Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Свобода

В юго-западной части Тихого океана, благодаря удобствам современной электронной картографии мне не надо более подробно объяснять где, каждый за несколько секунд может посмотреть самостоятельно, находится кучка островов или более культурно архипелаг, нынче называемый Фиджи. Их там штук триста, но треть до сих пор необитаемы, а население остальных образует отдельное независимое государство.

Как и на большинстве других территорий, изначального коренного населения там не было, практически все мы в той или иной степени на этой планете «понаехавшие». Но, по мнению археологов, уже тысячи три с половиной лет назад народ тут появился. То ли из Полинезии, то ли из Меланезии, то ли отовсюду из подобных мест понемножку, но, видимо, уже всё-таки обладая каким-то элементарными человеческими навыками, поскольку путь не самый близкий и по воде, но добрались и стали жить.

С тех пор в некоторых других местах возникали и исчезали целые цивилизации, творилось разное достаточно кровавое безобразие, двигавшее процесс иногда по недоразумению называемый прогрессом, а эти ребята исхитрились практически ничего не придумать. Нет, то есть огонь и каменные топоры они освоили, но на этом по сути всё.

Я вас умоляю, никого не хочу ни в чем упрекать, на то была и масса совершенно объективных причин, но факт остается фактом. Островитяне не завершили даже самую первую и основную технологическую революцию по термической обработке пищи. В смысле, как-то они её пытались готовить на разогретых камнях, засыпая травой и землей, но толком варить и жарить так и не научились.

Единственное, в чем они преуспели, так это частично решили проблему белковой пищи. Поскольку животных в тех местах почти не было, даже редкая птица долетала, а на одном вегетарианстве и сифуде долго не протянешь, мяса всё-таки хотелось, то они приспособились есть дуг друга. И даже достигли в этом деле определенного совершенства. До сих пор единственными истинно местными сувенирами, пользующимися большим спросом у туристов, являются специальные деревянные вилочки и прочие приспособления, специально придуманные для самого изощренного каннибализма.

Ну, и, естественно, для пополнения такого рода пищевых запасов они постоянно друг с другом воевали. Племя на племя. Поскольку островов много и достаточно разрозненных, так что племен хватало, и это занятие было постоянным и стабильным. Дел достаточно, так себе прекрасно и жили все эти долгие века всего остального постороннего мирового суетливого беспорядка.

Формально считается, что Фиджи для европейцев «открыл» Абель Тасман в 1643 году. Но это «открытие» достаточно условное, он просто проплыл мимо нескольких островов, направляясь по совершенно другим собственным делам, и приблизительно отметил их на карте. Даже не притормозил. Так же ещё довольно долго поступали ещё некоторые мореплаватели. Первый документально подтвержденный контакт европейцев с аборигенами состоялся только в самом конце восемнадцатого века, когда в августе семьсот девяносто первого, когда капитан Оливер, занимавшийся поисками мятежного «Баунти», провел с командой пять недель на острове Матуку. Но большого и принципиального влияния ни на кого это не оказало и в жизни островитян ничего особо не изменило.

В первой половине девятнадцатого века там побывало ещё несколько экспедиций, в основном французских и американских. Кто-то, видимо, удовлетворил свою любознательность и тягу к приключениям, но большой взаимной пользы не было, даже наоборот, имели место отдельные достаточно неприятные конфликты, заканчивающиеся опять же не без оттенка людоедства.

Только уже ближе к середине девятнадцатого туда полезла всяческая западная нечисть. По началу в основном в виде миссионеров, эдаких наглых «соросят» того времени. В угаре своей культурно-религиозной экспансии они даже попытались наладить там печатное дело, для чего установили станок, но эта идеологическая диверсия не очень удалась. Сломали станок к чертовой матери и разобрали по кусочкам на талисманы.

Но миссионерский клещ уже намертво вцепился в здоровое тело фиджийского народа. За проповедниками, как обычно, начал потихоньку подтягиваться всякий полукриминальный и просто откровенно преступный сброд в виде всякого рода авантюристов и любителей острых ощущений, среди которого, не менее обычно, попадались и личности с весьма неплохими предпринимательскими и хозяйственными способностями. А там уже и основная сила стала присматриваться к местности – передовики международной экзотической торговли. Выяснилось, что, несмотря на кажущуюся на первый взгляд полную нищенскую бесперспективность, тут есть, чем поживиться. Например, сандал и трепанги. Да и вообще, если приложить руки, мозги и финансы, то есть шанс наварить, климат неплохой и почвы не совсем уж убогие.

Короче, к началу второй половины девятнадцатого века ситуация сложилась примерно следующая. В технологическом и прочих подобных плане там чистый каменный век без малейшего просвета и движения. А в смысле социального устройства ребята добрались до фазы развитого первобытнообщинного строя, когда племена объединялись в союзы, союзов таких образовалось довольно много, там появилось уже что-то вроде наследственной правящей прослойки и возникали какие-то, типа, местные царьки, но это понятие, естественно, привнесенное привыкшими тупо наклеивать собственные ярлыки европейцами, а так, на самом деле, просто обычные паханы большего или меньшего калибра. Дрались за свой основной пищевой ресурс, то есть человечину, всё более ожесточенно, кое-кто примеривался к разным вариантам использования тем или иным способам отжатого у гостей металлического холодного оружия, а наиболее сообразительные начали уже коситься и в сторону огнестрельного.

С другой стороны европейцев и даже в каком-то количестве американцев становилось всё больше, появлялись новые коммерческие идеи, например, относительно хлопка и производства копры и требовалась пусть и относительная, но стабильность. В общем, взаимная заинтересованность явно вырисовывалась, но были не совсем понятны методы достижения. К тому же, существовало ещё одно достаточно значительное препятствие. Даже те вожди, да и не только, подавляющее большинство населения тоже, которые вроде были и не против сближения с пришельцами, с большой неохотой шли на признание некоторых христианских принципов, на которых настаивали миссионеры. Особенно это касалось полигамии и каннибализма. Действительно, тяжело отказываться от самых приятных в жизни вещей.

Я не стану далее грузить читателя подробностями хоть и весьма кровавой, но достаточно стандартной и занудной истории. Достаточно упомянуть, что в конце концов всё как-то само собой начало образовываться. Правда, в определенной степени в результате некоторого недоразумения. В середине века в одном из племенных союзов, который европейцам удобнее было называть королевством, Мбау пришел к власти и официально стал военным правителем человек с длинным и сложным именем, которого для краткости и удобства многие называют просто Такомбау. По этому поводу даже устроили большой пир, на котором съели восемнадцать человек. От вольного, так сказать, не мелочились. Это, конечно, свидетельствует, что мужик был достаточно влиятельной личностью на архипелаге и пользовался уважением, но, конечно, никаким единым начальником, а уж тем более королем не был, вождей примерно его уровня имелось даже точно неизвестно сколько, но уж наверняка больше десятка.

Однако пришлых и ушлых эти местные нюансы и подробности не сильно интересовали. Потому, когда прозорливый Такомбау предложил сделать на него ставку, они согласились. Вождь обещал больше никого не кушать и оставить одну жену, а европейцы, которых к тому времени уже набралось тысячи три, достали ножи и ружья и помогли организовать новообращенному христианину нечто вроде пусть и крайне условного, но единого государства. Произошло это знаменательное и до сих пор торжественно отмечаемое событие в восемьсот семьдесят первом, то есть, Ленина ещё не было, но Володе Ульянову уже исполнился годик, когда Фиджи выглянули из своего каменного века и над ними начала разгораться заря государственного суверенитета.

И всё это, конечно, очень красиво и оптимистично, но в реальности никак принципиально безобразий не прекратило. Дела шли весьма туго и малоперспективно. Вольница с бабами и людоедством потихоньку сокращалась, а взамен как-то никаких особых компенсаций не вытанцовывалось. И умный Такомбау с частью своих сторонников начали проситься под власть кого-нибудь посерьезнее. Даже Штатам удочку закидывали, но тем тогда совсем было не до того. В результате после довольно долгих и непростых переговоров удалось уболтать Британию.
Таким образом первого сентября семьдесят пятого на Фиджи прибыл первый губернатор сэр Артур Гамильтон Гордон и провозгласили создание английской колонии. Началась черная полоса империалистической эксплуатации.

Следующие почти сто лет этого мрачного колониального периода были полны наверняка крайне увлекательными и важными для фиджийского народа событиями, но большого влияния на мировую историю они не оказали, да и, будем справедливы, сам архипелаг в процветающий рай не превратили, особых прорывных успехов там не наблюдалось. Из принципиального, думаю, стоит отметить только то, что ещё во второй половине позапрошлого века туда стали завозить для сельскохозяйственных работ индусов, поскольку местные оказались не слишком к этому делу приспособлены, скажем так мягко, несколько излишне воинственны. И в результате уже к середине века прошлого индийское население сравнялось по количеству с коренным, а по некоторым данным и превысило его. Это привело к определенным межнациональным конфликтам, впрочем, без особого экстрима и ужаса, как-то в конце концов всё относительно утряслось.

И вот Британия устала от своего величия. В какой-то степени она довольно лицемерно воспользовалась естественно имевшимися на Фиджи, как и всегда и везде, пусть и не слишком явно выраженными, но несомненно существовавшими настроениями по поводу свободы и независимости, для виду повздыхала и в апреле девятьсот семидесятого на конституционной конференции в Лондоне Фиджи был предоставлен полный суверенитет в рамках Содружества. Затем осенью Фиджи провозгласила свою независимость.

И дальше началась довольно обычная для подобных стран жизнь, в том числе и политическая. Собачились между собой и с индусами, создавали партии, устраивали государственные перевороты, переписывали конституции, выходили из Содружества, снова туда вступали – в общем, развлекались, как могли. Что называется, жили полной жизнью. Правда, следует объективно признать, что особых успехов ни в чем так и не добились. Не появилось не то, что великой, а пусть хоть сколь-нибудь значимой фиджийской архитектуры, музыки, литературы или чего-то подобного. Ну, совсем ничего. Если вы попробуете с помощью любой энциклопедии или интернетовского поисковика найти какого-нибудь всемирно известного фиджийца или просто хотя бы уроженца архипелага, боюсь, у вас ничего не получится. Возможно, конечно, кому-то удастся что-нибудь за уши притянуть, но шансов, подозреваю, немного.

Имеется, правда, один курьезный факт. Почти во всех супермаркетах мира продается питьевая вода «Фиджи». Вода как вода. В большинстве цивилизованных мест из-под крана идет не хуже, а то и лучше. Но этой, которую одна американская фирма действительно добывает из артезианской скважины на Фиджи, каким-то чудесным образом удалось если не завоевать, то хотя бы покорить кусочек глобального рынка. На этом, пожалуй, всё. Ну, вот совсем всё. Я не придираюсь. Так есть. Да, виноват, они ещё, говорят, неплохо играют в регби. Ну, вот теперь действительно всё.

Хотя, в принципе, живут они не так уж и плохо. Климат уж очень расслабляет. Если сильно не выпендриваться, то можно обойтись самым минимумом. Особо не пострадаешь и не пропадешь. И тем не менее дрязги с военными переворотами и чрезвычайными положениями практически уже вошли в традицию. И постоянно очень хочется свободы. Нет, не то, что её слишком мало. А просто не оставляет опасение, что на неё кто-нибудь покусится. Ведь самое главное – не оказаться под чьим-то влиянием и внешним управлением. Суверенитет – это высшая ценность и главное благо. Великий фиджийский народ настрадался под колониальным игом и не терпит иностранного вмешательства.

Будущее Фиджи – в возвращении к историческим культурным корням и неприкосновенной самостоятельности. Народ не позволит больше соблазнить себя яркой упаковкой чужеродных западных псевдоценностей. Приятного аппетита.
Subscribe

  • В начале пятого

    Прежде всего, я, конечно, не считаю себя специалистом в данном вопросе и не являюсь таковым, больше всего боюсь оказаться в компании кухонных…

  • Признаков нет, но есть симптомчики

    Нет, я, конечно, не изменил своего мнения. Как не было никаких реальных и объективных причин для войны, так их и не появилось. Так же, как их не…

  • Розенкранц и Моргенштенрн живы

    Есть такие два как будто сходных выражения. «Каша в голове» и чуть менее употребимое, но тоже бытующее «винегрет в голове». Вроде смысл один и тот…

  • Чей туфля

    Честное слово, вот я сейчас без малейшей задней мысли. У меня нет на эту тему никакой эксклюзивной информации, всё исключительно из общедоступных…

  • Скажи: «Сhe-е-ese»

    Вообще-то, этот текст не совсем о сыре. Вернее, совсем не о сыре. Но начну с него. Посол Италии в России Паскуале Терраччано назвал технической…

  • Сюжет

    Нет, конечно, мы никогда не были особо близкими друзьями. Даже слово «приятели» не слишком подходит. Скорее просто знакомые. Да, добрые и хорошо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • В начале пятого

    Прежде всего, я, конечно, не считаю себя специалистом в данном вопросе и не являюсь таковым, больше всего боюсь оказаться в компании кухонных…

  • Признаков нет, но есть симптомчики

    Нет, я, конечно, не изменил своего мнения. Как не было никаких реальных и объективных причин для войны, так их и не появилось. Так же, как их не…

  • Розенкранц и Моргенштенрн живы

    Есть такие два как будто сходных выражения. «Каша в голове» и чуть менее употребимое, но тоже бытующее «винегрет в голове». Вроде смысл один и тот…

  • Чей туфля

    Честное слово, вот я сейчас без малейшей задней мысли. У меня нет на эту тему никакой эксклюзивной информации, всё исключительно из общедоступных…

  • Скажи: «Сhe-е-ese»

    Вообще-то, этот текст не совсем о сыре. Вернее, совсем не о сыре. Но начну с него. Посол Италии в России Паскуале Терраччано назвал технической…

  • Сюжет

    Нет, конечно, мы никогда не были особо близкими друзьями. Даже слово «приятели» не слишком подходит. Скорее просто знакомые. Да, добрые и хорошо…