October 21st, 2010

вторая

7.21

Ну, вот, наконец, произошло долгожданное и радостное событие, нам официально назначили нового мэра! Старательные телевизионщики изо всех сил стремились сделать из процесса тайного (!) голосования в Мосгордуме и программной речи претендента потрясающе интригующее событие. Вели репортаж в прямом эфире и прямо-таки подпрыгивали на месте от нетерпения узнать – утвердят Собянина депутаты, или провалят с треском к чертовой матери? Подмигивали заговорщицки, драматически играли голосами и очами, только что не повизгивали, короче нагнетали интерес предельно. Однако пронесло. Утвердили. Я тут же, захлебываясь эмоциями, бросился к столу, немедленно откликнуться, анализировать, делиться с миром своими умозаключения, опасениями и, прежде всего, конечно, надеждами… Но тут же и захлебнулся. Понял, что это уже выше моих сил. Придется такому судьбоносному событию остаться без комментариев в таком авторитетном СМИ, как мой журнал. Естественно, смелый шаг с моей стороны, и совершаю его не без опаски, но как любой шкодливый паршивец, надеюсь, что старшие не заметят. Однако, я все же использую представившийся повод для выражения своего отношения. Но не к мэру, а к Андрею Мальгину. Встретил тут на днях его фразу: «Проблема не в том, что Собянин не москвич. Проблема в том, что он непроходимо туп». Мне кажется, все же, что известный писатель как-то странно и сузил и приземлил тему, настолько, что оказался почти несправедлив. Ну, какая же это проблема, что Собянин непроходимо туп. Он что, один такой? Или самый тупой из всех? Или это от непроходимости именно его тупости свершается все свершающееся и происходит все происходящее? Впрочем, в отличие от Мальгина, интеллектуальному богатству и уровню мыслительных способностей личностей, руководящих такими персонами, как Собянин, я посвятил уже, кажется, достаточно времени. Потому сегодня обратимся к действительно важной теме.

Я имею в виду скандал вокруг Свято-Боголюбовского монастыря. Суть происходящего там всем известна и, в общем-то, понятна. Речь идет о тех девочках, которые там воспитывались и тех, которые, вероятнее всего, и сейчас продолжают находиться в сфере влияния данного заведения. «…Они причащались два раза в неделю и постились перед этим, то есть, получается, они постились круглый год, девочки никогда не ели мяса, молились ночью и рано утром, у них все время был прерванный сон, им все время хотелось спать. Причем молитва ночью была об избавлении от иудейского ига - конечно, совершенно неканоническая, написанная не известно кем молитва, но, тем не менее, ради нее ночью их поднимали». В воспитательных целях в монастырь приезжал клирик Грузинской церкви, известный своей борьбой с ИНН, отец Рафаил (Берестов) и проповедовал о начале войны с иудеями. «…Он говорил о том, что сейчас каждый истинно православный мужчина должен заниматься только одним - военной подготовкой. Он должен готовиться везде: в поле, в лесу, в тренировочном зале, у себя на квартире. Если есть люди, служившие в армии, инструкторы, они должны истинно православных готовить. Последнее время им стали приводить примеры ваххабитов как людей тоже близких, потому что они борются против мирового сионизма, против глобализма, люди решительные и мужественные. Большое внимание уделяли рукопашному бою и другим моментам. Это что касается молодых людей. Кто-то из старших детей сказал: это не монастырь, а полистырь, потому что там живут и мужчины, и женщины, причем очень молодые мужчины и достаточно молодые женщины. Вот эти молодые мужчины, конечно, занимаются военной подготовкой. Это, видимо, отца Рафаила порадовало, он сказал, что этим нужно заниматься усиленно. Он предсказал еще и мировую войну, но успокоил, что здесь нам бояться не надо, потому что, несмотря на то, что у нас нет еще самолетов и ракет, ангелы будут сбивать вражеские ракеты и самолеты, и враг сразу увидит силу молитвы». «Одна девочка была в предъязвенном состоянии после двенадцати дневных затворов без еды, другая - после съедения соли. Опухоль была от ударов по голове. Что касается травмы позвоночника, то она более чем очевидна, потому что девочка до сих пор, уже сколько лет прошло, не может долго стоять, только сидеть. Ей приходится менять положение, ей больно». Это все цитаты не из речей какого-то ополчившегося на православное воспитание поганого либерала. Это говорит известный руководитель как раз православной школы-пансиона, благочинный Суздальского округа священник Виталий Рысев. На эту тему было много статей, но я бы рекомендовал очень точное, подробное и убедительное его интервью корреспонденту «Интерфакс—Религия». Так что, информации достаточно, и на подробностях я останавливаться не буду. Возможно, стоит еще упомянуть мнение Андрея Кураева, личности, конечно, несколько оригинальной даже для РПЦ, но уж в чем в чем, а в недостатке рвения по вопросам пропаганды православного воспитания и образования не замеченного. «Я бы не советовал направлять детей в Свято-Боголюбовский монастырь, даже если бы их там носили на руках, а сами они всячески стремились туда попасть. Этот монастырь - малоканоническое, нетрадиционное образование, поскольку церковный канон запрещает совместное проживание лиц мужского и женского пола в такого рода монастырях. А здесь игумен Петр Кучер игуменствует в женском монастыре… Проверить, справедливы ли вновь возникшие жалобы на жестокое обращение с детьми - это дело прокуратуры. Но, повторю, в такого рода просектантские общины детей лучше не отдавать, даже если там все хорошо….Я бы хотел также подчеркнуть, что опыт Боглюбовского монастыря - это маргинальный опыт, там все слишком своеобразно…» Так что, мнение не только светской и церковной общественности как бы однозначно. И, если не брать в расчет людей или заинтересованных, или просто психически не очень здоровых экстремистов, то все согласны, что это безобразие, требующее вмешательства правоохранительных органов. Но вот в этом «якобы однозначна» и возникает некая невнятица. Тот же Виталий Рысев вдруг на вопрос, можно ли назвать «Боголюбовцев» сектой, вдруг отвечает довольно странными словами: «Нет, этого я не могу сказать. Это очень похоже на методы воздействия тоталитарных сект. Во-первых, это лишение человека собственности, во-вторых, лишение его документов, в третьих, изоляция от общества и от всех средств массовой информации, обработка средствами НЛП и постоянное лишение сна. В этом состоянии человек легко внушаем. В этом плане, да. Но они формально пока являются частью Православной церкви». И Павел Астахов, человек, высказывания и поступки которого редко отличаются большой мудростью, неожиданно замечает совершенно справедливо: «В монастыре никто никого не держит, там свой уклад жизни, люди туда уходят по глубокому убеждению, поэтому либо вы согласны с устройством монастыря, либо вы там не находитесь. А что касается жалоб, то жаловаться можно по разному поводу, можно по-разному воспринимать послушание и иногда не отличать его от наказания. Тут надо разобраться, что было послушанием, а что наказанием". А вот мнение Проханова. «Это один из самых прекрасных монастырей современной России… Но монастырь – это же не дискотека. И когда туда приходят молодые послушницы или воспитанницы приютов сиротских, они приходят туда не для того, чтобы в углах курить сигарки, чтобы смотреть там мультфильмы… Они приходят туда не для того, чтобы есть кружку соли... Они пришли туда, чтобы оставить этот мир. Монастырь – это место, куда уходят люди, чтобы оставить мир, чтобы выполнять заповеди Христовы не от мира сего. Оставьте отца и мать свою, оставьте мертвым погребать мертвых. Это все христианские заповеди». И самое неопрятное в том, что человек, правоту которого я органически не могу принять, даже когда он утверждает, что вода жидкая, в данном случае очень не далек от истины. И когда девочка на экране обиженно говорит: « Они (монахини) говорили нам, чтобы мы забыли своих родителей…», а возмущенные тележурналисты подают это, как пример издевательства над детьми в монастыре, то у человека, хотя бы раз читавшего Евангелие возникают некоторые вопросы. Я не задавать их сейчас, ни, уж тем более, отвечать на них, естественно не буду, да и не уверен, что на все смог бы ответить, хотя кое к каким выводам за жизнь и пришел. Но и здесь не место, и я не самый большой религиозный философ (хотя, тут очень много всего чисто практического и не особо имеющего отношения именно к религиозной философии). И вообще, лучше почитать на эту тему Розанова Василия Васильевича, где он пишет о самоубийцах, стремящихся к скорейшему Страшному Суду, как о более истинных христианах, чем благообразные, кушающие рябчиков священники с тяжелыми золочеными крестами. Я всего лишь хочу еще раз обратить внимание, на то, что во всех монотеистических религиях есть большие проблемы с приложением их фундаментальных принципов к реалиям современного светского общества, да и государства. И не так уж бредова идея Боголюбовских мыслителей о том, что ваххабиты по духу гораздо ближе истинным православным, чем, только не иудеи (по поводу евреев тут просто сбой от примитивного животного антисемитизма, на самом деле такие же Боголюбовцы, только от иудаизма – лучшие друзья Ахмадинежада), а люди, как бы так, по мягче сказать, для которых условие существования Бога не является непременным для бытия. На этом сегодня я заканчиваю, но заскучавший, наверняка уже, читатель, пусть не надеется отделаться от меня с этой темой так просто. Я непременно ее продолжу. Однако сейчас мне пора в баню, открывать с большим опозданием сезон, а после бани садиться за письменный стол мне никогда не позволяло глубочайшее уважение к традициям, так что, завтра, все завтра…