Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Окаянное покаяние

У меня тут в комментариях к недавнему тексту завязался не то, что, конечно, спор, а просто обмен довольно сильно различающимися мнениями. Но он довольно быстро зашел в тупик, поскольку оказался на поле личных чувств и ощущений, которые уж и вовсе обсуждать бессмысленно, их можно только констатировать и фиксировать, имеются они у тебя или нет.

И я, естественно, даже не подумал бы продолжать этот разговор, сказанного и так было более чем достаточно, но просто мне вспомнился один незначительный, но совсем на данную тему сюжет из собственной жизни.

Это было на переломе восьмидесятых и девяностых, тогда особо было не то, что модно, это слово тут плохое, с уничижительным оттенком, которого я в таких случаях стараюсь избегать, но всё-таки в определенных кругах принято каяться. По самым разным поводам. Кто-то перед телекамерой рвал партийный билет, кто-то вставал на колени и с искренними слезами признавался, что когда-то дал органам подписку о сотрудничестве, кто-то просил прощения, что в свое время подписал не то письмо или наоборот пописал совсем не то или проголосовал не так. Массу всяческих увлекательнейших сцен тогда можно было наблюдать. Ещё памятен был чрезвычайно прогремевший фильм «Покаяние» и это создавало дополнительный эмоциональный фон для некоторой части общества.

И тогда же я познакомился с одним молодым кинорежиссером. То есть, он не то, что особо был молод, всего на несколько лет моложе меня, но только недавно снял картину, которую многие заметили, и вообще считался очень перспективным, подающим большие надежды. Вот как-то в задушевной беседе под рюмку он мне признался, что его дед (может, и прадед, уже точно не скажу, но скорее всё-таки дед) из ранних ещё евреев-чекистов был ближайшим сподвижником знаменитого Нафталия Френкеля и много чего натворил в организации Гулага. И он, то есть режиссер, считает, что мы, евреи, тоже должны покаяться за подобные деяния своих предков.

Я к работе и способностям этого человека относился с большим уважением, но, помню, тогда посмотрел на него как на полного шизофреника. Это я-то своей еврейской частью должен каяться за художества бегавших в Гражданскую и после с револьверами выродков? И, видимо, заодно, русской своей частью обязан каяться за погромщиков, вспарывающих животы евреям в массовом порядке? Как-то это совсем не входило в мои планы. А не пойти ли по этому поводу кое-кому минимум в жопу? Но человек был искренен и явно действительно переживал, так что я просто спустил разговор на тормозах и больше мы к этой теме не возвращались.

Прошли годы. Режиссер, возможно, всех надежд не оправдал, таким уж крупным явлением в кинематографе не стал, но несколько заметных фильмов снял и даже всяческие международные награды получил. Однако это далеко не самое главное. Он остался до сих пор на редкость порядочным человеком. Причем очень последовательным в этой своей деятельной порядочности. Не пропустил ни единой ситуации, когда можно было помочь кому-то несправедливо гонимому, ни разу не промолчал и всегда делал всё возможно, чтобы помочь по мере сил и возможностей.

Вот я и думаю. Ну, хочется ему каяться за евреев. Ну, чувствует он так. А я иначе. И что? Ему, и не только ему одному, эти чувства пошли лишь на пользу. Не мне возражать и спорить. Пусть человек не будет дерьмом. А уж на каких основаниях, не столь важно. Слишком много оснований, приводящих к совсем обратным результатам.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments