Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Рупь целковый

Тут по поводу предыдущего текста один читатель задал вопрос, на который я решил ответить в Журнале чуть более развернуто, чем обычно:

«Я слегка в недоумении относительно финансовой составляющей. Комплексный обед в те времена стоил скорее всего рубль (как и везде). Понятная цифра, в месяц выходило 20 - 22 рубля по количеству рабочих дней.
А вот обед по меню, да ещё и с выпивкой выходил рубля в три как минимум. То есть 20 рублей превращалось в 60, что уже сопоставимо с зарплатой МНСа (100 - 150 грязными). Для справки: обедать в "профессорской" столовой МГУ могли себе позволить далеко не все доценты, хотя вход туда был свободный. 2 рубля вместо одного было существенным барьером.
Если нетрудно - разъясните. Финансово - бытовая составляющая тоже примета времени. И очень важная».


Очень точное и правильное замечание. Вплоть до того, что и цены читатель указал верно, что последнее время встречается всё реже. Действительно, в подавляющем большинстве среднего уровня предприятий общественного питания, включающих и «рестораны первой категории», комплексный обед стоил в районе рубля, нередко даже несколько меньше. А хоть относительно полноценный заказ «по меню», да ещё со спиртным, пусть и в достаточно скромных количествах, уже неизбежно приближался к трояку.

В принципе порядок был примерно такой. Только ещё раз обращаю внимание, что речь идет о периоде с конца шестидесятых до чуть более середины восьмидесятых, до того я был слишком мал и потому не компетентен, а позднее уже начались потихоньку разные ценовые выкрутасы. Так вот, с червонцем в кармане я вполне мог пригласить девушку на ужин в «Прагу» и этого хватало не только со спиртным, но и с вполне приличными чаевыми. На три-четыре рубля мог в одиночку относительно скромно, но достаточно достойно провести вечер в «Белграде» (обращаю внимание, что речь идет даже не о ресторанах «высшего разряда», а о вовсе «внеразрядных»). Но тут, конечно, следует уточнить и подчеркнуть, что это, не считая накладных расходов, связанных с возможностью просто попадать в подобное заведения, однако здесь совсем другая и отдельная история.

Уже в конце восьмидесятых в виде эксперимента в старом здании «Интуриста» на Горького и в «Москве» попробовали организовать «бранчи» по принципу «шведского стола». Платишь пятерку и ешь «от пуза» без лимита величины тарелки и количества подходов. Ассортимент если не самой «высокой кухни», то и далеко не жлобский. Правда, без алкоголя, его надо было оплачивать отдельно. Помню, однажды зашла компания мужиков лет сорока, как потом выяснилось (мы в какой-то момент разговорились), завсегдатаи ипподрома после бегов, и взяли в виде закуски к бутылке водки целый поднос свиных отбивных. Им никто слова не сказал, моментально заменили у стойки на новый.

Однако эксперимент не пошел. Для народа оказалось дороговато. Хотя времена уже и наступали другие, но не для достаточного количества клиентов. Тогда же у Савеловского вокзала, о чем я уже вспоминал неоднократно, столь крепко это засело в моей эмоциональной памяти, появились первые «кооперативные» шашлыки. Небольшая порция на отечественной бумажной тарелке, а то и примитивной картонке непонятного происхождения, с ложкой ткемали, двумя ломтиками черного хлеба и бутылкой пива обходилась в трояк. Безумно вкусно и, главное, с потрясающим запахом, я обычно не мог удержаться и регулярно портил себе желудок. А работал тогда там рядом в журнальном здании издательства «Правда» и сослуживцы поглядывали на меня недоуменно. Так как в местной столовой всего за рубль можно было съесть полноценный и очень приличный обед из четырех-пяти блюд. Впрочем, и эта столовая считалась отнюдь не самой лучшей в журналистских кругах. В издательстве «Московская правда», где я до того трудился в «Комсомольце», столовая была ещё вкуснее и дешевле, к тому же имелся и буфет со спиртным и дефицитными закусками, типа бутербродов с икрой, осетриной или сырокопченой колбасой.

Но это всё некие флюктуации. А рабочий люд (мы сейчас исключаем тех, кто приносил еду «из дома», таковые были, но не в большинстве), особенно на крупных предприятиях питался в основном в рабочих столовых, которые небезынтересная, но отдельная тема. Те же, кого сегодня называют «офисным планктоном» и кто составлял в крупных городах, включая, естественно, в первую очередь Москву, если не подавляющую, то весьма значительную часть трудящихся, если им не выпало счастье трудиться в организациях с собственными «закрытыми» столовыми, ели преимущественно в кафе и ресторанчиках по близости те самые комплексные обеды, которые обходились в районе рубля.

Вообще рубль очень долгое время был довольно сакральной суммой. Именно он, как базовая величина, чаще всего имелся в кармане у обычного мужика. Казалось бы, причем тут половая принадлежность? А дело в том, что традиционно хранителем и распорядителем семейного бюджета являлась жена. И к тому же в её функции стандартно входило зайти после работы в магазин за продуктами. Потому у неё в сумочке зачастую находились более крупные суммы. А утром мужу выдавался на день тот самый рубль. Если человек курил, да ещё на дорогу требовалось больше двух пятаков и не было проездного, то это оказывалось совсем уж в обрез и возникали конфликты. Нередко шла борьба за увеличение бюджета хотя бы на полтинник, но далеко не всегда она заканчивалась окончательной победой одной из сторон, чаще являлась перманентной составляющей бытия и даже некоторой интригой, придающей серой повседневности хоть какую-то пикантность.

На мою супругу многие её знакомые замужние женщины смотрели с некоторым недоумением и даже подозрением, когда выясняли, что она не только не распоряжается единолично семейными деньгами, не только не выдает мне фиксируемые и контролируемые суммы, но даже сама толком далеко не всегда знает, сколько в какой момент у нас имеется наличных, которые обычно просто лежали в коробке на кухонной полке и определялись чаще всего «на глазок» по толщине остатка.

Но возвратимся к изначально заданному вопросу читателя о реальности возможности меня и моих сослуживцев обедать в ресторане «Север» а la carte. Меня опустим, уже тогда мои финансы были, пусть и немного, но выше средних по причинам, неоднократно упоминавшимся и сейчас не важным. А вот с остальными коллегами ситуация такова. Этот самый НИИМАШ, по причинам мне неведомым, находился в несколько странноватом двойном подчинении, относясь не только к профильному, но ещё и министерству обороны. К тому же, по тем же самым причинам там платили надбавки «за секретность», «за вредность» и «за стаж». Так что даже у меня новичка на самой низшей должности выходило больше двухсот, а «ветераны» получали и под триста, начальница отдела и её зам ещё больше.

Однако и в этом случае для в основном семейных людей, среди которых были и матери-одиночки, и многодетные отцы, тратить ежедневно три рубля только на обед было не слишком комфортно. И именно потому всё же на спиртном, которое в ресторане, хоть не на столько, как сейчас, но довольно заметно стоило дороже, старались экономить, отсюда и «догонка» впоследствии через заход в магазин. И всё-таки да, ресторан пробивал определенную дыру в бюджете, она обсуждалась, но, видимо, новизна ощущений в данном случае побеждала, по крайней мере в тот период, когда я там работал.



А это один из первых «шведских столов», введённых под Олимпиаду восьмидесятого в «Интуристе». Правда не «бранч», о котором я рассказывал, его фотографию мне найти не удалось, а завтрак для постояльцев, но хоть как-то общую картину передает.
.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments