Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Умное оружие

И для блоггерского, и для профессионального журналистского сообщества эта новость уже далеко не первой свежести, но, поскольку, многие мои читатели равно далеки и от того, и от другого, позволю себе очень кратко пояснить ситуацию.

Известный журналист Николай Троицкий, он же очень популярный блоггер  Kutuzov, изложил у себе в ЖЖ нечто, типа, приходят иногда в голову мысли, как хорошее было бы, коли сделать бомбу, от которой погибали бы только гомосексуалисты… Симпатичная такая идея, милая и перспективная. Но какому-то другому блоггеру она понравилась не очень, и он написал начальству Троицкого в РИА «Новости». После чего из названного агентства его политического обозревателя, по сути, уволили.

Журналист обиделся. И не понятно на кого даже больше. На уволивших или на пожаловавшегося, которого предупредил конкретно: «А доносчики, которым во все века полагался первый кнут, я надеюсь, еще получат своё».

И медиа и интернет сообщества тут же яростно разошлись во мнениях относительно инцидента. Одни накинулись на Троицкого как на свихнувшегося гомофоба, которому место исключительно в сумасшедшем доме, другие сомкнули ряды в его защиту под, примерно одинаковыми, следующими лозунгами. «Выражать личную точку зрения на личной страничке блога, в письме, телефонном звонке, иным способом - становится небезопасно. Конечно, только в том случае, если эта точка зрения не является либерально-глобально-ориентированной. Интересно, что практика увольнений за убеждения в современной России, похоже, начинается именно с государственных СМИ». 

Надо отметить, что это отнюдь не первый и не единственный случай такого рода. По сходному поводу и в очень похожей ситуации был уволен из журнала «Наука и Жизнь» несколько месяцев назад именовавшийся писателем некто Борис Руденко. И тогда так же разгорелась на эту тема дискуссия с использованием всё тех же аргументов и выражений про «гомофобов», «пидарасов», «свободу слова», «демократию» и прочие незыблемые наши ценности. Я однако, хочу сказать несколько слов вовсе оставив в стороне проблему сексуальной ориентации. При всем уважении к противоборствующим на этом поле сторонам, мне кажется, во всех подобного рода историях затрагиваются много более значимые вопросы, хотя понимаю, сколь многим может показаться странным даже теоретическая возможность существования чего-то более важного.

И тут вынужден признаться в некоторых своих, возможно даже постыдных, недостатках. Я абсолютный, на уровне шизофрении, либерал только и исключительно в вопросах экономики, производства и бизнеса.
У меня, в принадлежащей мне строительной компании был парень, наш, но из Сумгаита, чистый фашист и антисемит, по сравнению с которым Геббельс просто ребенок. Я его в самом начале 90-х подобрал подыхающего с голоду в прямом смысле в канаве под Подольском. И поставил на крупном объекте помощником прораба. Мне мужики говорили, что ты с этим дерьмом возишься, ведь он же тебя так ненавидит, что может как-нибудь не сдержаться и обронить бетонную плиту на голову. А я считал, и сейчас считаю, что если человек профессионал и не ворует, при этом на работе Леша, так его звали, ни одного самого несчастного таджика не обидел, то я не имею права лишить его куска хлеба. И Леша почти десять лет у меня проработал, вырос до старшего прораба. Потом, правда, все-таки спился и погиб, но это уже другая история.

А при этом у меня было одно из первых в стране частных издательств. И вот там я никакой демократии и либерализма не терпел. Потому, как это штука идеологическая. А издательство – моя собственность. Кто согласен с моими взглядами – давайте работать вместе. Нет – идите туда, где вам будет платить деньги человек ваших взглядов. То есть, печатать можно что угодно, но в определенном контексте и не от имени СМИ или издательства, как в моем случае. Я очень во многом не согласен и чем дальше, тем больше с Алексеем Венедиктовым, но в этом смысле его понимаю. На его радиостанции могут выступать и Проханов, и Лимонов, и Шевченко, и кто ещё похлеще. Но сотрудник «Эха» с их взглядами у него работать не может и не должен.

Совсем другой и как будто частный, но, на самом деле, главный и принципиальный вопрос заключается в том, что РИА «Новости» является, по сути, государственным учреждением. Там есть мелкие нюансы, но это формально Федеральное государственное унитарное предприятие ничем от любого другого ФГУПа не отличающееся. То есть, увольнение оттуда становится увольнением с государственной службы. А это уже совсем другое дело. Но тут выход только один. Государственных средств массовой информации в их сегодняшнем понимании  не должно существовать вовсе. Их необходимо категорически запретить законом.

Обязательно следует уточнить, что касается официальных бюллетеней, регулярных выпусков нормативных актов, сайтов, публикующих документы, и всего прочего, имеющего отношение к доведению до сведения граждан информации о работе органов государственной власти, то это, естественно, должно быть по максимуму. В этом отношении могу привести в пример официальный сайт нашего МИДа, который является для меня неисчерпаемым кладезем анекдотов. Но недоумение, смех, а, часто, и много более отрицательные эмоции вызывает содержание публикуемых там документов, отражающих работу и стиль мышления самого Министерства. Однако, к самим информационщикам никаких претензий нет. Они безупречно грамотно делают свою работу и им в голову не приходит высказывать там свое мнение, проявлять свои пристрастия при отборе материала или еще как-то вмешиваться в ход того процесса, которой они должны всего лишь максимально подробно отражать.

То есть, люди ведут себя так, как и должны вести себя работники государственного средства массовой информации, являющиеся государственными служащими. И вот, если бы, например, вдруг выяснилось, что один из таких служащих выгнал из дома дочь за то, что она собралась выйти замуж за негра, да еще и написал бы в своем блоге об этом, представив свой поступок как пример для нравственного подражания. Кто-нибудь пожаловался бы его начальству и человека за это выгнали бы с работы. Я первый встал бы на его защиту. Он что, призывал препятствовать межрасовым браками как работник МИДа и от имени МИДа? Перепутал под влиянием своих семейных неурядиц порядок документов при публикации? Затуманенный неприязнью к не состоявшемуся черному зятю  перепутал очередность перечисления тридцати восьми имен посла Нигерии? Нет, нет и еще раз нет. Значит, все свободны. С его взглядами пусть разбираются родственники и друзья, а пока он не нарушил УК, никто его с государственной службы увольнять не имеет права.

Но Николай Троицкий является политическим обозревателем. И очень ярким публицистом. И одним из самых известных блоггеров. Это всё замечательно и прекрасно, только, причем тут государство? Пусть и идет работать туда, где востребованы его взгляды, тем более, что уж таких-то мест нынче более чем предостаточно. Однако, здесь проблема, конечно, не Троицкого, а системы. И дело не ограничивается, понятно, одним только существованием или нет средств государственной пропаганды под видом информации. Дальше идет целый нескончаемый ряд взаимосвязанных проблем, имеющих отношение к свободе слова в целом, который и нескончаемый-то потому, что базовые ценности такого порядка в любом государстве по отдельности не существуют, а, следовательно… 

А, следовательно, мне пора заканчивать, потому как опять заметка грозит перерасти в политический трактат, что совсем уже будет невежливым по отношению к читателям по такой изумительной летней погоде, призывающей вовсе к другому. Так что, напоследок всего два кратких замечания. Конечно, журналист, уволенный властями с работы, вызывает естественное профессиональное сочувствие. Но и позиция самого Николая Яковлевича мне совершенно не понятна. Что, кто-то покусился на его свободу слова? Уверяю вас, количество мест, где его теперь готовы печатать без малейшей цензуры, только возросло. Да, и самое основное, как он мог работать под началом людей, которые не увольняли его лишь потому, что не знали о каких-то его текстах, а как узнали, та сразу и выгнали? Для меня это просто является каким-то несусветным бредом.

И вовсе оставляю в стороне вопрос о «доносчиках» и «ябедниках», это как-то даже не серьезно, по-детски и просто оскорбительно для серьезных людей…

А вообще лично мне Троицкий всегда был глубоко не симпатичен. Даже очень. И какое же счастье и для меня, и для него, и для всех, что самому Николаю на мое мнение в высшей степени наплевать, поскольку он об этом даже никогда не узнает. Вот именно такие, по моему мнению, в идеале и должны быть отношения любого журналиста, только не со мной, а с государством.


Tags: Журналистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments