Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Взошла Минерва на Престол

Когда условно немецкая, не станем сейчас копаться в нюансах, но точно абсолютно не русская и вообще не имеющая никакого отношения к России принцесса София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская совершила двойной вооруженный государственный переворот, одновременно свергнув, а потом и убив, хоть относительно, но законного государя, и его легитимного наследника, то ни у кого не было особых сомнений в соответствии этого мероприятия хоть каким-то нормам права. В этом сходились даже самые лояльные монархии историки, никто даже не пытался подвести хоть сколько-то логичную и обоснованную базу оснований под этот предельно откровенный и наглый дворцовый мятеж. Потому использовались и далее вошли в традицию совсем иные, более эмоциональные, аргументы и объяснения.

Мол, с одной стороны, это была естественная реакция высших, наиболее просвещенных и мудрых слоев общества на недееспособность и антипатриотичную сущность императора Петра III, с другой – Екатерина Великая столько сделала для расширения, усилении, процветания и тому подобного России, что смешно, нелепо и даже просто грешно вспоминать о каких-то мелочах, связанных с самим моментом восшествия на престол. И, собственно, этот, на мой взгляд, довольно легендарный, почти мифологический вариант вошел не только в официальную историографию, но и в некое «народное мнение», до сих пор более чем успешно остающееся господствующим. Однако мне сейчас не хотелось бы подробно разбираться во всех подробностях, этому посвящено гигантское количество самых серьезных монографий, с которыми не имею желания и амбиций соревноваться, хочу обратить внимание лишь на одну мелочь.

Конечно, как бы я, мягчайше говоря, скептически не относился к личности самой Екатерины, это был перелом эпохи, в котором участвовала не только гениально циничная и предельно аморальная тридцатитрехлетняя баба, но и множество людей действительно выдающихся, совпавших в одно время и в одном месте. И не имеет большого принципиального значения мелочная реальность, все равно перед глазами свежее утро того летнего дня шестьдесят второго, когда в едином благом патриотическом и интеллектуальном порыве, опьяненные воздухом грядущих перемен с улыбкой блаженной надежды на устах идут брать власть ради блага грядущей России Никита Панин и Кирилл Разумовский, братья Орловы, Иван Бецкой и Федор Барятинский, Екатерина Дашкова и Григорий Потемкин…

И сразу хочу оговориться, что любые формулы перевода тогдашних рублей в нынешние весьма условно. Некоторые пытаются сделать это через стоимость грамма серебра, и тогда нудно умножать примерно на пятьсот-шестьсот. Но, понятно, что тут имеется множество нюансов и поправочных коэффициентов, в которых здесь я не собираюсь копаться, потому дам всего несколько бытовых ориентиров, которые, мне представляется, могут дать хоть какое-то представления о масштабировании. Буханка ржаного хлеба стоила копейку. Работящий крепостной среднего возраста и хорошего здоровья обходился рублей в сто. Асессор, соответствующий званию майора, получал около тридцати семи рублей, а коллежский советник, аналогичный полковнику, получал в месяц примерно шестьдесят два рубля. Ну, остальное можете прикинуть сами, исходя из собственного жизненного опыта.

Ну, так вот, когда Екатерина была ещё законопослушной мужней женой, однако уже весьма активно и эффективно шпионила в пользу Англии, то она пару раз, минимум, это то, что оставило хоть какие-то документальные следы в деле, которое таковое менее всего предусматривает, получала определенные суммы от своих работодателей, тактично называемые «займами», хоть, несомненно, это были откровенные гонорары, и ни о каком возврате изначально речь не шла. Но, во-первых, всё это вместе взятое составляло меньше ста тысяч рублей, а, во-вторых, вряд ли что-то значительное из этих денег было Екатериной сохранено и припасено, скорее всего практически всё ушло на покрытие дефицита её личного бюджета, поскольку супруг был в её отношении несколько скуповат, а потребности императрицы никогда не отличались особой скромностью.

Во всяком случае, когда она реально уже задумала переворот, то собственных серьезных средств для его финансирования у Екатерины уже не имелось, и она обратилась на всякий случай одновременно и к англичанам, и к французам. Последние, вопреки бытующему в массах народному мнению, всегда были более прижимисты и осторожны, чем островитяне, потому вовсе не стали рисковать, хотя у них заговорщица просила всего тысяч сорок-пятьдесят. А англичане дали целых сто тысяч. Но, прошу заметить, это было по сути всё, чем в тот момент Екатерина могла единолично и свободно распоряжаться.

Однако всего за несколько месяцев после переворота императрица сполна расплатилась со всеми своими подельниками. Опять же, там бухгалтерия не идеально белая и далеко не всё прошло по официальным статьям расходов, но при всех расхождениях в оценках, дискуссии ведутся в пределах сумм от пятисот до восьмисот тысяч. Плюс к этому были розданы минимум восемнадцать тысяч крепостных душ и довольно большое количество земель с недвижимостью, финансовой оценкой которой мне сейчас нет желания подробно заниматься.

Короче, сполна за свою патриотическую деятельность получили практически все участники мятежа, в основном самыми что ни на есть примитивными наличными. Для примера, думаю, достаточно упомянуть, что романтичная девятнадцатилетняя страстная поклонница Монтескье и Вольтера Екатерина Романовна Дашкова, не считая прочих преференций, обогатилась на конкретную сумму в двадцать четыре тысячи рублей. Откуда взялись все эти деньги? Да, элементарно, Екатерина мгновенно запустила руку в казну. Естественно, по сравнению с объемами, которыми она распоряжалась впоследствии, отдавая, скажем, миллионы только одному Потемкину, кстати, от этого ничуть не менее действительно крупнейшему, талантливейшему и эффективнейшему русскому государственному деятелю и просто очень талантливому и храброму человеку, не слишком много. Но поражает скорость и абсолютная, соответствующая характеру полученной власти, беззастенчивость, с которой бюджетные государственные деньги начали использоваться в личных и, скажем предельно тактично, не самых благовидных целях.

Желающим самостоятельно разобраться более подробно я бы рекомендовал, при возможности, почитать очень любопытное исследование Н.Д. Чечулина «Очерки по истории русских финансов в царствование Екатерины II», изданное в Санкт-Петербурге в 1906 году. Сам же лишь отмечу, что именно с Екатерины началась традиция России влезать в непомерные и внешние, и внутренние долги. Которые оказались весьма впечатляющими после смерти императрицы, пустая казна, огромные международные финансовые обязательства, многомесячные задержки с выплатой жалованья всем, от чиновников до военных, неоплаченные госзаказы промышленникам…

Зато остался неплохой гардеробчик, между прочим, вопреки некоторым легендам и сплетням, достаточно скромный по тем меркам, но не без налета определенного вкуса, и Крым, который окончательно наш.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments