Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Берегись хоть чего-нибудь

Два милых интеллигентных человека, Филипп Дзядко и Роман Супер ведут на одном из телеканалов довольно любопытную программу под названием «Кинотетр Арзамас». Идея довольно простая. Они берут какой-нибудь классический очень известный советский фильм и приглашают специалистов, чтобы те рассказали о реалиях времени, которые нынешнему зрителю могут быть не очень понятны.

В принципе ничего прорывного и уникального, такого рода проекты давно существуют на разных ресурсах. Эту программу отличает только то, что уровень и ведущих и как бы гостей-экспертов несколько выше среднего и, соответственно, общий тон и обстановка там, ну, что ли, слегка интеллигентнее обычного на нашем современном телевидении. И ещё они стараются быть предельно объективными, не скатываясь к критике или, наоборот, восхвалению советской власти, а вроде дают максимально нейтральную информацию.

Короче, всё это вместе производит довольно приятное впечатление и уж точно особого раздражения, как многое, не вызывает. Однако есть нюансы. И, прежде всего, сами ведущие. Филипп восемьдесят второго года рождения. То есть, мужик, конечно, вполне зрелый, не так уж и далеко до сорока, однако при советской власти он прожил совсем ничего и толком сам помнить не может. Год рождения Романа мне неизвестен, но, судя по его виду и тому, что институт он закончил только десять лет назад, он ещё моложе.

Примерно того же возраста, может немного старше, и подавляющее большинство приглашаемых экспертов. То есть, не то, что беда, однако некоторая проблема в том, что теперь уже и люди даже на пятом десятке в основном не свидетели, а книжные специалисты. Что, возможно, и не так страшно, ведь мы же с большим уважением, доверием и вниманием слушаем хороших ученых-египтологов о династиях фараонов, но некоторый оттенок мифологичности это всё же накладывает.

Иногда прорываются какие-то совсем смешные мелочи. Вот последний раз я смотрел передачу о фильме «Берегись автомобиля». И там ведущий, сидя в кабине «Волги» покрывает: «Здесь находится радиола». Вообще, происхождение слова «радиола» довольно любопытно, но я сейчас не стану углубляться, отмечу только, что у нас так называли комбинированное устройство из радиоприемника и некого вида электрофона. Чего, естественно, в автомобилях не устанавливали. А там было обычное радио, иногда называемое просто приемник, максимум уже упомянутое «радиоприемник», но никак не радиола.

Однако я сейчас не о подобных мелочах, которых бывает немало, но они не критичны, а о чуть более серьезном мифотворчестве. И в этой передаче, и в огромном количестве других, и в статьях, и в прочих подобных местах я неоднократно встречал фразу, произносимую как аксиома, что «советский инженер или иной работник такого уровня обычно получал зарплату сто двадцать рублей». И, исходя из этого, делаются разные сравнения и выводы, например, сколько «обычному среднему советскому человеку» надо было копить, чтобы набрать на «Волгу» за пять с половиной тысяч.

Мы сейчас не будем останавливаться на таких нюансах, что «обычный средний советский человек» просто чисто практически не мог купить новую «Волгу» по номиналу, это совсем отдельная история. Сосредоточимся только на заработке. И тут прежде всего нужно определиться со временем поточнее.

Фильм вышел в шестьдесят шестом. Но начал сниматься на два года раньше, когда были и опубликована повесть Брагинского. С другой стороны, всё цены в фильме уже называются в «новых деньгах», с чем ещё минимум весь шестьдесят первый год происходила полная путаница и хаос в головах. Так что, исходя из тогдашних даже минимальных технологических сроков публикаций и запусков фильмов в производство, хотя в самом кино это не обозначено, мы относительно достоверно можем утверждать, что его события относятся к достаточно локальному периоду шестьдесят второго – шестьдесят третьего.

Да, и очень важно. Как и тогда, так и сейчас подавляющее большинство «специалистов» самого разного уровня, от кухонных до самых маститых академиков, основывают свои мнения на статистических данных. Однако про официальную советскую статистику мне и говорить не хочется. Это очень часто чистый цирк и грубая профанация без всякого соотношения с реальностью. Но, поскольку другой нет, и вряд ли уже когда будет, мы вынуждены хоть как-то ей пользоваться, только очень прошу постоянно держать в голове только что мною сказанное.

Так вот, согласно этой статистике средняя зарплата в стране была примерно в районе восьмидесяти рублей в месяц. Ста двадцати она достигла только в семидесятом году. Но и тут есть один примечательный момент. Речь идет в основном о городском населении. А, несмотря на все успехи индустриализации, ещё в шестьдесят первом году сельских жителей, пусть ненамного, но на миллион-другой было больше городских. И в указанное время они делились примерно пополам, только к самому концу советской власти соотношение стало где-то один к двум в пользу города.

Но любые советские статистические данные по заработкам в деревне это уже совсем полная лажа. Да, деревня тоже была неоднородна. Были совхозы, были служащие, чиновники и так называемая "сельская интеллигенция», были партработники, но всё-таки подавляющее большинство и тогда ещё составляли именно колхозники. А колхозникам только в мае 1966 года Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О повышении материальной заинтересованности колхозников в развитии общественного производства» вместо трудодней вводилась гарантированная оплата труда. А до того работали «за палки». Я уже упоминал как-то, что в шестьдесят четвертом в деревне под Сухиничами бабка, имевшая пенсию в двенадцать рублей, считалась весьма зажиточный, наличные были в жутком дефиците. Уже сейчас не затрагиваю тему о фактически «крепостном праве», связанном с паспортами, которое прекратилось по сути не раньше минимум (!) семьдесят четвертого.

Но вернемся в город ко второй половине населения. Дореформенная зарплата моей матери, правда учительницы начальных классов, но с высшим образованием и уже к тому времени достаточно солидным стажем, особенно с учетом «северных лет», составляла 680 рублей. Полторы-две ставки, как позднее особенно среди «предметников», тогда особо не приветствовались, да и не очень реально было при загрузке классов зачастую (не всегда, но нередко) более пятидесяти человек. Инженер сразу после института в зависимости от профессии и предприятия получал обычно от 850 до 1100 рублей. Сразу после реформы это было автоматически переведено в «новые деньги». Вот, собственно, от этих шестидесяти восьми и в среднем ста дальше и шли все остальные увеличения ставок, окладов и заработков в целом.

Тут нужно отметить ещё два момента. Во-первых, базовая ставка увеличивалась иногда за счет премиальных, «тринадцатой зарплаты» (появилась кое-где к середине семидесятых) и прочих возможных поощрений порой до трети, а иногда и больше. И, во-вторых, была значительная разница в оплате на разных производствах в зависимости от принадлежности, например, одно дело Минсельхоз и совсем другое – оборонка. Но даже на одном предприятии квалифицированный рабочий высоких разрядов мог за счет разных факторов зарабатывать больше, иногда значительно, инженера-мастера, а то и начальника цеха, не говоря уже о специалистах, работавших в отделах, типа планового. Я сам знал строгальщика, который ещё в конце шестидесятых на «Красном пролетарии» зарабатывал под триста, что было тогда фантастическими деньгами. Но, мягко говоря, это, естественно, не слишком частые случаи.

Короче, тупо посчитать, как это было сделано в телепередаче, что «простой рядовой средний советский человек», если не будет ничего тратить, то за четыре года тогда мог заработать на новую «Волгу», не совсем корректно. Имеются нюансы. Но в принципе ребята делают доброе дело. Пусть вспоминают.

Ведь действительно, было время и цены снижали, и жили мы год от года всё лучше. И я тут абсолютно не юродствую. Умрем, так станет вообще зашибись.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments