Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Андестенд, но хреново

Я в свое время сам невольно в некоторой степени принял в этом участие. Раиса Максимовна Горбачева совершила некогда сейчас уже подзабытый, а тогда просто ошеломляющий переворот в головах многих, особенно части жен высшей партийной элиты. Она стала появляться в публичном пространстве как «первая леди», что до того было абсолютно не принято, да плюс к тому ещё и одевалась не совсем традиционно для номенклатуры, то есть попросту чуть более так, как принято в цивилизованном обществе на подобном уровне.Реакция в народе была разная, в том числе и шушуканье с не совсем одобрительным оттенком.

И вот зовет меня в самом конце восьмидесятых тогдашний главный редактор «Крестьянки» Галина Семенова, впоследствии член Политбюро ЦК КПСС и практически единственная за всю историю там женщина. Обращается со странной просьбой. Написать большую статью о Коллонтай, с уклоном и намеком на то, что ещё на зоре советской власти наши женщины за рубежом продвигали идеи социализма не только своей твердой идеологической позицией, но и некоторыми, скажем так помягче, более светскими и элегантными способами. Понимает, что это совсем не моя тема, но решила, по размышлении, что кроме меня в редакции с этим больше никто не справится, а тут почти указание от лично Михаила Сергеевича и неудобно отказать.

У меня С Галиной Владимировной отношения были, конечно, отнюдь не близкие и не дружественные, но по рабочим вопросам предельно уважительные и мне на неё было грех жаловаться, так что я капризничать не стал и что-то написал. Сильно не парился, но в документах того времени покопался и нашел довольно много любопытных высказываний об Александре Михайловне, где многие иностранные политические деятели и люди искусства выражали свое восхищение её внешним видом, владением языками, умением одеваться и манерой держаться.

И тут я, конечно, ничего не придумал, это уже давно существовало такое клише, которым пользовались обычно и привычно. Рассказывая о советских дипломатах, особенно первых лет СССР, цитировать зарубежных современников по поводу их удивления высоким качеством профессионализма и воспитанностью наших товарищей. И такого рода прием употребляется до сих пор. Даже Леонид Млечин, к которому я при всех оговорках отношусь с большим пиететом, не удержался и только что, говоря о Чичерине, что, собственно, и явилось поводом этой моей реплики, тоже неоднократно подчеркнул, насколько Георгий Васильевич поражал многих своих иностранных коллег лингвистическими способностями и умением вести себя в обществе.

Но, на самом деле, ведь если подумать отстранено, то это всё больше анекдот. И в его основании то, что общий уровень руководства страны, за достаточно редким исключением (и не надо мне тут приводить отельные примеры, я говорю о норме и массе) был достаточно диковат и быдловат. Потому-то некоторые пришельцы «из прошлого» разительно отличались, что и вызывало определенный восторг. Но это тот восторг, который, в который приходят от действий обезьянки, умеющей пользоваться ножом и вилкой. Пятилетний ребенок с теми же навыками не производит такого впечатления на окружающих. Это нормально, он же человек.

Представьте себя, что в свое время кто-нибудь удивился бы и восхитился: «А вы знаете, посол Грибоедов вполне прилично знает дипломатический этикет, свободно говорит на нескольких европейских языках и даже вполне сносно общается по-персидски и по-турецки!» Или: «Какое очарование, канцлер Горчаков совсем не теряется на балах и так мило без всякого акцента болтает на французском!» При таких высказываниях на говорившего только бы глаза вытаращили. А как ещё может вести себя светлейший князь Александр Михайлович и какой у него может быть акцент?

Я, в общем, только к тому, что предмет гордости нашими советскими дипломатами несколько сомнительный. Но, как видите, очень стойкий. Не все у нас лаптем щи хлебают.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments