Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Почему ж не попробовать своего счастия?

Вчера в Санкт-Петербурге прошел митинг с концертом. Формально – благодарные горожане прощались с уходящим мэром. По сути, это такой был предвыборный спектакль, агитирующий за будущего нашего главу Совета Федерации. Кто говорит, тысяча человек там собралась, кто насчитал от пяти до десяти. Фамилии разные певших, плясавших и просто говоривших людей называют. Мне, честно говоря, и количество согнанных, а может, и добровольно пришедших, и фамилии кривлявшихся на сцене, абсолютно безразличны. Да и всем, похоже, тоже.
Но одно имя ставят отдельно. Алексей Герман. Информационщики, может, даже ничего специального и не имеют в виду. Но, даже машинально, им трудно поставить это имя в общий ряд со стандартной митинговой попсой и дежурными дисциплинированными спортсменами.
Так совпало, что только вчера я узнал о месячной давности панегирике Германа в адрес Матвиенко, и вчера же написал об этом, но предельно нейтрально, всего лишь констатировал факт. Мало ли что может ляпнуть не очень молодой и не очень здоровый человек к в интервью какому-то второстепенному изданию. А вот вчера вечером, когда услышал о выступлении Германа на предвыборном митинге, как-то странно меня это задело уже лично. А когда лично – это я совсем не люблю.
Я за жизнь несколько раз видел Алексея Германа довольно близко, более того, не в каких-то общественных местах, а в очень узком дружеском кругу во время дней рождения и еще каких-то совсем приватных застолий. Но, как ни странно, не могу похвастать, что знаком с ним хоть шапочно. Странность эта произошла от того, что Алексей Юрьевич каждый раз как-то несколько именно странновато участвовал в происходившем веселии и общении. Почти сразу от стола пересаживался в самый дальний угол комнаты и изредка подавал оттуда реплики безапелляционным тоном, никак не предполагающим продолжения диалога и уж, тем более, совсем не стимулирующим более тесное общение, после которого можно было бы посчитать себя с человеком хоть как-то знакомым.
Происходило это в доме моих друзей юности, которые, как я понимаю, и находились в хороших, приятельских отношениях с семьей Германа. О теплоте же их дружбы судить не могу, но, видимо она имелась, если приехав в Москву, Алексей Юрьевич с женой нередко оказывались в гостях именно здесь. Так вот, я, в принципе, человек предельно сдержанный и старательно вежливый, особенно в чужом монастыре. Но, к сожалению, меня иногда может выдать выражение лица. Видимо, так оно и произошло однажды, после очередных посиделок с условным участием Германа. Хозяйка дома, похоже, заметила нечто на моей физиономии нечто, заставившее ее произнести примерно следующее:
«Видишь ли, Саша, мы очень давно общаемся, и я хорошо знаю твои реакции на людей и ситуации. Более того, они у нас с тобой часто похожи, потому, собственно, мы и общаемся так давно. Но с Германом у тебя изначально неправильная установка. Вот я, когда еще только с ним познакомилась, уже посмотрела «Лапшина» и поняла, что Алексей – гений. А когда его воспринимаешь именно так, то любое поведение или высказывания просто не могут вызвать отрицательных эмоций. Ты же просто смотришь на него, как на обычного человека в компании, а это неправильно».
Не помню уже, что я тогда сказал. Наверняка, ничего умного или хотя бы осмысленного. Скорее всего, как обычно в подобных случаях, отшутился и сменил тему. Но сейчас, через много лет, пожалуй, позволю себе ответить.
Когда человек сам по себе сходит с ума, это его сугубо личное дело. Но когда он при этом еще и начинает совершать общественно неприличные и даже опасные поступки, то тут уж, извините, требуется или его близким об этом позаботиться, тем более, что в данном конкретном случае, есть кому, или каким-то образом обезопасить от него общество, по крайней мере, хотя бы морально, а не делать вид, что все нормально, потому, что он гений и право имеет. Мы таких гениев, право имеющих на любую подлость, насмотрелись даже за собственную не долгую в историческом масштабе жизнь столько, что уже блевать сил нет, скулы сводит и горло немеет.
Извините, ежели, что не так. Мы уже не в гостях у общих друзей, и ничто не заставляет меня придерживаться правил хорошего в ситуации, которая нынче полностью вышла за рамки этого самого тона
Tags: Разврат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments