсомолец» и минут десять потратил на то, чтобы объяснить, как им пользоваться. Это была к тому времени почти древняя штуковина, давно даже не выпускавшаяся, не сравнимая по престижность с «ФЭД» или, тем более «Зорким», не говоря уже про «Зенит». «Комсомолец» был широкопленочным всего на двенадцать кадров и довольно сложен в использовании, но снимки при достаточной квалификации фотографа делал очень качественные, я годов до восьмидесятых изредка встречал его в руках серьезных профессионалов, но всё-таки как весьма редкую экзотику.

А тогда я был безмерно счастлив и горд своим аппаратом абсолютно не комплексуя по поводу его немодности, в любом случае для мальчишек моего возраста того времени даже такая камера была великой редкостью и ценностью. И, зарядив с великими предосторожностями новую, выпрошенную у матери пленку, я отправился на первую в свой жизни съемку. Долго ходил по окрестностям, выбирая, что достойно стать объектом столь значительного и важного действа. В конце концов выбор мой пал на Крымский мост. Если встать под эстакадой на стороне кольца, противоположной метро «Парк Культуры», то открывался прекрасный вид, включавший и кусок реки, и полоску самого парка на том берегу, короче, по моим тогдашним понятиям вполне живописно. Вот я и пристроился на небольшом асфальтовом пятачке, раскрыл камеру, поднял откидное стеклышко и приготовился ловить фокус.

Буквально в ту же секунду подошел милиционер и прогнал меня. Никаких, конечно, формальных и литературных: «Сержант Петров» и руку под козырек, но, насколько помню, и без особых грубостей, просто, мол, уйди мальчик, фотографировать мосты запрещено.

Я, честно говоря, до сих пор не знаю, действительно ли в СССР было запрещено фотографировать мосты. В смысле, существовал ли какой-нибудь реальный закон с перечнем запрещенных для фотографирования объектов, или это ограничивалось всего лишь какими-то ведомственными инструкциями. Хотя я и потратил когда-то довольно много времени и сил в попытке прояснить нормативно правовую базу по этому вопросу. Надо сказать, что сам процесс исследования был довольно любопытным, но не стану сейчас забивать голову читателям чепухой, доложу только, что результат довольно мутен и найти чего-либо однозначно юридически несомненного хотя бы только для того периода мне не удалось.

Но это всё не имеет и не имело никакого практического значения. На долго хранившейся в нашей семье «План-карте г, Москвы» пятидесятых лет выпуска ЦПКиО был изображен на том месте, где в реальности находилась Академия им. Фрунзе. Так что, множество запретов наверняка действовало вне зависимости от уровня их законодательного оформления. Однако главное вообще в другом. Не только десятилетний, приехавший из Магадана мальчишка, но любой взрослый коренной москвич и не подумал бы спорить с милиционером, когда тот говорил про что-то, что это запрещено. Могло очень плохо закончиться. Нет, уже тогда совсем не обязательно. Могло и пронести, и повезти. Но тут степень риска каждый для себя определял сам и подавляющее большинство не имело никакого желания проверять судьбу на прочность.

И сколько себя помню в этой стране, никогда чувство настороженности и постоянной готовности к самым крупным неприятностям не покидало ни на мгновение совершенно вне зависимости от моего собственного поведения. Вот смотрю с естественным стариковским умилением фильмы моего детства и моей юности, какие прекрасные умытые и светлые города, замечательные чистые лица, великолепное настроение, воздух напоен оптимизмом и надеждой. Но одновременно я-то знаю, как это случалось неоднократно и в моей собственной жизни, и со множеством знакомых, что в любой момент может подойти человек с оловянными глазами и ты можешь, и каждый может оказаться раздавленным как комар просо по его капризу.

Я не знаю, не придуриваюсь в данном случае, а действительно не знаю, обязательно ли это и неизбежно, чтобы за любым самым гуманным и прогрессивным социальным проектом, за всеми идеями равенства и справедливости всегда стояли заградотрядом именно такие люди с оловянными глазами. И возможно ли хоть чисто теоретически не подпирать мечту о светлом будущем тюремными камерами и лагерными вышками. И, подозреваю, что при моей собственной жизни уже не получу ответа на эти вопросы.

Вот буквально на днях Илья Варламов рассказал, как его два раза задерживали в Волгограде за попытки пофотографировать что-то в общественном транспорте. Совершенно ничего не изменилось. Правда, известный блогер бравирует, что, мол, он не боялся и тем особо раздражал правоохранителей. Или кокетничает, или на самом деле просто дурак. Вменяемый человек не может не бояться. А они могут и способны сделать с любым что угодно. И фотоаппарат здесь совсем не причем.

Comments

( 15 комментариев — Оставить комментарий )
avla
22 июн, 2018 15:17 (UTC)
Да, всё так и есть. В России опасно.
Как-то меня задержали в аэропорту Ростова-на-Дону за то что сфотографировал там, полчаса мурыжили в комнате фсб.
Я немного боюсь ехать в Россию, отчасти боюсь и отчасти не хочу просто.
Я в блоге пишу как я ненавижу Путина и его банду, как я считаю их преступниками, а Россию — Империей Зла,
как я хочу чтоб НАТО пришло и их всех арестовало.
Все эти высказывания ведь преступление сейчас в России, так?
И вообще не тянет в Россию совершенно.
В Австралии тепло, безопасно, здесь мне хорошо и как бы это сказать? здесь дом.
Даже когда Россия снится — думаю "вернуться бы домой, в Австралию"
traung
23 июн, 2018 10:00 (UTC)
Ой, за полчаса можно много-чего успеть сделать.
Когда через полчаса к вам приходит сотрудник, с милой улыбкой, сообщите ему, что
- вы уже позвонили в 112 с обращением, что вас похитили неизвестные, которые не представились.
- вы позвонили в прокуратуру;
- вы позвонили в управление ФСБ области и службу собственной безопасности.
- вы уже опубликовали фото их пыточной комнаты в Фэйсбуке.

Пока вы видите, как вытягивается его лицо и он нервно сглатывает, - поинтересуйтесь в каком статусе вы находитесь. В 90% вы услышите в ответ, что претензий нет и вы можете идти.
misanthroper
22 июн, 2018 15:42 (UTC)
> обязательно ли это и неизбежно, чтобы за любым самым гуманным и прогрессивным
> социальным проектом, за всеми идеями равенства и справедливости всегда стояли
> заградотрядом именно такие люди с оловянными глазами.

"Винтовка рождает власть". И в этом суть. Независимо от словесных кружев насчет равенства и справедливости. Если винтовка у "них", они могут сделать с "нами" все, что захотят. И если и не делают пока ничего особо страшного, то по каким-то своим, от нас независящим причинам. Вопрос в том, как сделать, чтоб винтовка была у "нас". И кто такие эти "мы", которым "мы" же могли бы доверить эту самую винтовку...
mb_b
22 июн, 2018 16:23 (UTC)
Оловянные глаза, снулая рыба, некто с пустым лицом...

Нет-нет, я тоже оттуда. Но сейчас вспомнилось другое: как покойный ныне В.Е.Гиппенрейтер снимал извержение вулкана на Камчатке. Своя камера у него сломалась (возможно, вследствие воздействия вулканической пыли и испарений). И вот в местной лавке он нашел партию среднеформатных складных камер "Москва", сумел из нескольких экземпляров собрать один работающий (ЕМНИП) и сделал-таки свои снимки. Этот текст можно в Сети найти, мне просто лень.

Да, а собираясь куда-нибудь лететь сейчас, я покупаю билет у окошка, с теневой стороны самолета и не над крылом. На предмет фотографии, естественно. А тогда и там? Вы могли бы себе представить такое?
paroikea
22 июн, 2018 18:12 (UTC)
потому и требуется чем то подпирать, что мечта есть лжепророчество
serge_mishkin
22 июн, 2018 18:36 (UTC)
Да, в аэропортах тоже никогда нельзя было фотографировать, я узнал об этом ещё когда учился фотографии в кружке при районном Доме пионеров. Руководителем кружка был очень хороший фотограф профессионал, камер у него был целый арсенал, в том числе и Москва была, даже кажется не одна, широкоплёночная и для фотопластинок. У меня тогда возникла мысль что методом проводки должны бы неплохо получаться взлетающие самолёты, вот и поехал в аэропорт, попробовать. Выбрать хорошую точку для съёмки оказалось не так то просто, лучше всего было бы конечно с крыши, но туда никак нельзя было попасть. С улицы, перед чугунным забором, тоже был неплохой ракурс, но как только я его занял, достал фотоаппарат, как ко мне немедленно подошёл товарищ в форме. Слава Богу, я тоже отделался простым разъясненим того что у нас можно делать, а что нельзя.

Edited at 2018-06-22 18:53 (UTC)
Евгений Ильченко
22 июн, 2018 19:48 (UTC)
Я тоже помню эти "планы" и "схемы движения транспорта" Москвы, где половины улиц не было, а другие совершенно не были привязаны к местности. Было очевидно, что все шпионы из-за этого не могли попасть куда надо, и планы их постоянно срывались. Но как-то раз мы с приятелем (начало 70-х) шли мимо гостиницы "Дружба" и увидели трех иностранцев: двое держали большой лист (по моему впечатлению где-то формата А0, может, чуть меньше, а третий что-то на нем искал. Мы заглянули туда и увидели, что это - подробнейшая карта Москвы на иностранном языке. И тогда подумалось, что шпионы как раз попадают куда надо, в отличие от аборигенов.
Касательно съемки в советское время воспоминаний не осталось (не было фотоаппарата), а вот когда в в конце 90-х занимался алюминиевым остеклением, было два случая. Один - когда остекляли пристрой к зданию Моссовета. Как только хотели снять свою работу (для портфолио), тут же подошел человек в штатском и сказал, чтобы убрали камеру. При этом, в отличие от случая с Варламовым, никакой корки не показывал, а у нас не было охоты ее спрашивать. Во втором случае пытались снять остекление не помню какого банка на Пироговке. Там запретил работник службы безопасности. Можно было, конечно, поспорить, но все-таки клиент, а нам еще акт подписывать. Потом сняли с другой стороны улицы.
А Вы говорите: мост. Мост - это сразу диверсант, к бабке не ходить.
igormy
22 июн, 2018 21:21 (UTC)
Да, а я еще помню своё искреннее неверие, когда в тогда еще действуещем Президио - громадной военно-морской базе в Сан-Франциско, месте дислокации штаба 7-го Флота, увидел, что на каждом жилом домике была уютная надпись: капитан такого-то ранга, такой-то должности, такого-то флотского соединения. Наверно, заботились о русских и японских шпионах.
naigoro
23 июн, 2018 02:15 (UTC)
Ну, у блогера могла быть и бумажка-броня от самой высокой крыши, припрятанная в том месте, куда полезут с бутылкой от шампанского - а там, оп-ля, бумажка-броня. Вот он и не боялся. Потому что, тем не менее, дурак.

А чувство постоянной готовности - о да, странным образом оно у меня всегда было и никуда не уходило в РФ, не взирая на все разговоры вокруг о какой-то там иллюзорной свободе. А как-то однажды вспомнилось, что вот мой дядя, совсем тогда еще молодой, где-то в начале восьмидесятых, вдруг запропал, да потом пришел среди ночи в резиновых сапогах вместо новых, с трудом по тем временам обретенных кроссовок. Оказалось, что те кроссовки с него сняли в качестве минимальной сатисфакции ровно в таком случае, когда парочке имяотчеств с оловянными глазами просто захотелось покуражиться и позапугивать случайно попавшегося на улице парня. И что, как всегда, знаменательно - мой дядя не несет в себе эту занозу, мыслит в категориях геройских штуковин, политически скорее поддерживает вот-это-вот-всё, или, по крайней мере то, что укрепляет уверенность военно-промышленного комплекса в будущем. А занозы эти из разных источников все попадают в мою коллекцию. В силу чего на территории РФ у меня никогда не было никакой способности чему-либо удивляться.

Edited at 2018-06-23 02:26 (UTC)
arestant5
23 июн, 2018 09:32 (UTC)

Вчера при прохождении паспортного контроля в аэропорту Внуково,в руках держал телефон и досматривал фильм (само собой через гарнитуру)
Так мне сразу сделали замечания и приказали выключить телефон!

traung
23 июн, 2018 09:54 (UTC)
На что я обычно благодарю сотрудника и ... Продолжаю делать то, что делал. ))
arestant5
23 июн, 2018 11:18 (UTC)

Но что интересно,она показала на наклейку,которая действительно была наклеена на ее будке где был красный крест на телефоне)

traung
23 июн, 2018 21:35 (UTC)
)))
Очень сильно сомневаюсь, что это законно. Скорее всего отсебятина в виде каких-то внутренних инструкций.

Хорошая идея. Над сделать наклейку с перечёркнутым полицейским - 286 УК Превышение должностных полномочий )
traung
23 июн, 2018 09:48 (UTC)
Не надо бояться.

Пока в отношение вас не дали руководящих указаний, - вы для них"неуловимый Джо" с которым никто не хочет возится.

Можно и нужно полицейских строить и требовать соблюдения закона.

Как только речь заходит про управление собственной безопасности и 286 УК Превышение полномочий, - полицейские становятся чрезвычайно вежливыми.
traung
23 июн, 2018 09:52 (UTC)
Ну и фраза, что для родной полиции у меня всегда есть время, надо следить за чистотой рядов и, мол, давайте оформлять документы, - сразу наводит на сотрудников тоску и грусть, и как-то сразу они теряют интерес. )))
( 15 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Август 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel