Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Ибо сказано

С самой ранней юности единственное, что мне лично было омерзительнее коммунистов, это западные леваки. Особенно из обеспеченных слоев общества. Впрочем, эту оговорку про «обеспеченные слои» я сделал исключительно из-за своей маниакальной тяги к строгости и точности формулировок. На самом деле среди этих леваков в реальности представителей истинного «беднейшего пролетариата и крестьянства» ничтожно мало. В подавляющем большинстве это люди всё-таки лишенные необходимости ежедневно бороться за кусок хлеба и крышу над головой. Отнюдь не те, кому нечего терять, кроме своих цепей, а вовсе наоборот, уверенные, что не потеряют даже единой золотой цепочки. И малейшего представления не имеющие о чужой несвободе, поскольку их собственная досталось им от рождения на халяву, и они ничуть не ощущают её ценности.

Возможно, отчасти именно поэтому мне представляется нелепым и даже во многом постыдным обращаться к «мировому прогрессивному сообществу» и «международной общественности». Причем обращаться не только публично, но и внутренне, «про себя». К кому имело бы смысл обращаться, и сами всё прекрасно понимают, им никакие обращения не нужны, Эрику Блэру этого не требовалось. А обращение к бесящимся с жиру и от собственной пресыщенной зауми ничего кроме стыда у меня не вызывает. И присвоение официальных почетных званий, типа, «Узник совести» при легкой плохой усмешке ассоциируется у меня исключительно со значком «За двадцать пять лет беспорочной службы», которым награждали в соответствующих ведомствах при отсутствии каких-либо иных, стоящих упоминания заслуг.

Ладно, это всё чепуха и абстрактная лирика. Сейчас я о более конкретном и личном. У «Живого журнала» уже некоторое время назад появилась такая милая «фенечка». Робот произвольно выбирает какие-то записи, сделанные блогером в этот день, но в предыдущие годы, и присылает на почту ссылки на них под рубрикой «Один день в вашем блоге». Вот и мне только что прислали. За одиннадцатый, семнадцатый и двадцатый год. И к этой ссылке имеется приписка: «P.S. Когда мы готовили это письмо, мы постарались выбрать для него только позитивные воспоминания. К сожалению, код, который анализирует посты, не совершенен и не эмпатичен. Нам очень жаль, если он ошибся, и мы невольно вас расстроили. Если это случилось, то дайте нам, пожалуйста, об этом знать в Службу поддержки».

Я сначала несколько удивился такой трогательной заботе о моем эмоциональном спокойствии, но потом немного разобрался и понял, насколько они правы. И действительно, сколько ни просматриваю эти свои случайно выбранные записи за разные годы, всё они исключительно мрачные, почти депрессивные и совершенно безрадостные. Хотя это довольно странно. Во-первых, я никогда сознательно не ставил перед собой такой цели. А, во-вторых, и это самое главное, в принципе я считаюсь, да и сам себя считаю человеком достаточно легким, веселым и совсем не занудным. У меня не много близких друзей, если они вообще есть, но добрых хороших знакомых и близких приятелей вполне достаточно. Кое-кто из них нередко читает и этот Журнал, так что не дадут соврать. Люди любят приходить ко мне в гости, и не только потому, что неплохо готовлю, но и никогда никого особо не гружу, что своими личными проблемами, что какими-то общими невеселыми вопросами. И в принципе настроение в моем доме за редчайшими исключениями весьма непринужденное, светлое и достаточно беззаботное. Почему же записи в основном такие тяжелые и беспросветные, а даже редкие попытки пошутить вызывают скорее не веселую улыбку, а лишь кривоватую усмешку?

Сейчас Дума озабочена ужесточением наказаний за оскорбление. Кого угодно и чего угодно, верующих, ветеранов, духовных ценностей, священных идеалов. И я думаю, что это совершенно правильно. Более того, я бы за оскорбление вообще расстреливал, если бы не моё принципиальное неприятие смертной казни. Но эмоционально я за это. Оскорбление есть одно из самых жестоких и бесчеловечных деяний. Повержение в скорбь. В боль, в горе, в беду. Что зачастую хуже самой смерти.

Ну, так откуда же это постоянная, внешне и не очень как бы обоснованная и мотивированная скорбь? То, что её умножает знание, стало давно пошлостью, хоть и в самом лучшем смысле слова. Но иного объяснения не придумано и изобрести даже приблизительно не получается.

Однако обидно. Жутко обидно. Вот встал, редчайший случай, когда ничего не болит, в окно бьёт изумительное ярчайшее зимнее солнце, жена смотрит ласково, дети улыбаются приветливо, рыбки в аквариуме дружески шевелят хвостами, кофе вкусный, яичница с помидорами на сале божественная, закурил, встал, сладостно потянулся, оглянулся, задумался…

Маму же вашу. Почему? Что я вам сделал?!
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Розенкранц и Моргенштенрн живы

    Есть такие два как будто сходных выражения. «Каша в голове» и чуть менее употребимое, но тоже бытующее «винегрет в голове». Вроде смысл один и тот…

  • Чей туфля

    Честное слово, вот я сейчас без малейшей задней мысли. У меня нет на эту тему никакой эксклюзивной информации, всё исключительно из общедоступных…

  • Скажи: «Сhe-е-ese»

    Вообще-то, этот текст не совсем о сыре. Вернее, совсем не о сыре. Но начну с него. Посол Италии в России Паскуале Терраччано назвал технической…

  • Сюжет

    Нет, конечно, мы никогда не были особо близкими друзьями. Даже слово «приятели» не слишком подходит. Скорее просто знакомые. Да, добрые и хорошо…

  • Своя рубаха

    Тут косвенно, реагируя на мой предыдущий текст, один читатель затронул тему, не имеющую, на мой взгляд, к сказанному мной там прямого отношения, но…

  • Без крылышек

    Тут нет особого смысла даже немного лукавить, не то, что откровенно врать. Хоть смерть уже плодотворно и поработала над нашими рядами, но ещё слишком…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments