?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

К сожалению, в смысле, это, естественно, более к моему личному сожалению, поскольку большинству, очень подозреваю, весьма фиолетово, есть о чем жалеть много сильнее, доступ к самим по себе уголовным делам в полном объеме не слишком легок. И это не только у нас.

Да что там говорить, несмотря на все великие базы данных, почти нигде эти дела толком не оцифрованы и по старинке хранятся в коробках и папках. Что, кстати, иногда имеет свои преимущества, но удовлетворение моего лично любопытства несколько затрудняет.

Несколько проще с обвинительными заключениями или, особенно при «резонансных» процессах, с речами адвокатов. Не регулярно и не систематически повсеместно, но публикуются и приговоры судов в разных вариантах. Существует, правда не очень распространенная, практика полных изданий стенограмм каких-то процессов. Например, в сталинские ещё времена выходили целые многотомники. Конечно, там в основном показательно-политические или откровенно, или иногда замаскированные под уголовные, но всё равно очень интересно.

Я всё это, собственно, вот к чему. Если много лет даже без специального доступа в какие-то секретные закрома просто читать общедоступное в открыто информационном поле, то, может, профессионалом и не станешь, но к каким-то выводам неизбежно вынужден приходить. Подчеркиваю, что не собираюсь писать научную монографию, а просто хочу предельно кратко поделиться исключительно личными субъективными впечатлениями и ощущениями.

Вся так называемая «детективная» литература, в том числе и якобы «основанная на реальных событиях» и «имеющая документальную основу» является полной художественной фантазией. Порой, бессмысленно спорить, весьма талантливая, но не имеющая никакого отношения к реальности. Никаких «гениальных сыщиков» и «великих следователей» никогда не существовало, нет их и сейчас. Девяносто восемь процентов (повторю про собственную ненаучность) преступлений (да, следует уточнить, что я говорю в основном о притуплениях насильственных, прежде всего убийствах и грабежах, «беловоротничковая» преступность и всякие аферы – это совсем другая тема) раскрывается условно случайно, во всяком случае по причинам, крайне мало зависящим от ведущих расследование.

Поступил анонимный звонок с наводкой, кто-то кому-то проболтался, оказался неучтенный преступником свидетель, сам убийца или грабитель из-за собственных психологических особенностей «раскололся», допросили его с особым пристрастием (тут-то, кстати и возможно большое количество судебных ошибок, а то и намеренного полицейского преступного произвола), ну, и тому подобное. А если ничего этого нет, то максимум за неделю после инцидента провели ряд дежурных мероприятий, заполнили необходимые бумажки, ничего подозрительного не обнаружили, и дело уходит в «висяки», хотя формально может ещё числиться в работе сколь угодно долго.

Оставшиеся пару процентов раскрытий можно поставить в заслугу научной криминалистике и новым технологиям, которые, однако, реально получили развитие только последние годы. Это с одной стороны совершившая прорыв и по сути революцию генетическая экспертиза, а с другой – камеры слежения, мобильные телефоны с их «биллингами» и компьютерная техника. Но и тут нужно понимать несколько принципиальных вещей. Даже сейчас, когда действительно делаются вещи, ещё буквально десять лет назад казавшиеся пригодными только для фантастических романов, имеется несколько факторов, спускающих сюжеты с небес на землю. Прежде всего, никуда не делась прежняя бюрократическая составляющая, все эти «ордера». «судебные постановления», «порядок прохождения документов по инстанциям», которая до сих пор работает со скоростью отнюдь не электронной, а чисто человеческой. Кроме того, деньги и чисто технические мощности исследовательской базы.

Ту же самую пресловутую генетическую экспертизу никто мгновенно по малейшему капризу сыщика или «следака» из какого-нибудь провинциального городишки Северной Дакоты, не говорю уже о Рязани, не сделает. Вот, кажется, самая примитивная вещь, которая по литературе и кино давным-давно представляется предельно элементарной. Человек совершает платежи по похищенной кредитной карте. Но в «онлайн режиме» отследить его и поймать далеко не везде и не всегда всем по силам.

Короче, я не буду больше вдаваться в технические подробности, тема чрезвычайно обширная и увлекательная, но, ещё раз повторю, возможности всего этого пока сильно преувеличены. И до сих пор основными остаются обычные случайности и так называемая «оперативная информация», то есть попросту стукачи, самый, между прочим, действенный инструмент правоохранительных органов всех мест и времен. Иначе никакие преступления попросту не раскрываются, возможно, за исключением редчайших случаев, когда государство или кто-то лично из власти имеет особую персональную заинтересованность, но и это далеко ничего не гарантирует.

Однако самая основная лажа, оделяющая книги и кино, даже самые лучшие, от обыденности, лежит не в области расследования преступлений, где и в самом деле изредка может встретиться что-то интересное, а в основополагающем моменте, составляющем основу любого искусства. И, поддавшись гипнозу художественного творчества любой оперативник из райотдела начинает изначально задумываться, грызя шариковую ручку и мечтательно глядя в потолок, как учили ещё на кусах в школе милиции: «Мотив преступления, возможность его совершить, орудие…»

Без мотива вы не напишите, да и никто читать не станет, не то, что хороший добротный детективный роман, но и крохотный рассказик будет выглядеть чрезвычайно глупо. А на самом деле абсолютно подавляющее большинство самых кровавых страшных преступлений совершается без всякого мотива. Ну, то есть, абсолютно без всякого.

Нет, конечно, чисто формально можно что-то такое себе придумать. Пришел мужик взять в прокате видеокассету для своей невесты. Назвал фильм, а девушка ему и говорит, что тоже очень любит этот фильм, сейчас принесет. Как он потом объяснил следователю, его возмутило, что какая-то там прошмандовка имеет право восхищаться тем же кино, что и его возлюбленная. Потому он выстрелил продавщице в спину.

Или в цветочном магазине не оказалось роз нужного сорта. Не сезон. Просят продавца, пойди на складе посмотри. А тот тупо продолжает твердить свое про несезон. Получи пулю в лоб. Это мотив? Ну, можете считать за мотив. За двадцать долларов нож в горло. За отсутствие двадцати долларов. Просто сосед жил рядом много лет, потом зашел в гости и зарубил девчонку-старшеклассницу вместе с подругой. Ничего не взял и даже не пытался изнасиловать. Признан совершенно вменяемым, никакого намека на сумасшествие.

Если кто из супругов своего благоверного за страховку замочил, имущество при разводе делить не захотел или компаньоны друг друга за долю в бизнесе, это уже, считай, великий мотив. Но даже такой примитив бывает крайне редко. В основном совсем тупо и бесцельно. Казалось бы, можно воспринять как редкое извращение, если просто пощекотать себе нервы и ради нового острого ощущения. Но, оказывается, нет, очень часта и почти стандартная причина. Просто хотел посмотреть, как бывает и что получится. И опять же без малейших признаков психического заболевания. По диагнозу полностью вменяем.

И последнее, что хочется отметить, имеет отношение к классическим «социальным причинам». Плохое воспитание, недостатки образования, бедность, отсутствие перспектив, давление среды…

Два парня, выросли в неполных семьях одинакового достатка в промышленном пригороде. Плохо учились, навыков особо никаких, после колы долго не могут найти работу. И вот, наконец, один из них устраивается временно торговать фастфудом во время местной ярмарки, в первый день зарабатывает двадцать долларов наличными и, счастливый, решает отметить это со своим, ждущим его, младшим братом. Впервые за много времени он имеет возможность купить за наличные что-то из излишеств, берет несколько банок пива, чипсы, сухарики и с пакетом счастливый спешит домой. А по дороге его встречает сверстник с совершенно такой-же биографией. Но работы он не нашел, зато умудрился достать пистолет. И таким образом посчитал наиболее эффективным решить свои проблемы. Требует деньги. Первый парень честно отвечает, что всё потратил, денег нет. Второй стреляет, убивает, берет пакет и идет отмечать.

Мотивы? Разное социальное положение и среда?

А ещё томографию мозга чуть ни двадцатичетырёхслойную последнее время стали в подобных случаях делать. Очень сложно и очень дорого, да и настоящих специалистов крайне мало. Но результаты весьма впечатляющее. Прочем, это уже совсем другая история. Пока закругляюсь. Взгрустнулось.

Comments

warlen
24 янв, 2019 08:52 (UTC)
> первое, наверно, чаще, чем второе

Ну, не знаю... Топором я пока еще никого не зарубил, а вот прыгнуть с моста много раз хотелось, особенно в детстве. Ребенка манит все запретное: пройтись по улице без шапки, съесть мороженое, перебежать пути перед самым поездом, прыгнуть с 10-го этажа.
valentina_ak
24 янв, 2019 09:07 (UTC)
Я просто предположила, статистикой не располагаю :)


Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Май 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel