Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Ё-политика

Первыми моими книгами на эту тему стали в глубоком отрочестве «Политика» Аристотеля и «Государь» Макиавелли. В тех еще, старых, дореволюционных, не очень хороших изданиях и переводах, по-моему, даже «Государь» и назывался как-то по-другому.

Не скажу, что они произвели на меня уж очень большое впечатление или заставили сделать особо серьезные выводы, но ощущение от самого предмета исследования осталось точно неприятное. Ощущение осталось до сих пор, правда, уже в несколько измененном виде, но об этом чуть ниже. А вот выводы с годами, естественно, и сформулировались, и изменились. Не бойтесь, я не собираюсь писать трактат, а собираюсь изложить всего лишь некоторые, предельно и кратко и по совершенно конкретному поводу.

Чтобы не заниматься словоблудием и не утонуть в пустом терминологическом теоретизировании, опущу свое определение самого понятия и ограничусь тем, что, что обозначу «политику» как то, что даже четко или вообще никак не формулируя, используют обычно в чисто бытовом обиходе наравне с «воровством» или «прелюбодеянием». То есть нюансов может быть множество, но, в принципе, каждый прекрасно понимает, о чем речь.

Так вот, мои многолетние подозрения уже довольно давно перешли в уверенность, что выражение «политика – грязная дело» придумано изначально было очень корыстными людьми, которые хотели отвадить от занятий ею всех остальных, слишком чистоплотных, чтобы не лезли и не мешали. Это, знаете, как на проселках местные жители иногда ставят табличку «проезда нет» не потому, что там действительно нельзя проехать, с трудом и по колдобинам, но пробраться-то можно, а чтобы посторонних отвадить и сохранить дорожку на возможно более долгое время исключительно «для своих».

Политика, конечно, занятие не стерильное, но я особо не вижу, чтобы оно как-то в этом смысле особо отличалось от, скажем, предпринимательства, торговли, военного дела или даже того, что в большинстве случаев называется «любовью». В любом из родов своей деятельности человек вполне может оставаться в рамках если и не самой высокой нравственности, то, по крайней мере, приличий. И совершенно не обязательно самому становиться дерьмом даже будучи профессиональным ассенизатором. Но, с другой стороны, сделать это очень легко, занимаясь хоть поэзией, хоть цветоводством.

А теперь уже конкретно о цветоводстве. Тут произошло событие, которое официально обозначили как «съезд политической партии «Правое дело» и избрание Михаила Прохорова председателем». Вообще-то сложно и нарочно придумать идущие подряд десять слов, из которых к реальности отношение имеют только три, да и то потому, что это союз, да имя с фамилией. Но сейчас не о том. Просто процитирую Ирину Ясину.

«Первый раз в жизни побывала на партийном съезде. Масса впечатлений.
Главное - Прохоров нервничал, говоря речь. Прямо как студент перед экзаменом. С трудом могла бы такое вообразить, но видела собственными глазами. Может показалось? Спросила Петю Тодоровского - ему показалось тоже самое. Удивилась - эмоция была явно внутренняя.
Речь была умная. Не до конца выстроенная, но хорошая.
Удивил своим выступлением Ярмольник. Опять же – позитивно».

Почему нервничал Прохоров мне предельно понятно. Человек, уж совсем, думаю, не чистоплюй и в особо завышенных моральных что критериях, что требованиях к действительности не замечен. Но и придурком тоже не является, потому прекрасно осознает, в какую паршивую, обреченную и дурно пахнущую, а, главное, абсолютно ему не нужную, более того, лично для него крайне вредную и опасную историю его втравили. Занервничаешь тут.

Относительно Ярмольника даже слов не хочу тратить. Он удивить, и обязательно позитивно, блестяще умеет еще со времен «цыпленка табака». Мастерство любого истинного лицедея с годами обычно только шлифуется. Но вот остальные действующие лица… Кроме упомянутых уже самой Ирины Ясиной и Петра Тодоровского на «съезде политической партии» присутствовало еще множество очень приличных людей. Причем я подчеркиваю, приличных без всяких кавычек и в моем понимании полностью соответствующих значению этого слова. Да плюс еще многие с несомненными творческими способностями, а некоторые, так и просто талантливые. И, если информационщики не переврали, младший Тодоровский тоже, и Мариэта Чудакова, и Павел Лунгин…

Я еще только начал список, а уже появилось чувство, что делаю нечто не совсем приличное. Словно обличаю людей или уличаю их в каком-то нехорошем, почти позорном поступке. Как будто кляузу или даже донос некий составляю для неких будущих обвинений и собраний с возгласами раскаяния, типа, мы не хотели, нас обманули, это ошибка молодости или, наоборот, старческая слабость… Перепроверил себя на всякий случай. Нет, как будто всю в порядке, ничего такого плохого я не совершаю. Люди имен и лиц своих не скрывали, а о присутствии своем на «съезде» говорили даже с гордостью, да и сам список находится в публичном доступе. Логически я себя полностью убедил. Но ощущение осталось. Потому продолжать перечисление фамилий, на всякий случай, не стану. А вот собственно, об ощущениях, с которых я и начал, мне и хочется сказать в заключении, как о самом основном.

Тут главное, к чему я пришел за всю свою жизнь. Чувства в отношении понятий, явлений и даже большинства событий и фактов ушли, переместились на личности и их поступки и поведение. Относится это и к политике. Сама по себе эмоций она у меня не вызывает. Но я точно знаю, что если мне за людей стыдно, значит, дело, в котором они участвуют, даже в форме как бы почти нейтрально присутствия – мерзостное. Это признак безошибочный.

И это дело, конечно, «правое», но уж очень гадкое.

 

 


Tags: Прохоров
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments