Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Тик-так Тиктока

Не бывает абсолютно объективных людей. То есть, наверное, и тут существует определенная мера и степень. Однако я сам уж точно не принадлежу к чемпионам по объективности. Понимаю этот свой недостаток, осознаю ущербность, по мере сил стараюсь с ней бороться, но большими успехами похвастаться не могу. Много большего достиг в смирении, но это не очень компенсирует.

В чем-то это относится и к памяти. Вернее, к её избирательности. Как будто искренне хочешь рассказать правду, но всё равно в первую очередь всплывает нечто с хоть чуть, однако комплементарным оттенком, если и не полностью приветствуемое распространенным и принятым общественным мнением, то хотя бы и не сильно им осуждаемое. Например, рассказывая о начале своей деятельности, я уже успел поведать какие-то трогательные истории о работе в десять лет на колхозных полях, о разгрузке барж на Ангаре и прочих подобных замечательных свершениях. И я нигде не соврал. Но ведь это далеко не всё.

Первые свои не то, что нечестные, это вопрос спорный, но точно незаконные, а по тем временам и просто преступные деньги я заработал вот как. Правда, мне тогда уже исполнилось восемнадцать, но совсем недавно, так что, если меня и можно было назвать совершеннолетним, то совсем начинающим. У меня была подружка-однокурсница, дочка очень известного разведчика, разоблаченного и обмененного, занимавшего в тот момент крупный чиновничий пост, вполне гражданский, но, уверен, со своей материнской организацией он связи не потерял. А у этой дочки в свою очередь был то, что сейчас бы назвали бойфрендом, человек лет на десять, если не больше, старше нас, весьма вольных, почти диссидентских взглядов. И я не знаю, кто на самом деле. Может, агент КГБ и провокатор, может, иностранный шпион, может, идейный идеологический диверсант, может, просто чудик с придурью. Правда не знаю. Но, самое главное, особо не интересовался и даже не задумывался.

И вот как-то этот бойфренд дал дочке разведчика несколько фотопленок с текстом только что вышедшего в Париже «Архипелага» и попросил распечатать каким-нибудь образом. Объяснив эту, мягко говоря, довольно странную просьбу ещё более странным образом. Мол, в связи с положением её отца это самый безопасный способ, так как её никто не заподозрит. А она знала, что я подростком увлекался фотографией и, в свою очередь, обратилась ко мне.

Самое смешное, что у меня к тому времени даже собственного увеличителя не было. Какие-то элементарные деньги на сопутствующие расходы мне дали, и я тупо взял увеличитель на прокат, были в то время для подобного специальные лавочки. И распечатал Солженицына, по-моему, уместилось всё в двух, а то и больше, коробках из-под обуви. Для тех, кто уже не очень помнит или никогда не знал, уточню. В то время существовало множество запретов и ограничений на самую разную литературу, какую-то могли просто конфисковать, за какую-то можно было получить неприятности по работе, могли даже выгнать из партии или комсомола. Но было всего несколько книг, даже хранение которых, не то, что распространение, примитивно грозило тюрьмой. И среди них на первом месте находился именно «Архипелаг ГУЛАГ».

Но я на этом не остановился. Изначально ни о каком вознаграждении и не думал, посчитал для себя достаточным гонораром возможность просто прочесть книгу. Но через некоторое время подружка передала мне от своего бойфренда как бы в благодарность за проделанную работу чеки серии «Д», по-моему, рублей на триста, точнее сейчас уже не вспомню. Я тогда видел эти бумажки первый раз в жизни и представления не имел, что с ними делать. Но умудрился, сейчас уже не стану грузить читателей подробностями каким образом, через кого-то приобрести на эти чеки в специализированной «Березке» два стереомагнитофона «JVC», последний тогда писк моды, и продать их через комиссионку у Планетария тысячи за три, безумные по тем временам деньги, больше чем половина «Жигулей». То есть, в принципе повесил на себя минимум ещё пару достаточно тяжелых уголовных статей.

Но что там какие-то чеки. Я додумался примерно в то же время перепродать, особо не маскируясь, буквально на Пушкинской площади десять крюгеррэндов. Кто в курсе, прекрасно понимает, что это одновременно преступление и по валюте, и по драгоценным металлам. Только по восемьдесят восьмой можно было теоретически получить вплоть до высшей меры. О прочих вероятных неприятностях уже и вовсе молчу.

Не буду больше утомлять перечислением своих идиотских поступков. К сожалению, их было множество, но к счастью ничем трагическим они не закончились, хотя на самой последней грани находились неоднократно. Упомянул обо всем этом лишь для того, чтобы проиллюстрировать, насколько я был безбашенным юношей со слабыми тормозами и склонностью к предельно, мягчайше говоря, глупому поведению. Но вот ещё на каком моменте я хотел бы остановиться.

Движение «хиппи» давно стало классикой и золотым фондом мировой молодежной культуры, особенно шестидесятых. О хиппи вспоминают с ностальгическим придыханием, Вудсток «Волосы» и всё такое прочие. У нас оно появилось с некоторым опозданием и на самом деле было отнюдь не столь массовым, как это нынче описывают некоторые ветераны движения. Но среди моих знакомых хиппи встречались нередко. Так вот, несмотря на всю свою «неформальность» и тягу к разного рода экстриму, с ними я общаться категорически не мог. Даже для меня они были слишком тупыми, запредельно безнравственными, да ещё и очень дурно пахнущими. При этом именно и из поколения, и из движения хиппи вышло множество более чем достойных людей, причем не только художников, писателей и музыкантов, но и физиков, математиков и инженеров. Не будем идеализировать, далеко не все, немало спилось, скололось и скурилось. Но в общем след остался достаточно добрый и положительный.

Я к чему, собственно, обо всём этом вспомнил. Надеюсь, никому из то хоть изредка заглядывал в этот Журнал, причем вне зависимости от того, согласен он со мной хоть в чем-то или придерживается прямо противоположных взглядов, не надо объяснять, как я в принципе могу относиться к тем, ко нынче принято называть «тиктокерами». Тут как бы вариантов не существует. Они могут выходить на протестные акции и закидывать снежками правительственные машины. Они могут потом за это публично каяться. Они могут вовсе ограничиваться своим замкнутым, но всё более расширяющимся и поглощающим окружающее миром. Они могут развлекаться и упиваться собственным «нормальным контентом», а могут пытаться лезть куда-то за его грани и «ловить хайп» на чем угодно. Лично для меня это не имеет никакого значения. Всё равно предельно чуждые и абсолютно бессмысленные существа, вызывающие исключительно отрицательные эмоции и не представляющие никакой интеллектуальной или моральной ценности. Даже особого отвращения нет, просто легкое недоумение по поводу слишком уж нарочитого каприза природы.

Но когда я смотрю на их уродливые дерганые жесты, слышу визгливые раздражающие вскрики, вижу пустые, ничем не обремененные глаза, когда тошнота совсем уж подступает к горлу, я вспоминаю себя девятнадцатилетнего, стоящего с пакетом рэндов у памятника великому поэту, и уже упомянутое смирение спасительно приходит мне на помощь.
Tags: Былое
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Розенкранц и Моргенштенрн живы

    Есть такие два как будто сходных выражения. «Каша в голове» и чуть менее употребимое, но тоже бытующее «винегрет в голове». Вроде смысл один и тот…

  • Чей туфля

    Честное слово, вот я сейчас без малейшей задней мысли. У меня нет на эту тему никакой эксклюзивной информации, всё исключительно из общедоступных…

  • Скажи: «Сhe-е-ese»

    Вообще-то, этот текст не совсем о сыре. Вернее, совсем не о сыре. Но начну с него. Посол Италии в России Паскуале Терраччано назвал технической…

  • Сюжет

    Нет, конечно, мы никогда не были особо близкими друзьями. Даже слово «приятели» не слишком подходит. Скорее просто знакомые. Да, добрые и хорошо…

  • Своя рубаха

    Тут косвенно, реагируя на мой предыдущий текст, один читатель затронул тему, не имеющую, на мой взгляд, к сказанному мной там прямого отношения, но…

  • Без крылышек

    Тут нет особого смысла даже немного лукавить, не то, что откровенно врать. Хоть смерть уже плодотворно и поработала над нашими рядами, но ещё слишком…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

Recent Posts from This Journal

  • Розенкранц и Моргенштенрн живы

    Есть такие два как будто сходных выражения. «Каша в голове» и чуть менее употребимое, но тоже бытующее «винегрет в голове». Вроде смысл один и тот…

  • Чей туфля

    Честное слово, вот я сейчас без малейшей задней мысли. У меня нет на эту тему никакой эксклюзивной информации, всё исключительно из общедоступных…

  • Скажи: «Сhe-е-ese»

    Вообще-то, этот текст не совсем о сыре. Вернее, совсем не о сыре. Но начну с него. Посол Италии в России Паскуале Терраччано назвал технической…

  • Сюжет

    Нет, конечно, мы никогда не были особо близкими друзьями. Даже слово «приятели» не слишком подходит. Скорее просто знакомые. Да, добрые и хорошо…

  • Своя рубаха

    Тут косвенно, реагируя на мой предыдущий текст, один читатель затронул тему, не имеющую, на мой взгляд, к сказанному мной там прямого отношения, но…

  • Без крылышек

    Тут нет особого смысла даже немного лукавить, не то, что откровенно врать. Хоть смерть уже плодотворно и поработала над нашими рядами, но ещё слишком…