November 5th, 2010

вторая

8.5

Прочел сегодня «ЕЖ» нечто вроде размышлений Анатолия Берштейна на еврейскую тему. Прочел с большим интересом, и сразу, при взгляде на первые же слова, появившаяся на устах моих улыбка так и не сошла с них до самой последней строчки. Хотя, на самом деле, конечно же, ничего особо интересного или слишком веселого там не написано. Причины моей реакции совсем субъективные. Просто слишком много совпадений. Во-первых, сам автор, я поинтересовался, оказался удивительно сходен со мной по множеству параметров, от возраста и образования, до бороды и профессиональных навыков. Правда, похоже, он чистый еврей, да и фамилия соответствующая, а в моем компоте много чего понамешано и называется Васильев. Но, судя по фотографии, морда у меня даже более жидовская, так что, учитывая, по чему у нас в реальности бьют, эти различия тоже нивелируются. А во-вторых, мысли, выраженные Анатолием, настолько похожи на мои, что полное впечатление, будто он откуда-то их у меня попросту списал. И оправдывает его только то, что списывать было неоткуда, ничего подобного я никогда в письменном виде не формулировал. Однако, все сказанное отнюдь не означает какой-то особой духовной и интеллектуальной близости Берштейна и Васильева. Все гораздо проще. Из пропущенного через мясорубку мяса с луком и хлебом, если туда добавить яиц и пожарить на сковородке, сложно получить что либо кроме котлет, пусть и совершенно разных по вкусу, но, все равно, очень похожих по сути. Так что настроения и мысли журналиста характерны для практически любого русского еврея и, сильно не рассусоливая, их выразил сам такой Галич в строчке «Ах, не шейте вы ливреи». В остальном же стандартная рефлексия, и что ни фраза, то общее место, под которым даже нет смысла подписываться, как нелепо делать это под утверждением, что лед холодный.«Я не призываю ни к избранности, ни к ассимиляции, я вообще не призываю – только напоминаю о мудрости и осторожности.
Те, кто уехал в Израиль, выбрали кровь и почву, а вместе с этим активное вмешательство в окружающий их мир. А те, кто остались и прикипели душой к русской земле, советскому прошлому, дружеским застольям, кухонным разговорам, их миссия – размышлять и просвещать. Какая бы степень укорененности не провоцировала на полноправное активное участие в общественно-политической жизни.
Хотя – легче сказать, проще предупредить, труднее осознать и исполнить «завет».
Русский еврей-интеллигент находится в постоянном противоречии. «Не вмешиваться» – подсказывает ему нечто глубинное, отвечающее за разум и «шестое чувство». Но «что-то ведь надо делать» – нашептывает воспитанная в русской культуре гражданская совесть.
Фатально, но в этом противоборстве русский интеллигент частенько побеждает еврейского мудреца». Казалось бы, единственный тут может быть вопрос, а зачем в миллионный раз об этом говорить. А вот говорят. Что-то видать, мешает, поняв уже один раз и навсегда, и поняв давным-давно, успокоиться окончательно и попросту вести себя всю оставшуюся жизнь в соответствии с понятым и на его основании сделанным выбором. Подозреваю причину, которая толкает на это других, но не стану сейчас в ней копаться. Потому, как меня лично интересует несколько другое. Я же сам над проблемой «что-то ведь надо делать» никогда особо не мучился ни еврейской ни русской частью своей натуры, даже если представить, что знаю точно, какая из них какая. Моя отстраненность лежит, естественно, как мне кажется, все-таки в плоскости достаточно далекой от национального. И даже, если бы я уехал в Израиль (хотя, конечно, это был бы совсем не я, но это о добровольном отъезде, а в реальной жизни, к сожалению, любой самый жуткий поворот возможен), то меньше всего мне могло бы прийти в голову «активное вмешательство в окружающий мир». Но странно, что для меня все так же остаются абсолютно непонятными две вещи. Почему мне так близко написанное Берштейном? И почему для меня гораздо важнее разделение людей на по принципу «не вмешиваться» - «что-то ведь надо делать», а на тех, кто размышляет на эти темы, и тех, для кого все это вообще бред собачий? Кстати, национальные особенности тут для меня почему-то не прослеживаются совсем.
Случай для меня уникальный и удивительный, но я получил ответ от господина Берштейна.
"Здравствуйте, уважаемый Александр Юрьевич! Спасибо за отклик. И за резонанс. И за близость переживаний и размышлений.
Я, на самом деле, тоже считаю, что проблема больше интеллигентская, чем национальная. Просто сегодня такое время, что к русскому интеллигенту пришлось добавить этническое происхождение. Иначе бы его добавили без меня:)
Конечно, все не так однозначно, и любое обобщение чревато, но проблема есть, вопрос стоит во весь рост, меня это волнует, и я решил немного высказаться публично.

С уважением, Анатолий А. Берштейн"