?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Свобода лова

В старинной шутке про то, будто пессимист считает, что хуже быть не может, а оптимист говорит, что вполне может быть и хуже, первый поверхностный уровень юмора заключается как бы в том, насколько понятия меняются местами и пессимист становится оптимистичнее оптимиста.

Но на самом деле комическая нелепость ситуации чуть глубже, она в самих рамках сюжета, когда оптимизм и пессимизм определяются исключительно по отношению к тому, что может ли быть хуже, а никакой альтернативы не существует, вариант про «лучше» вообще не рассматривается.

Дмитрий Быков только что очередной раз и в очередном варианте сказал: «Понимаете, ведь в стране 80-х, 70-х годов все-таки пропаганда не была такой агрессивной, такой наглой и такой тотально лживой. Она была, но она не доходила до такой агрессии и иногда до прямой фашизации. Потому что сегодня есть некоторые крайне правые, которые уже в своем моральном падении перешли всякую планку».

Почему и зачем он это говорит и говорит именно так очень понятно и даже отчасти естественно, не хочу употреблять, чтобы не появилась нотка снисходительности, слово «простительно». Но дело, конечно, не в Быкове. Я уже относительно давно встречаю людей, зачастую весьма неглупых, прилично образованных и обладающих, казалось бы, вполне достаточным жизненным опытом, которые в каких-то ситуациях проговариваются, типа, ну, такого даже при советской власти не было или, совсем проще, в СССР было лучше…

Опять же, у меня нет иллюзий относительно причин такой реакции на их боли и обиды сегодняшнего дня. Но всё-таки не стоит, когда тебе на ногу падает кирпич, и ты в сердцах восклицаешь какое-то проклятие, на полном серьезе воспринимать эту естественную эмоциональную реакцию и за результат глубокого рационального анализа, и за руководство к действию. И совсем уж несерьезно сравнивать пропаганду в Союзе и нынешнюю. Неточность, граничащая с глупостью.

И дело тут даже не в советской или иной экзотической власти и не в самой пропаганде, как таковой. Абсолютно несоизмеримы и не сопоставимы сами ситуации. Когда мне было лет двенадцать-тринадцать, я по какому-то поводу спросил свою маму, с которой, кстати, у меня было по жизни огромное несовпадение взглядов и мнений, но оно никогда не касалось вопросов условно «историко-политических»: «Ну, неужели ты в моем возрасте не знала…»

И она тогда ответила запомнившееся мне надолго. «Понимаешь, сынок, я в твоем возрасте в Уфе, в эвакуации сутками шила парашюты за рабочую карточку, чтобы не сдохнуть с голоду. И у нас на столбе рядом с цехом висела черная тарелка громкоговорителя. Несколько раз в день я оттуда слышала сводки. Вот что я в основном знала в твоем возрасте. На большее особо не хватало и сил, и времени, и возможностей».

Да ладно, что там война, эвакуация… В конце семидесятых мне, довольно уже опытному тогда книжному «жучку» представилась возможность купить «Столп» Флоренского. Случай редчайший, но и цена соответствующая, рублей в районе трехсот, если правильно помню. Я быстро не смог набрать, и книга ушла, попытки мои получить её хоть на несколько дней для чтения тоже оказались тщетны. Ждать возможности потом пришлось ещё больше десяти лет.

Ладно, книжки, Флоренский… Просто позвонить со своего телефона за границу ты не мог. Сейчас моя жена сидит в деревне под сосной, пьет вино и треплется по Скайпу с подружкой, которая лежит на пляже в Бразилии. А когда моя бабка в семьдесят девятом уезжала в Израиль, я был уверен, что больше её никогда в жизни не услышу. Это даже не обсуждалось. Такова была норма. Газеты советские, радио советское, в библиотеке почти всё хоть сколько интересное и значимое в «спецхране», мирового уровня зарубежный фильм раз в несколько лет на закрытом просмотре в «Доме кино», ну, что я рассказываю очевидные и всем прекрасно известные вещи.

То есть принципиально разные информационные поля. Понимаете, это как сидеть на острове в океане дерьма. Бессмысленно рассуждать о качестве и количестве этого дерьма. Другого всё равно ничего нет и выбраться невозможно. А когда сейчас перед тобой возможности всего мира на любой вкус, но да, существует по-прежнему океан дерьма, однако сравнивать его с тем и говорить, что то дерьмо было всё-таки не столь омерзительным, это смешно. У тебя есть выбор и кушать это никто не заставляет.

И не надо лукавить и лицемерить. Действительно никто не заставляет. А тогда часто именно заставляли. То есть, в мое время уже по голове не били и сопротивляться можно было вполне, но, скажем, в армии с «политинформации» слинять было очень проблемно, а в институте, конечно, проще, однако тоже не всем по моральным силам. А нынче дело вполне добровольное. Не хочешь, не слушай, не смотри и не читай. Но главное даже не это. А то, что достаточно просто найти иную информацию.

Другой вопрос, что для кого-то это, может, и сложнее. Не свалишь на внешние обстоятельства, на то, что «нас так учили». Повышается степень внутренней ответственности перед самим собой. Но тут уж совсем любая пропаганда не виновата. Я же утром с похмелья не обвиняю водку за свою головную боль и сухость во рту. Она насильно или обманом в меня не заливалась. Хотя гадость, конечно, кто бы спорил…

Ну и последнее, что я хотел бы сказать уже исключительно для очистки совести, хотя понимаю, что тут меня можно упрекнуть в нелогичности, поскольку сам же изначально призывал не разбираться в оттенках дерьма при совершенно разных условиях доступа к информации. Говорить, что та, советская пропаганда была хоть в чем-то лучше нынешней, это натяжка, передергивание карт и просто неправда. Я даже не имею в виду какие-то сталинские времена с призывами «уничтожить кровавых собак», но элементарно возьмите почитайте, благо и с этим сейчас нет проблем, любые газеты семидесятых или посмотрите тот же журнал «Крокодил». И про «израильскую военщину», и про то, как «негров линчуют», и про «империалистическую агрессию», и про то, как у них безработные ищут еду по помойкам, и весь этот всем моим современникам отлично знакомый полный комплект.

Ничего на самом деле особо нового и не придумано. Никаких таких уж дополнительных гадостей и ужасов. Как говорит всё тот же Дмитрий Быков: «Всё было». Ну, раз от сам такой большой специалист по «всё было», чего же тень на плетень наводить и вносить в умы лишнюю сумятицу?

А вообще-то, мне конечно ближе опошленное и затасканное якобы кьеркегоровское про то, что человеку дана свобода мысли, а он хочет зачем-то свободы её выражения. Ну, то есть я не то, что против свободы слова, просто подозреваю, что основные проблемы как раз именно со свободой мысли.

Comments

traung
2 фев, 2019 22:51 (UTC)
+1 Полностью согласен.
Это особенность восприятия + ностальгия.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Май 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel