May 3rd, 2010

вторая

Дрянь народишко

На самом деле, это запись от 2-го числа. Просто на несколько минут не успел к полуночи, завозился с рюмкой водки, виноват, раньше не бывало, видать, старею, осознал, учту. (Я к этому моменту еще не знал, что в ЖЖ можно очень просто даты подправить, меня потом младший ребенок научил, но я решил оставить запись в первозданном виде, чтобы не пропадал налет правдоподобия. — Прим. авт. от 04.08.2010 г.)

Не хотел ничего о Радзиховском так, мимоходом; он личность прелюбопытнейшая и достоин отдельного разговора, безусловно, предстоящего. Но вот прочел его очередные мантры о том, что первомайский митинг оппозиции под лозунги против Путина и Лужкова собрал всего «500–700 солистов», и с этим паршивым народом ничего не поделаешь, и «пока у нас такой народ — мы непобедимы», и все же не могу удержаться от выплеска эмоций.

Ну хорошо, ну быдло народ, ну кто же спорит, ну ни слушать его, ни читать, ни видеть, ни нюхать его мочи нет. Но это же не только наш народ. Это не русские, не еврейские, не татарские и не советские. Это человечество называется. Нету другого. Нету. И в такой безнадежной ситуации один чернокожий брат садится в африканскую тюрьму за наркоту, а второй в этот же момент устраивается поудобнее в американском Овальном кабинете. Половина корейцев молится на божка-паралитика и втихую подъедает травку с обочин, а половина их ближайших родственников накручивают интимные места японцам по электронике и биотехнологиям. Может, какая великая тайна имеется, и есть шанс даже с самым говеным народом что-то путное замутить? А может и тайна-то тут не особо великая?

Кстати (правда, не уверен, что кстати), Хосни Мубарак отметил тут 29 лет у власти. Отлично вы-глядит и прекрасно себя чувствует. А Стресснер правил аж 35. Вдохновляющие примеры. И хоть средний срок любой «жесткой вертикали» все равно не превышает рамок 12–14 лет, все равно каждый мечтает проскочить, ведь имеются же прецеденты…
вторая

А евро все же не люблю

Ознакомился нынче с мыслями Латыниной о том, что выводы европейской комиссии по российско-грузинскому конфликту и падение евро связаны между собой теснейшим образом.

Вот что стран-но: каждый раз, когда я читаю или слушаю рыжую красавицу, мне почему-то тут же хочется с кем-то поделиться эмоциями, но не по поводу прочитанного или услышанного, а о самой великолепной Юлии. Ничего не поделаешь. В этом есть какая-то мистика. Как, видимо, и в том, что две мои самые любимые женщины питают неизъяснимою слабость к брутальным чеченцам. Валерия Ильинична — к Дудаеву, а Латынина — к Кадырову. Правда если чистая, бескорыстная и безграничная любовь Новодворской к покойному уже забронзовела и не подвластна никакой эволюции, то подспудное страстное влечение Юлии Леонидовны к молодому вождю полно внутренних противоречий и борьбы, связанной со все еще продолжающимся увеличением степени его матерости. Но сути все это не меняет, тянет, тянет женщин к героям, а меня к женщинам.

Что же касается грузинских дел и курса евро… Да что тут спорить. Выводы комиссии — это еще, конечно, не Мюнхен, тут не обошлась писательница без художественного преувеличения, но, если честно, ощущение действительно мерзкое. Ведь за что я больше всего люблю Латынину, как женскую ипостась агрессивного исследователя происходящего? Если подавляющее большинство подобного рода мужчин способно из полного комплекта вполне достоверных, точных и безукоризненно корректно описанных фактов сделать фантастически бредовые выводы, то Латынина наоборот: из неряшливого вороха не всегда, мягко говоря, безукоризненно отобранных и трактуемых реалий практически всегда имен-но выводы делает, у меня не вызывающие ни самого малейшего протеста или сомнения.

Здесь же ситуация вообще простейшая. Доклад комиссии ЕС под председательством госпожи Хайди Тальявини — вот он, перед глазами, корыстный беспринципный немец ретиво ишачит на «Газпром», греки хамят, испанцы с португальцами готовятся хамить, малые северные народы поскуливают в уголке, но тоже уже чаще более злобновато, чем жалостливо. С евро сами видите, что происходит.

Пакости и глупости делает старушка Европа. И немногим оставшимся нормальным людям от это-го, конечно, тоскливо. Ну да остальные старушки — от Азии до Африки и даже более молодой, может быть даже еще не достигшей половой зрелости части Америки, — тоже порой не сахар. Но мы-то все же европейцы, и нам от собственной гадости особо муторно. И возникают, естественно и давненько уже возникают депрессивные настроения по поводу заката Европы, гибели нашей цивилизации и прочая абстинентная мура.

И все же хочется успокоить. Ребята! И девушки тоже. Еще не вечер. Европа действительно натворила много всякого. Но ведь со многим и справилась. И если честно, то справилась значительно лучше других. И лучшее, что есть на данный момент в США, это, как ни крути, пока (!) все та же Европа. И силы пока есть. Не дергайтесь, прорвемся.

Хотя, признаться, счета свои я по-прежнему тупо держу в долларах.