Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Отчество

Прежде всего должен предупредить, дабы постоянно не возвращаться к оговоркам на эту тему, что не имею по данному поводу никакой репрезентативной статистики, не смог найти широких и глубоких исследований с серьезными цифрами, короче, полагаюсь исключительно на личный жизненный опыт и собственные впечатления с ощущениями.

Когда читаешь об уголовных делах особенно в «цивилизованных» странах, а в основном именно они меня в этом отношении и интересуют, то обращаешь внимание на такой момент. У ихних «детективов» любого ранга и уровня, видимо, существует что-то типа «методички», по которой они автоматически начинают вести любое расследование. И, если убийство происходит в семье, то первыми попадают под подозрение ближайшие родственники. И, знаете, какой основной мотив начинается выясняться с самого начала? Правильно. Финансовый. И даже более конкретно, прежде всего смотрят, не имеется ли страховки на крупную сумму, где выгодополучателем является оставшийся в живых.

Самое смешное, что в огромном количестве случаев этого оказывается и вполне достаточно. Пришить жену или мужа, а то и родителей или отпрысков даже не за какие-то безумные миллионы, а всего лишь за сотню-другую тысяч долларов, это отнюдь не считается чем-то особо исключительным, а так, обычная и скучная уголовно-полицейская рутина. И раскрыть не очень сложно, и обставляют преступники зачастую всё довольно топорно, и страховые компании в этом направлении работают весьма эффективно, и всё всем прекрасно и широко известно, но продолжают упорно друг друга мочить, и конца этому не видно.

А вот второй пункт из «методички» вы, я подозреваю, с такой же легкостью уже не угадаете. Хотя, например, в Америке или Европе вам каждый следак ответит сразу и без запинки. Если убит кто-то из супругов, то после финансов немедленно смотрят, не было ли в семье уже идущих или даже только готовящихся судебных разбирательств относительно опеки над детьми. Именно такой мотив для преступления является вторым по распространенности после денежно-имущественного, причем среди убийц мужчин и женщин примерно поровну. То есть, совсем просто говоря, огромное количество мужиков готовы убить за право и возможность растить и воспитывать своих детей после развода.

Сколько я себя помню ещё с самого раннего детства, у нас в стране проблема была совсем другая. В какой бы школе я не учился, а сменил их больше пятнадцати, в моем классе всегда подавляющее большинство ребят были без отцов. И их матери занимались отнюдь не отстаиванием своих прав растить ребенка, а попытками получать хоть какие-то алименты. Если ещё удавалось устроить отношения так, чтобы отец хоть изредка навещал дитя, это считалось большой удачей, а если он при этом ещё и бывал трезвым, да появлялся с пригоршней конфет, так и вовсе исключительное счастье. А чтобы какой-то отец требовал своего более активного участия в жизни ребенка, уже не говорю о том, чтобы полностью забрать его к себе и воспитывать без матери в одиночку, такого я при всем желании и вспомнить не могу, и не слышал никогда ни от кого.

Тут можно, наверное, начинать какую-то тягомотину про русские национальные особенности, про советское социальное бытование и воспитание, что-нибудь про религию вспомнить или ещё какую базу подвести. Можно наоборот, переместить точку зрения на более оптимистичную и отметить, что всё-таки последние годы подобная тенденция и у нас появилась, около десяти лет назад создано Межрегиональное общественное движение «Отцовский Комитет», в котором уже больше трех тысяч человек, занимающееся как раз отстаиванием прав отцов на воспитание детей.

Но лично я, честно говоря, на названных направлениях не вижу никаких вразумительных ответов. Здесь не протестантская этика, не иудейское или мусульманское чадолюбие и не социально-имущественный ценз. А если говорить о нравственно-этической пропаганде и декларируемых ценностях, то, что православные проповеди, что «Моральный кодекс строителя коммунизма», глубинно патриархальные по своей сути, вроде бы как раз и должны были привести к повышенному желанию мужчин заботиться о своих детях и, соответственно, преимущественно влиять на них.

Но нет. У нас даже сейчас и в среде очень богатых людей, строящих храмы и переполненных духовностью, если муж после развода забирает у жены ребенка, то делает это в основном для того, чтобы наказать бабу и устроить ей дополнительную пакость, но при этом предпочитает не реально самостоятельно растить его, а отправляет куда-нибудь в дорого швейцарский пансион и на этом считает свою родительскую миссию полностью выполненной.

Я, естественно, не призываю убивать и вообще в данном случае ни к чему не призываю. Просто за жизнь так и не нашел внятного ответа, почему где-то матери-одиночки и настолько серьезная проблема со злостными неплательщиками алиментов, что государство вынуждено ловить их на пограничном паспортном контроле, а где-то гигантский адвокатский бизнес, построенный на защите отцовских прав в деле воспитания ребенка.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments