?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дефиниция атрибутации

Человека, который хоть примерно представляет себе, как устроено в нашей стране газовое хозяйство, особенно в бытовой потребительской его части, «оконечнике», находящемся во владении и пользовании рядового гражданского потребителя, какое там оборудование, в каком состоянии находится и чем является вся это система, наложенная на устаревший блочный и панельный жилой фонд, не может особенно интересовать вопрос, что там произошло в Магнитогорске. Если что и способно удивлять, причем сильно и постоянно, так это редкость и малый масштаб такого рода происшествий, который никак рационально и технически необъясним без Божественного вмешательства, хранящего Россию для каких-то будущих великих свершений.

Однако человек, который хоть примерно представляет себе, как устроены в нашей стране правоохранительные и силовые структуры, в каком состоянии они находятся и как используются, никогда не сможет быть уверенным и не даст голову на отсечение, что любая произошедшая пакость не является плодом действия или, наоборот, бездействия этих самых структур. В виде теракта, провокации, головотяпства или ещё чего угодно подобного.

И точно так же каждый, имеющий хоть примерное представление, как устроены средства массовой информации в нашей стране, да и вообще вся пропагандистская машина, кем и как она используется и в каком находится состоянии, никогда не сможет быть уверен, что ему не врут, не морочат голову, не скрывают каких-то фактов, короче, дают хоть какую-то часть реальной и правдивой информации.

Всё сказанное выше совершенно не означает, что я хочу высказать какое-то мнение относительно взрыва в Магнитогорске или обозначить любую свою позицию. Вовсе напротив, таким образом просто пробую объяснить и в некотором смысле даже попросить прощения за свое к этой истории определенное равнодушие и малый интерес. Да, чисто по-человечески, конечно, могу погоревать о погибших, порадоваться за спасенных и вообще тех, кто получил своевременную и эффективную помощь, но в таких, обычных стандартных размерах, без особой истерики. Что делать, мир жесток и даже ужасен, но никакого способа противодействия этому, кроме глубочайшего смирения, не вижу, потому предпочитаю особо не дергаться. А был теракт или не было, и кто что на эту тему соврал или нет, никаким образом мою картину мира изменить или хоть как-то её значительно дополнить не может.

Однако народ почему-то очень возбужден и волнуется по данному поводу. Рациональных и практических причин того не имеется, больше психологии и нервов, но опять же никого не смею здесь упрекать, а только выгораживаю самого себя, рискующего на фоне столь для многих серьезных и трагических событий написать несколько строк об хоть и относящейся к ним, но на самом деле полной чепухе и мелочи.

Вчера на многих информационных площадках появился некий текст, якобы подробно расследующий причины взрыва и даже называющий конкретных виновников. Принадлежит он до того никому не известному источнику под названием «Baza», и поскольку была как раз пятница, день выхода еженедельной итоговой информационной программы на телеканале «Дождь», её ведущий Фишман пригласил в эфир человека из этой самой «Базы».

Михаил очень грамотно сначала попросил объяснить, а кто они, собственно, такие, откуда взялись, что из себя представляют, ну, и всё такое подобное, поскольку действительно название само по себе пока ничего никому не говорит. Мужчина весьма такого почти классически интеллигентного вида, чуть ли не с богемным оттенком, бородатый, поясняет, что зовут его Никита Могутин, раньше он работал у Арама Габрелянова, но какое-то время назад ушел на вольные хлебы и вот вместе с ещё тремя такими же свободными художниками от журналистики решил организовать новую электронную информационную площадку в интернете. В принципе они сейчас находятся ещё в процессе становления и тестирования проекта, стартовать собирались только в феврале, но так совпали обстоятельства, что их информационная бомба взорвалась несколько раньше времени, что поделаешь, надо начинать и продолжать работу «Базы».

Далее Фишман переходит уже конкретно к обсуждению расследования событий в Магнитогорске, затрагивается тема проверенности и надежности источников, документальных подтверждений опубликованного фото и видеоматериала, цитируемых интервью, и тут Могутин вдруг говороит: «Атра… Арта… Антри…» и так вопрошающе шевелит в воздухе пальцами. «Атрибутированные?» - приходит ему на помощь ведущий. «Да, да, атрибутация, ко мне сегодня с утра многие журналисты с этим приставали, что многие наши факты имеют плохую атрибутацию, я даже в Википедию полез смотреть, что это такое…»

И тут я понимаю, что до сегодняшнего дня Никита просто не знал этого слова. (Только сразу предупреждаю, что, если кто тут начнет про атрибуцию, то найду способ подсыпать стрихнина). После чего меня сильно заинтересовала эта личность. И я полез в сеть выяснять. Оказалось, что я-то понятно, в этих вопросах совсем темный, но странно, что давно и профессионально вращающийся в тех кругах телевизионщик Михаил Фишман попросил Могутина представиться. Он на самом деле достаточно давно и весьма там известен. К сожалению, точно не смог установить возраст, но чисто внешне (хотя тут очень могу ошибаться) ему никак не меньше тридцати, во всяком случае последние лет восемь он довольно эффективно работает в медиапространстве и основанному им новостному интернет-проекту «Mash» даже посвящена отдельная статья в Википедии, а так же с ним опубликовано немало интервью, в которых он представлен таким, типа, гуру новостных информационных ресурсов. И этот человек не знает слова «атрибутированный».

Тут очень прошу меня правильно понять. Я никогда сам не изображал из себя великого интеллектуала или человека энциклопедических знаний. В моем образовании существует огромное количество пробелов, которые я прекрасно осознаю и не испытываю ни малейшего смущения, если по любому поводу лезу в энциклопедии и словари что-то уточнить или узнать новое. И иногда это относится к вещам как будто общеизвестным и очевидным, но по каким-то причинам прошедшим мимо моего внимания, что уж говорить о всяких специальных терминах или, особенно последнее время, неологизмах, которые частенько меня ставят в тупик.

Я почему-то на всю жизнь запомнил, как ещё в глубокой юности мой давно покойный приятель Никита Мамлин, услышав от меня что-то про дефиницию ордена, задумчиво протянул: «Богатое слово…» Я подумал, что он издевается и спросил, что его так удивило. Но он очень мирно пояснил, хотя большинству это прекрасно известно и понятно, но мало у кого данное слово находится в активном лексиконе и редко употребляется в обычном разговоре, вот он и порадовался. И действительно, так получилось, что после этого всегда, произнося «дефиниция» я вспоминал Никиту. Но именно по этой причине выяснилось, что за всю жизнь мне пришлось воспользоваться данным словом всего несколько раз, и столь же редко я его слышал от кого-то или даже просто встречал в тексте.

Но «атрибутировать» к такого рода словам совсем не относится. Какое количество текстов любого вида и уровня должен прочесть и услышать в своей жизни тридцатилетний человек, считающийся профессиональным журналистом, чтобы ему в подобной ситуации пришлось лезть в интернет?

У меня был в деревне охранник-шофер Махмуд, у него отец туркмен, но ещё советский офицер, а мама русскоязычная татарка из Казани. Большую часть жизни, лет до двадцати пяти, сам он прожил в Ташаузе, но по-русски говорил без малейшего акцента и даже малейших интонационных признаков, свидетельствующих, что данный язык для него не родной. Это меня однажды и подвело. Я как-то приболел и попросил его съездить в магазин, купить мне сардельки. Он приехал и вручил мне упаковку воблы. Выяснилось, что он не знает, что такое сардельки, в Туркмении их нет, но постеснялся уточнить и переспросить. А, поскольку меня он в основном наблюдал потребляющим пиво с воблой, то и тут решил, что мне нужен основной мой продукт питания, который и купил, определив по внешнему виду, не мудрствуя лукаво с названиями. Я долго смеялся, но после этого всегда, поручая Махмуду что-то, уточнял, правильно ли он меня понял и все ли слова ему известны. И несколько раз это оказывалось очень полезным, особенно, если дело касалось какого-то инструмента или строительных материалов, например, фуганок, надфиль, дранка или тёс, выяснилось, не слишком популярные в Туркмении слова.

Так что я без малейшего желания кого-то опорочить. Очень может быть, что и сам Никита Могутин, и возглавляемый им журналистский коллектив являются высочайшими профессионалами в своем деле и проводимые ими расследования могут вызывать полнейшее доверие. И какие-то досадные мелочи, случайно покоробившие слух занудного Васильева в данном случае не имеют никакого значения. Но всё-таки мне хотелось бы уточнить и изначально быть готовым. Значения ещё каких слов им не очень известны и понятны или, возможно, относительно каких слов у меня с ними имеются определенные разночтения?

А то, конечно, я и готов бы полностью верить в предоставляемую ими информацию, но не дает возможности безоговорочно насладиться смутное подозрения, а вдруг мне вместо сарделек опять воблу предлагают. Нет, без всякой корысти и от чистого сердца, просто не очень хорошо атрибутированную.

Comments

yurakolotov
19 янв, 2019 20:36 (UTC)
Да ладно - атрибутированный.

Как насчёт "каудильоподобный" или, скажем, "синтонизированный"?

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Июль 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel