Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

2.30

Очередное монаршее хамство, не преходящее де жавю.
   Одним из первых был Ходорковский то ли в водолазке, то ли в легком свитере. Ох, надеть бы тогда ему рубашечку, да заткнуться в тряпочку. Так нет, полез с какими-то дурацкими вопросами и замечаниями про всякие глупости, типа «Роснефти»… Давние, почти уже легендарные дела, а Касьянов вон до сих пор с дрожью в голосе вспоминал недавно ту сцену на даче показаний в Хамовническом.
    Знающие люди говорят, что это всегда было в обычае, но я – то ведь рядовой зритель балагана, тот раз впервые увидел каменеющее лицо и охлаждающиеся глаза подполковника. Потом их было еще какое-то количество, в основном, правда, иностранные писаки, но и наши, порой отличались. Тот же Архангельский крайне смело выступил. Тогда еще сатирик задался философским вопросом: Что может в глобальном смысле положительно повлиять на освобождение Ходорковского – острые фразы Архангельского или отсутствие Улицкой на встрече вождя с писателями? Тема, конечно, интересная, но, согласитесь, несколько отвлеченная. И в ней мне кажется более любопытным несколько другой аспект.
    Это когда, по поему, Симонова после войны сделали большим литературным начальником, и кто-то из близких друзей намекнул, что не очень хорошо, поэт резко ответил, типа, а тебя когда нибудь за столько покупали? Нет, нет. Я ни в коем случае без тени того, что и нынче в подобных случаях какие-то покупки. Просто, и в самом деле, судить о том, стоит ли идти на высокие приемы может только тот, кого туда приглашали. Это, знаете ли, древняя традиция, презрение к высшему свету всегда считалось приличным только из уст к нему принадлежавших без малейшего сомнения. И даже эти мои совсем абстрактные рассуждения на данную тему все равно, совсем, поверьте, независимо от моей воли, а все-та имеют некий оттенок холопства.
   Тут же вообще дело благороднейшее, благотворительный фонд, помощь детям, Чулпан и вовсе святая… Ну, умыли Шевчука. Не без некоторой, надо признаться, высшей комитетской тонкости умыли. С одной стороны: « А кто Вы такой, вообще-то, звать-то как?», а с другой – Басилашвили мгновенно по имени-отчеству, не самому, кстати, простому. Здесь ранжирование точнейшее, тут школа… И с особой изысканной оскорбительность, чтобы уж все точки расставить окончательно, что бы малейшей нотки не оставить для успокоения потревоженного чувства собственного достоинства – постпродакшн в виде разъяснения высочайшего пресс-секретаря на тему, а с какого бодуна кто-то решил, что вождь некие послабления разрешил 31-го? Это вы, господа, по полной своей дурости опять что-то не так поняли.
    Короче – классика. Его превосходительство очередной раз стилистически безупречно повозил мордой по столу кого следует, и кто следует получил что следует. Я Шевчука как человека не очень себе представляю, но, мне кажется, определенного уважения он все-таки заслуживает, впрочем, как, наверняка заслуживает права вовсе обходится без моих советов, а уж, тем более, оценок. Но все же, все же… Поймут ли, наконец, люди, искренне не причастные к ныне происходящему, а я говорю только и исключительно о них, что не надо никогда, ни по какому поду, ни при каких обстоятельствах, только если не в наручниках, встречаться, разговаривать, даже присутствовать… И дело вовсе не в каких-то отдаленных положительных или отрицательных последствиях, о которых говорил Шендерович. Просто немного жалко людей, у которых походя и небрежно отнимают возможность относиться к себе хоть с некоторым уважением, или по крайней мере ставят такую возможность под определенное сомнение.
   А так – ничего страшного. Выпустят или нет Ходорковского - зависит вовсе от иных причин. Хотя логика Шендеровича мне предельно понятна.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments