Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Не брат ты мне

А вообще, можно ли переубедить или перевоспитать расиста? Однако, конечно, здесь все слова неточные и «переубедить», и «перевоспитать», и «расист».

Расизм, хоть она из самых распространенных, но всего лишь частная форма ксенофобии. Очень многие чувствуют неприязнь и враждебность к любым другим «иным» по огромному количеству параметров, не только расовому или национальному, но и по сексуальному, религиозному, культурному, идеологическому, да и вообще какому угодно, бывает самому экзотическому, встречаются ненавистники рыжих, голубоглазых, бородатых, курящих, да что угодно.

И тут нужно сразу принципиально разделить понятия. Прежде всего отсечь проблему внешнюю, поведенческую и юридическую вместе с правоохранительной. Можно ли сделать так, чтобы прекратить еврейские погромы, линчевание негров, сожжение на кострах иноверцев или побивание камнями неверных жен? Не так просто, как кажется, но на самом деле можно. Как часто говаривал мой дедушка: «Если зайца сильно по яйцам бить, он и спички научится зажигать». Если долго и тщательно будут сажать или хотя бы крупно штрафовать не только за какие-то агрессивные действия, но, например, и просто за публичное употребление слова «черножопый», то через какое-то время его перестанут произносить вслух и прилюдно. Ну, может, не абсолютно, однако точно до приемлемого уровня статистической погрешности. Настоящих буйных не так много.

Однако совсем другое дело убеждения и чувства. Тут определенное и немалое значение, думаю, имеют воспитание и образование. Например, большинство детей изначально инстинктивно ксенофобно. Почти всегда в детских коллективах настороженно, часто до враждебности, относятся, скажем, к заикам, очкарикам и тому подобным, не говоря уже о более серьезных физических недостатках. Но насколько подобное будет культивироваться или, наоборот, нивелироваться, сильно зависит и от личности каждого конкретного воспитателя, и от существующих в целом в данном заведении, детском саду, интернате, лагере или школе традиций и норм, а также в какой степени они последовательно и жестко исполняются.

Я написал «определенное и немалое значение», но оно отнюдь не идеально и универсально. Вот помню, в одном документальном фильме начала девяностых, когда снимали и показывали нередко сейчас вовсе невообразимое, была такая сцена. Тренер одной футбольной команды обращается к лидеру своего фан-клуба: «Вася, зачем ты постоянно, сидя на матче в первых рядах, начинаешь орать что-то расистское при появлении на поле любого черного игрока, ведь на нас за это постоянно накладывают штрафные санкции, своим же хуже делаешь?» А тот отвечает: «Иван Иванович, со всем уважением, но, когда вижу негра, у меня крышу сносит, никак не могу с собой справиться». Способно в таком человеке хоть что-то поменять воспитание и образование? Не знаю, возможно, если с младенчества, то какой-то шанс есть, но уже в его возрасте…

Или, я уже неоднократно упоминал, что по темноте и диковатости своей довольно поздно, по-моему, аж в начальной школе узнал разницу между «белыми» (не теми, которые «не черные», а теми, которые «не красные) и фашистами. Но мне пришлось ещё довольно долго жить, учиться, читать и думать, прежде чем понял, и даже, главное, прежде чем пришло ощущение, что «белый» это не обязательно злейший враг, что было заложено ещё с магаданских дворовых игр «в войну».

Однако при этом я знал немало и моих сверстников, и постарше, и значительно моложе, которые до самого недавнего времени (а некоторые, уверен, и до сих пор, просто я в принципе последние годы меньше с людьми лично общаюсь, а уж с подобными тем более) произносили слово «белогвардеец» как приговор, не подлежащий обжалованию. Как и людей, так и не смирившихся с разницей между «немец» и «фашист». Другое дело, как и в какой форме это отношение проявлялось.

И сам я до сих пор в каких-то нюансах не избавился от некоторых аспектов ксенофобии. Говорю об этом без малейшей гордости, но и без большого стыда. Поскольку очень четко знаю меру проявления этой ксенофобии. Например, могу при случае и расслабившись, ляпнуть что-то не совсем политкорректное иногда полушутливо, а иногда и почти на полном серьезе при жене. Но никогда, даже случайно, при детях. Уже взрослых. Но никогда. Не нужно. Лишнее.

И всё-таки, можно ли переубедить или перевоспитать расиста? Подозреваю, что и изначально не всегда, а уж зрелого и сформировавшегося совсем вряд ли. Но можно ли держать подобное в узде? Думаю, вполне и даже необходимо.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Да, но…

    Очередной раз убили человека за картинки. Совершенно не желаю вдаваться в подробности, что на них было изображено и в какой ситуации эти картинки кто…

  • Национальность для кошки

    А кто такие, собственно, эти евреи и откуда вообще взялись? Нет, не современные, с ними не то, что всё более ясно, но просто тема совсем другая, до…

  • Толстокожая и многосемянная ягода

    После того, как огромное количество народу обсмеяло меня и обвинило в клевете, когда я рискнул утверждать, что при советской власти на моей памяти в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments