Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Противный противник

В комментарии к предыдущему тексту один читатель напомнил, что в советские времена на «политинформациях» для определенных ограниченных и относительно закрытых аудиторий, например, для студентов оборонных факультетов, будущих работников ВПК «под подпиской», лекторы позволяли себе говорить несколько более откровенно, чем то же самое публиковалось в официальной печати.

Я сам к «закрытой аудитории» не принадлежал, да и вообще ни на какие «политинформации» или что-то подобное не ходил, так что не большой тут специалист, хотя, естественно, поскольку круг общения у меня был очень широк, а в студенческом сообществе понятие «секретности», особенно после первого полулитра, воспринималось не слишком строго, некоторое представление о такого рода «информации» имел.

Но всё это навеяло мне одну историю из семидесятых, несколько иную, однако в чем-то сходную. Когда у нас в Училище Верховного Совета начались теоретические занятия по тактической подготовке, то во всех даже выдаваемых под личную расписку без права выноса из аудитории учебниках, методических материалах и прочих печатных документах, даже не только под грифом «ДСП», но и «Секретно», и «Совершенно секретно» (очень изредка, но попадались и такие) любой противник всегда обозначался как «условный вероятный».

Так вот, на самой первой лекции полковник преподаватель решительно захлопнул лежащий перед ним пухлый научный том и сказал, чтобы мы не брали в голову всю эту гражданскую муть. В смысле, что нет никакого «условного вероятного противника». А воинские подразделения стран, с которыми нам предстоит сражаться, совершенно конкретные американские, английские или бундесверовские устроены во многом по-разному, тактики боя у них различные, а, например, китайская дивизия — тут вообще отдельная песня и мало к чему имеет отношение. И потому, имея это в виду, нам следует в конспектах отмечать, об армии какой страны идет речь. Но писать открыто название нельзя. Потому каждый должен лично для себя придумать условное обозначение. Общих правил нет и если кто чего потом перепутает, то это под персональную ответственность. А так, можете давать полную волю фантазии. Скажем, для кого-то США номер один, для кого-то буква «А», для кого-то «папа» или «мама», а для кого-то хоть «воробей». Главное запомнить, иначе пеняйте на себя.

А в общих тетрадях за сорок четыре копейки, которые нам выдавали для конспектов, были пронумерованы все страницы и на каждой стоял штампик особого отдела. Их тоже нельзя было выносить из класса, они после лекции собирались в сейф и ими можно воспользоваться только там же во время часов «самоподготовки». Но за соблюдением, как я понимаю, не столько реальной секретности, сколько правил приличия и хорошего тона в курсантской среде, следили довольно строго и иногда офицеры эти конспекты просматривали. Большинство из нас особо не заморачиволось и стандартно ставило для обозначения разных стран один, два, три или А, Б, В.

Но были и оригиналы, которые, скорее, из юношеской тяги развлечься на любом самом пустом месте пытались соригинальничать. И встречались такие записи: «Артиллерийский дивизион – тёща», «Минометный взвод – портвейн». Преподаватели ухмылялись, но замечаний не делали, особенно если подобное баловство не влияло на успеваемость.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments