?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Тут получил неожиданную поддержку «с другого берега».

Когда я в свое время писал о «крымском маркере», то отмечал, что обычно «крымнаш» идет не отдельно, а в комплекте. Автоматически вместе не только с углубленным патриотизмом, но и с такими сопутствующими штуками, как сталинизм, крайними левыми или правыми взглядами, антиамериканизмом, шовинизмом, тоталитаризмом и прочими подобными прелестями. Тогда многие со мной не соглашались, утверждая, будто и здесь «котлеты отдельно, а мухи отдельно», и вполне можно, будучи человеком вполне демократических и даже либеральных взглядов приветствовать возвращение Крыма домой и вообще не надо ставить на людях клеймо. Естественно, каждый остался при своем мнении.

И вот только что слушал оживленный диспут из тех, что идут уже несколько лет на всех федеральных телеканалах. Тема была обозначена как «Сталин навсегда?». Обсуждался феномен до сих пор массового влияния сталинизма и необычайной популярности личности самого вождя. Многие, кокетничая, утверждают, что ничего такого не смотрят, но я, каюсь, существо простое и не только постоянно наблюдаю, но и получаю большое удовольствие. Так вот там один «авторитетный эксперт», директор и профессор чего-то такого страшно пафосного и уважаемого, сказал примерно следующее. Мол, вот говорит человек, что он против Сталина, а копнешь поглубже, и практически неизбежно выясняется, что он и присоединение Крыма называет аннексией или оккупацией, короче, чистый враг народа. То есть, «эксперт» тоже заметил комплексность и неразрывность системы. Приятно, когда оказываешься в своих наблюдениях и выводах не одинок.

Но я сейчас хотел несколько о другом. О сталинизме не как чисто конкретно советском явлении определенного исторического периода на некой территории, а о социально и нравственно психологической, даже, скорее, психиатрической стороне такого рода системы ценностей и позиции мироощущения.

Вот сидит средних лет отлично одетый и воспитанный латыш, член их парламента, с великолепным русским языком без малейшего акцента, с которого временами переходит на не сильно худший английский, очень современный цивилизованный господин, дает интервью Евроньюс и рассказывает о лагере в Саласпилсе. Он говорит, что да, конечно, в том районе во время войны были лагеря. Но отнюдь не какие-то пресловутые «лагеря смерти», о которых всегда трубила советская пропаганда и память о которых до сих пор продолжает возбуждать пропаганда российская и радикальная сионистская общественность. Это были обычные, нормальные частично фильтрационные для военнопленных, частично воспитательно-трудовые лагеря для всяческих антисоциальных элементов, типа дезертиров, спекулянтов и прочих самых стандартных уголовных преступников. Ни о каких сотнях тысяч намеренно уничтоженных людях там и речи быть не может, при строительстве, возможно, и погибло несколько сотен евреев, поскольку условия действительно были сложные, военные, но разговоры о каких-то особых зверствах, типа выкачивания крови у детей для раненых немецких солдат, это уже совсем бурная фантазия и уже много раз упомянутая вся та же советская пропаганда.

Так случилось по жизни, что я неоднократно бывал в Саласпилсе и много читал о происходившем там. Опять же по стечению обстоятельств общался и с некоторыми выжившими бывшими узниками. И там действительно не всё так уж однозначно.

Во-первых, и это довольно общая, массовая черта, в последние месяцы войны при отступлении немцы «подчищали хвосты», перемещали заключенных, маскировали места захоронений, уничтожали постройки, сжигали архивы, короче, производили серьезную уборку. И, несмотря на сложности положения, делали это с присущей им скрупулёзностью, аккуратностью и тщательностью. Поэтому очень много материальных улик и документальных свидетельств не сохранилось, они утеряны уже навсегда и бесследно. Восстановление идет в основном по «косвенным показаниям», что всегда дает основания для определенных разночтений и трактовок.

А, во-вторых, уже конкретно по поводу именно саласпилского «Куртенгофа» была чисто ведомственная склока между Главным административно-хозяйственным управлением СС и Рейхскомиссариатом Остланд, то есть, по сути, между Берлином и Ригой и лично между Гиммлером и Ланге. Потому, если первый упорно называл Саласпилс концлагерем, то второй, основываясь на том, что заведения продолжают оставаться в формальном ведении и подчинении местной полиции безопасности и СД, продолжал именовать учреждения воспитательно-трудовыми.

Ну, и, наконец, отдельно на тему детей-доноров. Тут, сразу скажу, вопрос очень тяжелый и жуткий, я в свое время пытался разобраться в нем более подробно, но сейчас углубляться не стану, и вообще, занятие не для слабонервных. Однако ограничусь констатацией, что абсолютно точных и несомненных документов недостаточно, но и ни о каком однозначном «оправдательном приговоре» речи быть не может.

Но в любом случае всё это материал для возможных исследований историков и тема для произведений искусства. А если говорить о реальных фактах на самом простом человеческом уровне, то тут не существует (лично для меня, естественно, никогда ничего иного не имею в виду) никаких вопросов, оттенком и нюансов. Там были именно «лагеря смерти». Тысячи там людей убивали, десятки, сотни тысяч, какого пола, возраста или национальности, большого значения не имеет. Убивали и убивали страшно, с запредельной жестокостью.

Использовалось ли это советской пропагандой и используется ли сейчас российской вместе с «сионистской»? Конечно. Меняет ли это хоть как-то сами факты происходившего тогда? Ничуть. И вот сидит по всем нынешним понятиям и параметрам европеец и произносит по этому поводу слова «обычные и нормальные лагеря». При этом, если кто-нибудь скажет ему, что он сталинист, то он не просто изумится, а искренне возмутится, поскольку уверен, что всё как раз полностью наоборот, и он активно борется с любыми проявлениями того самого сталинизма.

… Знающие люди, без большого труда, проезжая вдоль Колымской трассы, находят заброшенные лагерные поселки. Число жертв, навсегда оставшихся там, тоже обычно сильно преувеличивают. И далеко не все погибшие были невинными ангелами. Жизнь зека на общих работах обычно не превышала нескольких месяцев. Но многим удалось уцелеть. Обычные такие лагеря. Нормальные. Воспитательно-трудовые.

Comments

yurakolotov
14 мар, 2019 06:18 (UTC)
Есть некоторая разница между бла-бла и реальными планами руководства.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel