?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Поскольку всё-таки несколько человек честно и искренне откликнулись на мою просьбу, то и я, как обещал, доложу о собственному результату по Нобелевскому списку.

Причём начал с «честно и искренне», поскольку один из читателей усомнился в возможности такового, написав, что в подобного рода опросах всегда присутствует кокетство. Но я не столь скептически настроен и испытываю гораздо больше доверия к своим корреспондентам, так что, не имею и малейших оснований сомневаться в их именно честности и искренности.

Что же касается меня самого, то, признаться, просто не вижу тут какого-то особого повода для кокетства и потому, действительно, как на духу.

При этом предыдущему моему заявлению может показаться противоречащим, что к первому отмеченному мною разряду я не могу отнести никого. Но тому есть очень естественное объяснение. Всё-таки уже лет с пятнадцати я ходил слушать лекции на филфак МГУ, какое-то время учился в филологической спецшколе, потом на филфаке института и невольно прослушал множество соответствующих «курсов» и прочел достаточно фундаментальных монографий и элементарно учебников, посвященных определенным периодам развития литературы. Так что, совершенно вне моей особой воли, желания или старания так или иначе о каждом из Нобелевского списка я что-то слышал и примерно представляю себе, кто это такой и чем в принципе занимался.

Но вот со вторым разрядом уже сильно скромнее. К некоторому даже своему смущению выяснил, что с творчеством пятидесяти восьми, то есть хоть и немного, но больше половины, я практически не знаком. В смысле, возможно и даже скорее всего, что-то и читал или, вероятнее, просматривал в каких-то хрестоматиях, какие-то отрывки в учебниках и научных трудах, но абсолютно не отложилось, впечатления не произвело и смело можно назвать полным неведением.

А дальше довольно сложно. И сразу начинается очень индивидуальное и личностное. Например, из того, что было упомянуто читателями с восторгом и уважение, тот же Голсуорси. Стоит у меня на полке шестнадцать светло синеньких томов с серебристой надпечаткой. Читал ещё в юности от корки до корки. Потом даже ещё и сериал по «Саге» смотрел, весьма качественный и, по-моему, почти целиком. Но как-то мимо, сказать, что это в моей жизни хоть какую-то роль сыграло, ну, совсем не могу. Хотя чисто объективно (что само по себе звучит дурацки) признаю, что да, наверное, очень крупный писатель и достоин всяческого самого что ни на есть уважительного.

А к Томасу Манну относился долгое время точно так же, пока читал только его советское собрание сочинений с «Будденброками». Но там не было «Иосифа». А его я сумел прочесть только в девяносто первом. А иначе не было бы для меня никакого великого Манна, а оставался бы только его брат с «Молодыми годами короля» (долгое время самая перечитываемая мной настольная книга после «Трех мушкетеров»).

Или очень в свое время у нас популярный Роллан. Четырнадцать красных томов практически в каждом приличном доме стояли. «Жан-Кристоф» и прочая подобная чрезвычайно мудрая и интеллектуальная тягомотина. Как же, читал, как-то иначе и неудобно было. Но толку ноль, пока не прочел «Коля Брюньона». Книга стала одной из самых значительных в моей жизни. Однако никак не повлияла на восприятие всего остального творчества писателя.

Совсем отдельно находятся поэты, кстати так же упомянутые читателями, Йейтс или Дилан. Как будто можно было бы сказать, что я довольно прилично знаком с их творчеством. Но с другой стороны это будет полной чепухой. При моем уровне владения языками оригинала, скорее всего, я просто не имею никакого представления об этом самом творчестве. Вот с юности одним из самых моих любимых поэтов стал Роберт Бернс. Однако от многих людей, чьим знаниям и вкусу я доверяю, слышал неоднократно, что стихи, которые я читаю, к этому поэту имеют очень опосредованное отношение. И про ту, что постлала постель, именно написал Маршак. Так какого же поэта я люблю? Думаю, в подобных случаях вернее всего будет честно признать свое бессилие и не пытаться высказывать мнение. Хотя песни Боба Дилана я иногда слушаю с большим удовольствием. Но это в данном случае имеет небольшое значение.

Принципиально в стороне стоят такие авторы, как Моммзен, Рассел или Черчилль. С моей точки зрения они вообще не писатели. Но вместе с тем на меня и мою жизнь их деятельность, в том числе и написанные тексты, имели столь серьезное влияние, что я никак не могу отмахнуться и вынужден включить их в список четвертого разряда.

В какой-то степени это относится и к Солженицыну. Нет, он-то, несомненно, писатель, но как таковой практически никакой рои в моем личном формировании и существовании не сыграл. Более того, даже «Архипелаг» не стал для меня в свое время каким-то таким уж прорывным и принципиальным открытием, ничего фундаментально нового я из этой книги не узнал и не понял. Но, и в этом у меня нет малейшего сомнения, фигура Солженицына и всё связанное с ней и с «Архипелагом» стало столь мощным фактором влияния на всю тогдашнюю окружающую меня действительность, что я никак не могу не посчитать его за важнейшее культурно-идеологическое явление и в своей жизни тоже.

В чисто одновременно эстетическом и нравственном плане сложнее всего, видимо, с Шолоховым и Гамсуном. Но если сейчас не вдаваться в очень долгие и тонкие нюансы анализа и филологического, и даже психоаналитического, то я, видимо, должен просто признаться и констатировать, что если бы был норвежцем, то, скорее всего, в четвертый пункт включил бы Шолохова, а не Гамсуна. Но я не норвежец и уж, простите, как есть, так есть.

Все эти оговорки и рассуждения можно продолжать до бесконечности, но, чтобы закончить морочить читателям голову, я всё-таки приведу список тех Нобелевских лауреатов, которых считаю авторами, оказавшими лично на меня влияние и в смысле человеческого становления, и интеллектуального, и духовного, и вкусового:

Моммзен, Киплинг, Роллан, Гамсун, Шоу, Бергсон, Манн, Фолкнер, Рассел, Черчилль, Хемингуэй, Камю, Пастернак, Стейнбек, Сартр, Кавабата, Беккет, Солженицын, Бёлль, Маркес, Беллоу, Бродский, Оэ, Льоса.

Расставлять творцов по ранжиру естественно, бессмысленно, а все перечисленные в моем понимании являются истинными Творцами, но сугубо субъективно лично мне ближе всего и более всего повлияли, наверное, Фолкнер и Бунин. Но если бы меня кто-нибудь, да хоть собственный сын, попросил высказать свое к ним отношение, то я, в зависимости от настроения, ситуации и сил, возможно, ограничился бы несколькими фразами или наоборот начал бы что-то очень долго рассказывать. Но в любом случае, сколько бы не длился этот разговор, я вряд ли бы вспомнил или упомянул, что они были Нобелевскими лауреатами. Даже для меня как-то диковато звучит «лауреат Нобелевской премии Иван Алексеевич Бунин».

Хотя поисковик Яндекса, например, именно так его прежде всего представляет. Но с этим я уже ничего не могу поделать, да и малейшего желания не имею.

Не знаю, оказался ли этот разговор хоть для кого-то в самой малой степени полезен. Мне он, по крайней мере, не был скучен. Так что, уже огромное спасибо всем, кто поучаствовал.

Comments

i_navi
13 фев, 2019 21:32 (UTC)
Спасибо. Осенью понял - удача важнее. А сын добавил "У евреев сначала говорят мазл тов, а потом остальные пожелания"%-))))

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel