Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Национальность для кошки

А кто такие, собственно, эти евреи и откуда вообще взялись? Нет, не современные, с ними не то, что всё более ясно, но просто тема совсем другая, до которой, даст Бог, мы ещё дойдем в свое время. Они начали формироваться только после разрушения Храма и уничтожения римлянами древнего Израиля и не уверен, что полностью закончили этот процесс до сих пор. Но сейчас совсем не о них, а о тех, изначальных, предельно условно «библейских».

Однако прежде всего, умоляю, не надо думать, что я шучу, юродствую или собираюсь изобразить нечто вроде самодеятельного фрика в стиле Фоменко. Всего лишь хочу предельно кратко напомнить общеизвестные факты, возможно, в каких-то незначительных и непринципиальных мелочах уточненные моими собственными знаниями и исследованиями, но никаких особых сенсационных открытий я не делал. На самом деле это давным-давно общее место, просто по разным причинам не слишком афишируемое, хотя вовсе и не скрываемое и уж совсем не тайное.

Но начать придется с утверждения, которое и сейчас кого-то может искренне обидеть. Аврам, ставший впоследствии Авраамом, евреем не был. Не по принципиальным соображениям, а просто за отсутствием ещё таковых. Не так уж и давно, всего примерно тысячи четыре лет назад его отец Фарра был вполне себе обычным, достаточно успешным и обеспеченным жителем процветающего тогда шумерского города-государства Ур в Междуречье, который вы легко найдете на карте. Можно, конечно, пытаться копаться в его корнях и происхождении, выводя родословную от Ноя и Сима, но это большого значения для интересующего нас вопроса не имеет, Фарра этнически, генетически, культурно, религиозно и как-то ещё иначе в подобных смыслах особо не выделялся из общей довольно пестрой в родовом и племенном отношении массы населения того времени и места. Однако уже в довольно преклонном возрасте им стали овладевать всяческие любопытные идеи, и он решил вместе со своим семейством переселиться в землю Ханаанскую. Места не совсем уже тогда дикие, но явно несколько менее цивилизованные, чем Ур, так что, это, конечно, своего рода дауншифтинг, не самый рядовой поступок, однако и сейчас не такая уж великая экзотика. Впрочем, далеко он не ушел, умер в Харране, это всё ещё Месопотамия.

Сын же его Аврам, наиболее рьяный из сыновей в развитии идей и поступков отца, продолжил переселение в сторону Ханаана и даже попытался там на какое-то время обосноваться, но первый раз не повезло, плюс ко всем сопутствующим неприятностям случился в тех местах ещё и нередкий неурожай, а с ним и голод. Дальше было тоже первое посещение этой компанией Египта, всем прекрасно известные приключения не без определенных оттенков авантюрной пикантности и вновь возвращение в землю Ханаанскую. Собственно и там некоторое время весьма удачливый и предприимчивый Аврам не сильно отличался от местных и выделялся из них, пока не принялся заниматься массовым обрезанием и переименовался в Авраама.

Можно, конечно, упереться рогом, заняться копанием в нюансах и утверждать, что с этого времени появились евреи, как евреи, тем более, что для этого вполне достаточно и как бы вполне убедительных аргументов. Но не хватает главного. Самого еврейского народа, как такового. Поскольку все теологические изыскания, нововведения и капризы Авраама носили чисто семейный характер. А по сути на земле Ханаанской среди множество иных выходцев с прочих окрестных территорий жил и некий Авраам со своей мишпухой, да, переселившийся из Междуречья, которое несколько выше по карте, но, собственно, ничем особым от прочих хананеев не отличаясь, поскольку и те тогда не были особо сформированы и самоопределены, так, бродили по не очень заселенной территории между редкими городками разрозненные племена, пасли скот и сильно не заморачивались по поводу этической и прочей подобной идентификации.

Ну, и в принципе так спокойно и камерно история этой семьи и закончилась бы, всяческие сюжетные повороты, драматическая интрига и прочие эпосообразующие события происходили в основном на духовном и интеллектуальном уровне, никаким образом не определяя даже самое условное еврейство как системный и структурный краеугольный камень некой принципиально иной общности, способной в процессе становления и эволюции оказаться движущей силой истории и цивилизации. Похоронили Авраама там же, в Ханаане, в Хевроне, это всего километров тридцать от нынешнего Иерусалима.

И у меня есть глубокие подозрения, что, несмотря на немалую, однако по тем временам не столь уж исключительную плодовитость Авраама, дело могло тем и завершиться, в смысле провинциальной и частной бытовой причудой. Если бы у Создателя не было по этому поводу своих планов. Ради которых ему пришлось придать находящейся в зародыше идее определенный толчок.

В основе следующего этапа лежат приключения правнука Авраама Иосифа. Их я уж точно пересказывать не буду, после Манна делать это как-то даже неудобно, ограничусь всего лишь несколькими самыми краткими и предельно поверхностными замечаниями. Да, и, прежде всего, сам писатель не скрывал, что с хронологией он повел себя достаточно вольно, так что тут мы не станем придираться к этим аспектам всё-таки художественного, хоть и весьма точного произведения.

Иосиф оказался в Египте совершенно случайно (естественно, если постоянно не иметь в виду, что всё происходило в рамках общего высшего замысла Создателя), и это не имело никакого отношения к посещению Египта Авраамом, не оставившего там никакого следа. К тому же Иосиф был изначально в этой стране единственным из самых что ни на есть условных евреев. И было ему на тот момент лет семнадцать. Вполне достаточно для того, чтобы проникнуться семейным мистическим духом и общими «авраамическими» идеями, но всё-таки маловато, чтобы воспринять того одинокого юношу реально мощным и действенным столпом принципиально новой этнической и духовной миссии. Далее, правда, он добился больших карьерных успехов и перетащил в Египет свое немалочисленное семейство, но в любом случае это было всё. Никакого массово прихода некого значительного «семитского племени» не произошло. Тем более, египтяне не завоевывали и не порабощали каких-то сформировавшихся «евреев», там всё возникло изнутри и на достаточно обозримом поле деятельности.

Есть два основных чисто технических вопроса, по которым до сих пор не существует единого мнения, а даже наоборот, количество мнений этих безмерно. Во-первых, сколько потомки Авраама пробыли в Египте, и, во-вторых, сколько их оказалось к моменту Исхода. Тут цифры сильно не бьются. От меньше чем двухсот до почти пятисот лет за которые «колена израилевы» размножились от нескольких десятков человек то ли до шестисот тысяч, то ли до пары миллионов.

Но мы всеми этими глупостями заниматься не будем, и вот тут самое время задаться основным вопросом. А как человек может узнать, что он еврей (отставим только в покое идею получения непосредственной информации от Господа, у нас сейчас разговор в иной стилистике)?

Многие мои сверстники помнят ту веселую сценку из «Кондуита и Швамбрании», где герой впервые узнает о существовании евреев, да ещё к тому же о том, что сам является евреем, и спрашивает маму: «А наша кошка тоже еврей?» Очень весело. Но на самом деле ничего смешного тут особо нет. Кассиль описал довольно рядовую обыденную ситуацию.

Я сам лет до семи ничего про евреев не знал. И в семье и вообще в нашем магаданском окружении эта тема как-то совершенно отсутствовала, книжки я сам ещё не читал, в сказках, которые читали мне, про евреев не было ничего, даже выражение «не жидись» в детском саду использовалось исключительно как аналог «не жадничай» и ни с какой национальностью совершенно не соотносилось. И только во время одного из приездов в Москву я услышал впервые в интеллигентнейшем дворе академического дома на Чаплыгина в адрес какой-то старухи: «Жидовка поганая». Попросил бабушку мне объяснить и вот тогда-то первый раз услышал и про евреев, и про то, что сам имею к ним какое-то отношение. Был несколько удивлен, но не могу сказать, что сильно заинтересован, так, просто воспринял очередной факт из постоянно познаваемого мира.

А когда десятилетним работал в колхозе под Сухиничами, то некоторые деревенские поначалу интересовались у патронировавшей меня бабы Клавы: «А он у тебя случайно не жиденок?» Та отмахивалась: «Бог с вами, он цыганёнок». Народ удовлетворенно и успокоенно кивал головой, ну, цыганенок, это ничего, это нормально. И если бы я сам к тому моменту не оказался уже просвещен по данному вопросу, то вполне мог бы посчитать себя цыганенком, это не оказало бы ровным счетом никакого влияния на мою будущую жизнь, на чисто практическом уровне я всё равно так бы и остался «советским школьником».

Вот и относительно авраамова потомства в Египте. Не станем опять же придираться к цифрам и датам, но в любом случае несколько сот лет потомки одной из месопотамских семей живут в долине Нила. Я даже не могу сказать, что среди египтян. Там отдельная и сейчас не интересующая нас история, но в этой долине тоже нет на протяжении всего периода некой единой стабильной этнической массы под названием «египтяне». Происходят довольно сложные и бурные процессы перемещения, вражды, смешения, распада, возникновения и уничтожения племен, константой там не этнос и даже не религия, а прежде всего великая река, вернее даже те почвы, которые она делает чрезвычайно плодородными.

Так как же, по каким принципам и признакам евреи в Египте могли понять и ощутить, что они евреи? Шестиконечных звезд на одежде они не носили. Единой четкой религиозной структуры у них не существовало, как не было и особой автономной системы просвещения и образования. Даже обрезание не являлось отличительным признаком, отдельный, возможно, небезынтересный разговор, но тут просто констатируем. Рабство? Совсем темный и неоднозначный момент относительно египетского рабства как такового, не только в отношении условных «евреев». Но, не вдаваясь в детали, достаточно здесь просто отметить, что как институт это было очень размыто и плохо фиксируемо.

То есть, короче, чтобы не тонуть в мелочах и подробностях, ситуация довольно явная и не слишком сложная. Теоретически даже можно представить, как при соответствующем уровне рождаемости и благоприятных природных и экономических условиях всего за пять-шесть поколений из нескольких десятков человек и без особого межплеменного смешения может получиться несколько сот тысяч. Но и чисто теоретически тяжело предположить, как они за столетия без всяких внешних и внутренних структурообразующих сил и организаций смогли сохранить свою «отдельность» и самоидентификацию. И абсолютно без намека на ассимиляцию. Только за счет чисто семейных традиций и преданий? Не очень получается, какая-то здесь несомненная лажа.

Ещё раз повторю с чего начал. Я тут никаких Америк не собираюсь открывать. В принципе, почти всё, что требуется, изложил ещё Зигмунд Фрейд больше восьмидесяти лет назад в своей не просто общеизвестной, но даже относительно знаменитой книге. Только он из чисто тактических соображений определенной корректности не довел свою мысль до логического финала, а кое-какие моменты мягко завуалировал, но этот недостаток вполне подробно и точно устранили многие последующие специалисты. Так что я всего лишь максимально коротко изложу реальную и абсолютно не конспирологическую историю.

Примерно три с половиной с чем-то тысячи лет назад в Египте к власти пришел фараон Аменхотеп IV. Это был очень своеобразный и неординарный человек, который довольно быстро понял, что существующая в стране государственная и политическая, а, соответственно, и основанная на этом и экономическая система ведет в тупик. Многобожие, подкрепленное косной консервативной жреческой структурой, мешает цивилизационному развитию. И через несколько лет правления он сменил имя на Эхнатон и занялся принципиальными реформами. Прежде всего введением монотеизма и перестройкой всех действующих институтов. Некоторое время его деятельность казалась вроде бы успешной и эффективной, но потом сопротивление и наиболее влиятельной и корыстной части старого высшего духовенства и бюрократии, и массы инертного и пугливого по отношению к нововведениям населения стали всё более нарастать, реформы вязли и буксовали. В какой-то момент Эхнатон понял, что с этим народом каши не сваришь. Пора валить. И тогда он принял кардинальное судьбоносное решение.

Эхнатон знал, что среди огромного разнообразия египтян, подчеркиваю, именно египтян, есть определенное количество тех, кто внутрисемейной традицией поддерживает память о некоем своем предке, вышедшем из Месопотамии и придерживавшегося некоторых основ именно монотеизма. И фараон поступил очень просто, но технологично. Прежде всего объявил себя потомком этого самого легендарного предка и изменил имя на Моисея.

Да, и, думаю, следует отметить и подчеркнуть, что это был отнюдь не только для своего времени очень образованный человек, к тому же в силу и воспитания, и образования, и личных выдающихся способностей, прекрасно владеющий так называемыми «магическими техниками», то есть, проще говоря, являлся профессиональным фокусником, да ещё в его арсенале средств воздействия было много чего, от массового психологического манипулирования до нейролингвистического программирования. И он объявил примерно следующее. Те, кто верит в единого Бога и мне, вы не такие, как все. Мы – евреи. Мы – особые и избранные. И делать нам тут нечего. Пошли за мной, я знаю куда и зачем. Мы там всё устроим с нуля так, как сами считаем нужным, а эти пусть продолжают строить свои пирамиды без нас.

И отнюдь не все потомки Авраама и Иосифа пошли за ним. И далеко не все, кто пошел, были именно потомками Авраама и Иосифа. Там документов никто не проверял и даже обрезания не спрашивал по бесполезности. Произошел очень жесткий, быстрый, но предельно точный процесс самоопределения. Те египтяне, что поверили Моисею и, главное, его идеям, назвали себя евреями и отправились в путь.

А потом он их сорок лет водил по пустыне. Но совсем не для того, как многие объясняли позднее, чтобы умерли последние, бывшие рабами. Он просто таким образом создавал отдельный народ с собственными целями и нравственными ценностями. И создал. Из того, что было. К Ханаану подошли уже евреи.

А египтяне исчезли. На эту тему можно сколько угодно спекулировать, рассказывать про коптов, про то, что арабов было слишком мало, чтобы изменить генетическую структуру целого народа, и прочую подобную чепуху. Египтян нет, как нет и того Египта. Есть Арабская республика Египет. Арабская. И точка.

Но на самом деле серьезная наука этим уже давно занимается. Просто механизм ещё недостаточно тонко и точно настроен. Однако постоянно совершенствуется. Да и материала поднабирается. Вот совсем недавно под Каиром найдены несколько десятков мумий в уникально отличном состоянии. Так что в самом обозримом будущем без малейших сомнений установят. Евреи – это и есть те самые древние египтяне. Которые решили, что они евреи. И по этому поводу пора валить, как завещал великий фараон Моисей.
Tags: Земля О
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Глазунья

    Ещё несколько строк вдогонку к предыдущему. Я уже давно не пишу ничего хоть отдаленно напоминающего некрологи. Слишком часто последнее время умирают…

  • Обратная сторона

    Вынужденное увеличение времени в замкнутом пространстве иногда приводит к довольно своеобразным последствиям. Зацепился тут случайно при переключении…

  • Молитва санитара

    Наверное, если очень подробно и тщательно покопаться в истории, то можно будет найти один день или даже несколько, когда нигде не было войн. Но вряд…

  • Очарование

    Если совсем серьезно, то единственной реальной ценностью крайне условного Запада является не «свобода, равенство, братство», не гуманизм, не…

  • Ну, и чё?

    Вот здесь тот нечастый случай, когда я не могу сформулировать своего отношения. Вернее, даже дело не в формулировке, а в том, что само отношение…

  • Открытое нёбо

    Хотя я и неоднократно формулировал причину своего положительного отношения к президентству Трампа, меня вряд ли можно упрекнуть в том, что я являюсь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments