Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Такая жизнь

Я ничьих приоритетов оспаривать не собираюсь, да и та, ставшая впоследствии знаковой и знаменитой «встреча на Эльбе» действительно произошла несколько раньше, видимо, и в самом деле была первой и имела большое и стратегическое, и для будущего политическое значение.

Но чисто по напряжению боевого драматизма и сюжету она, несомненно, сильно уступает другой встрече союзников, которая произошла в Австрии практически в последний день войны. Американцы вышли к Амштеттену на берегу Ибса и из каких-то высших государственных соображений большое начальство ещё шестого мая приказало находившемуся в тех местах командиру корпуса генералу Бирюкову немедленно обозначить там же свое присутствие, дабы не соблазнять заокеанских друзей занимать лишние территории. Маленький нюанс заключался только в том, что от ближайшего к Амштеттену полка очень сильно потрепанного в последнем наступлении корпуса Бирюкова до означенного пункта было почти сто километров, причем не просто, а занятых трехсоттысячной прекрасно вооруженной в том числе и танками группировкой немцев, пока совершенно не думавших сдаваться. Но подобные мелочи начальство особо не интересовали, да и генерал решил ему голову не морочить в явном преддверии общей победы, а поступил на первый взгляд странновато, но на самом деле довольно обычно по нашим отечественным традициям. То есть, понадеялся на чудо.

Он взял наиболее боеспособный батальон, посадил его на самоходки, поставил во главе майора и приказал: «Вперед!» Свой выбор командира генерал впоследствии объяснял очень просто: «Этот юноша владел нескольким иностранными языками, и, когда мы начали заграничный поход, он стал просто незаменим».

Самое смешное, что чудо произошло. Майор со своим отрядом с совершенно фантастическими и невероятными приключениями, в описание подробностей которых я сейчас погружаться не стану, за день прорвался через фашистскую группировку, нахватал какое-то невероятное количество трофеев и пленных и доложил о своем прибытии командиру американской дивизии. Тот, несколько удивленный уровнем английского языка русского офицера, да ещё обратив внимание, что тот перебросился несколькими фразами по-немецки с оказавшимися поблизости австрийцами, поинтересовался, а сколько вообще майор знает иностранных языков. И в ответ услышал: «Простите, не считал».

Это не было кокетством. Он действительно никогда не подсчитывал точно, но окружающие утверждали, что количество языков, на которых говорил свободно и с которых переводил, явно превышало пару десятков. Возможно, американский комдив удивился бы ещё больше, если бы узнал, что стоящий перед ним «юноша» ещё и доктор наук. Причем в одной из самых тогда прогрессивных и перспективных областей биологии – генетике.

Хотя мне не совсем понятно, почему Николай Иванович Бирюков назвал майора «юношей». Да он сам был на одиннадцать лет старше, но это не повод. Иосиф Абрамович Раппопорт родился ещё до Революции в двенадцатом году в семье провинциального врача. Не волнуйтесь, я далее не стану подробно пересказывать биографию этого человека, она известна и общедоступна, он в общем-то отнюдь не обойден этой самой известностью и даже в какой-то мере славой, каждый интересующийся легко может познакомиться самостоятельно. Потому я здесь предельно кратко и только то, что имеет отношение к интересующей меня теме.

Школы в маленьких городках на Украине, агрозоотехникум, потом в тридцатом Раппопорт поступает на биофак Ленинградского университета. Затем аспирантура, работа в Институте экспериментальной биологии АН СССР под руководством крупнейших ученых, блестящая защита кандидатской в тридцать восьмом, к сорок первому написана и докторская, защита назначена на осень, но началась война.

У Раппопорта была бронь, но он тут же идет в армию добровольцем. Несколько месяцев ускоренных офицерских курсов и младшим лейтенантом на фронт. А дальше начинается чистый Голливуд. О Юзике потом ещё долго ходили легенды. На него трижды приходили похоронки, но он выживал. Тоже трижды его представляли к званию Героя, но так и не дали. Позднее стали намекать, что из-за еврейства, но, думаю, это не так. Вернее, практически уверен. Среди евреев было немало Героев, просто Раппопорт был всегда уж слишком «неформатен» и на грани. Даже многие свои подвиги совершал в нарушение прямого приказа и под угрозой трибунала. И за ним постоянно тянулся шлейф всяких историй, как перед строем дал по морде командиру дивизии за трусость (что, скорее всего, было) или как разбил спиртное, которое пьяный шофер вез большому начальнику, а самого шофера, сбившего насмерть молоденького офицера, запер на несколько дней в подвале (чего, скорее всего, не было именно в таком виде, но что прекрасно иллюстрирует и характеризует репутацию Раппопорта).

Но, хоть Героя и не получил, но вообще-то боевыми наградами обойден не был. Даже имел орден Суворова. Правда, только третьей степени. Но дело в том, что это один из тех чисто полководческих орденов, что, в отличие от основной массы прочих, давался в зависимости от звания и должности. Потому даже третья степень для всего лишь комбата воздушно-десантной дивизии была большой редкостью. А ещё растроганные и восхищенные его последним австрийским рейдом американцы наградили его орденом «Legion of Merit» и именным оружием с гравировкой, карабином и кинжалом, которые, правда, несмотря на все предусмотрительно оформленные начальством документы, впоследствии бдительные чекисты у Раппопорта благополучно конфисковали.

Но это всё чепуха. Главное, что вопреки всем самым невероятным перипетиям своей военной судьбы он выжил. А ещё в сорок третьем, во время краткого лечения после очередного тяжелого ранения, умудрился всё-таки защитить ту самую докторскую диссертацию, да к тому же быстренько в сверхсрочном порядке, но чрезвычайно успешно получил высшее военное образование в академии Фрунзе.

И снова на фронт. Получает пулю в голову. Опять чудом выживает, но лишается глаза и до конца жизни ходит с повязкой. Не долечившись сбегает в свой батальон. В Вене рана воспаляется, он требует у местного хирурга сделать ему повторную операцию в амбулаторных условиях с местным наркозом. Тот отказывается, говорит, что это невозможно, практически верная смерть, но Юзик поднимает автомат и у врача не остается выбора.

И опять выжил. И пошел в бой. И довоевал до самого конца, кажется вопреки всему возможному и разумному. А потом его списали из армии «по состоянию здоровья», но, подозреваю, не без некоторого облегчения для некоторых. Уж слишком неудобным человеком был этот низкорослый одноглазый интеллигентный майор.

Однако это был отнюдь не конец великолепной биографии, а, по сути, практически только её начало. Далее знаменитая лысенковщина, борьба с «буржуазной генетикой», Раппопорт ведет себя вызывающе и предельно нагло с точки зрения начальства, что опять же обрастает массой легенд и невероятно опасных историй, но его не расстреливают и даже не сажают, а всего лишь исключают из партии, куда он вступил на фронте, в окопе, в самый разгар боев, и почти на десять лет выгоняют из науки. Не берут работать даже обходчиком в метро. Уезжает в Сибирь с геологическими и археологическими партиями. И там множество приключений «неформатных» и на грани.

Только в пятьдесят седьмом Раппопорт возвращается к генетике. И далее довольно быстро, особенно для этой неспешной области науки, его научная карьера выходит на мировой уровень. Существует мнение, что уже в шестьдесят втором ему совместно с Шарлоттой Ауэрбах собирались дать Нобелевскую премию за открытие химического мутагенеза. Однако начальство потребовало, чтобы он снова вступил в партию, но Раппопорт отказался и премию не получил. Подозреваю, что в этой истории есть много, как часто в жизни Иосифа Абрамович, легендарного, хотя, возможно, какие-то реальные основания у сюжета и существуют. А что касается вступления в партию, то тут настоящих фактов больше, однако несколько с другой интонацией. Раппопрт никогда не был диссидентом, особенно в современном понимании. Просто не очень умел вписываться в систему. И как раз вовсе не отказывался вернуться в партию. А потребовал, чтобы его не принимали заново, а восстановили, как несправедливо исключенного, с сохранением непрерывного стажа и извинениями. А нет, так нет. Получилось в итоге, что нет.

Но опять же, нобелевка нобелевкой, дело темноватое, а вообще-то об особых притеснениях уже всемирно известного ученого говорить сложно. И правительственные награды, и в конце концов звезда Героя Соцтруда, и член-корреспондент АН, и Ленинская премия.

Он прожил совершенно невероятную жизнь. В которой практически не имел никаких шансов уцелеть. Но не только уцелел и преуспел, но и к своим семидесяти восьми годам очень неплохо себя для такого возраста чувствовал, был полностью работоспособен и оптимистичен. В конце декабря девяностого допоздна засиделся в библиотеке и был сбит грузовиком на пешеходном переходе. Его отвезли в больницу, по-моему, в четвертую градскую, головой не ручаюсь, но точно в какую-то обычную городскую, а не ведомственную, положенную ему по статусу и положению.

Почему, сейчас сказать сложно, но, вероятнее всего, просто изначально скорая, согласно регламента, не особо разбираясь, доставила жертву ДТП в ближайшее отделение экстренной хирургии, а потом не рискнули перевозить или была ещё какая причина. Короче, врачи схалтурили, приближался Новый год, некоторые уже начали праздновать, необходимых обследований и процедур не сделали, началось заражение крови, гангрена и в последний день девяностого Иосиф Раппопорт умер.

По сути убили. Никому не удавалось, а у них получилось. Но и тут не обошлось без легенды. Рассказывают, якобы со слов врача, что уже практически в агонии за несколько минут до смерти Иосиф Абрамович открыл глаза и громко и четко сказал: «Спасибо!» Доктор был крайне удивлен. И тем, что, в общем-то, особо не за что, и более всего тем, что человек в таком состоянии в принципе смог что-то сказать.

Но я думаю, что Юзик Раппопорт мог. И он знал, кого благодарить. И за что.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Golyamata skuka

    Нет, не до истерики, клинической депрессии или малейших намеков на суицидальные синдромы. Без всяких излишеств, тупо просто скучно. Всё чаще…

  • Право слово

    Хватит крутить задом. Надо четко, конкретно и просто. Если ты, собака-Макрон, не прекратишь нас провоцировать и оскорблять самую прекрасную и мирную…

  • Иван Иванович

    Жена тут прибежала с расширенными глазами: «Ты слышал, что наговорил Соловей? А ведь я думала, он вменяемый и неглупый человек? Что его так понесло?»…

  • Папа может

    Да, давненько уже я не испытывал столь неожиданного и приятного удивления. Обычно совсем наоборот. Практически ежедневно, а не то и по нескольку раз…

  • Да, но…

    Очередной раз убили человека за картинки. Совершенно не желаю вдаваться в подробности, что на них было изображено и в какой ситуации эти картинки кто…

  • Национальность для кошки

    А кто такие, собственно, эти евреи и откуда вообще взялись? Нет, не современные, с ними не то, что всё более ясно, но просто тема совсем другая, до…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments