Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Заметки воздержавшегося

По-моему, как-то уже об этом вспоминал, но ничего страшного, я постараюсь предельно коротко.

В середине семидесятых оказался по странному стечению обстоятельств в сильно непривычной для себя ситуации. На свадьбе сына одного крупного ученого и даже относительно, как тогда говорили, «государственного и общественного деятеля». Он был физиком-ядерщиком, которого втихую полушутя называли «отцом казахской атомной бомбы» и одновременно занимал какой-то из главных постов в их Академии наук.

Свадьба проходила в Академгородке под Алма-Атой, поместным меркам довольно скромно, всего человек порядка пятидесяти, но исключительно высшая научная элита, практически никаких чиновников, что в данном случае важно и все люди друг другу весьма близкие, то есть, хоть в наших понятиях и достаточно многочисленный, но реально действительно «в узком кругу».

И вот сижу я уже несколько часов, слушаю тосты и застольную беседу и меня одновременно охватывает и ужас, и тоска, и смертельно клонит в сон. Уровень настолько жуткий, плоский и примитивный, что я вскоре вообще перестал понимать, где нахожусь, и только ошалело встряхивал изредка головой, стараясь не вырубиться и соблюсти правила приличия.

А рядом со мной, возможно даже специально так посаженный, оказался единственный здесь кроме меня русский и почти тоже единственный не ученый, а какой-то крупный начальник из этой самой Академии наук, но сугубо по хозяйственной части, мужик простой и ума весьма практического. Он довольно долго наблюдал мои мучения, как выяснилось, прекрасно понимал их суть и причину, после чего наклонился мне на ухо и попытался тихонько успокоить:

- Александр, вы постарайтесь быть несколько снисходительнее. Это всё милейшие и умнейшие люди. Но просто они выучили русский язык на партсобраниях, это накладывает неизбежный отпечаток. Не их вина. Держитесь, скоро принесут горячее, будет вкусно.

Я, могу сказать к своей гордости, продержался вполне достойно до самого конца и репутации московского гостя не испортил. А в общем-то не слишком значимую ту фразу почему-то запомнил на всю жизнь. Вот и нынче вспоминаю всё чаще. Хотя, казалось бы, почти уже три десятка лет прошло с тех пор, когда этот жанр действительно оказывал фундаментальное и основополагающее влияние на существование и функционирование огромной страны. Собственных детей, а некоторые даже внуков имеют те, кто никогда в своей биографии ни разу не присутствовал не только на партийном, но и комсомольском собрании. Не прорабатывал товарищей за плохое моральное поведение. Не слушал политинформации и не голосовал за резолюции. Но ту, видимо, что-то совершенно неистребимое.

Только что проработали личное дело товарища Федермессер. Разобрались с покойной Алексеевой, заодно уточнили формулировки относительно нравственного облика дежурного подследственного Солженицына, теперь вот взялись за Кашина. Он что-то такое не то и не там сказал про Сенцова. Заодно уже который раз обсудим самого Сенцова. Работа кипит. И полнейшее впечатление, что вечное партсобрание не просто не прекращается, а не имеет и никаких шансов прекратиться. И я всё жду, когда начнут голосовать. Мне бы только не заснуть до этого момента, а рядом за столом нет мудрого соседа.

Так что, на всякий случай, если всё-таки закемарю и вовремя не смогу поднять руку «за» или «против». Я воздерживаюсь. Я больше не могу слышать эти «проработки». Мне скучно и тоскливо. Олег Кашин подонок. Он сошел с ума. Или наоборот, умный и порядочный человек наконец-то прозрел окончательно. Я в любом случае готов его убить, поскольку достало. Но как великий гуманист не могу осуществить свое искреннее желание, потому способен лишь воздержаться.

Презираете меня за равнодушие и отступничество? Думаете, это легко? А вы сами попробуйте. Тогда и поговорим.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments