November 9th, 2010

вторая

8.9

Мне уже все друзья обзвонились и изьязвились. Ну что, Васильев, радости по поводу прижатого Лужкову хвоста поубавилось? Говорил, что ничего плохого со сменой мэра не произойдет, а теперь что скажешь по поводу устроенного Собяниным ларькового погрома? Скажу. Ну, прежде всего, эту церковь Х111 – го века не я разрушил. А то, что Собянин дурак, я сказал сразу же, как только его фамилия всплыла как реальная в судьбоносном назначении. Но давайте не станем очередной раз путать божий дар с яичницей. То, что устроил свежеявленный градоначальник Глупова, несомненно, является очередным случаем откровенного самодурства и бандитизма, последствия которого если и не ясны до конца, то только по чисто количественным параметрам. Смысл же и качество происходящего всем абсолютно ясны и кроме отвращения (возмущение за бесполезностью давно атрофировано, оно, надеюсь, будет проявляться уже по поводам более серьезным и принципиальным) ничего вызвать не может. И дело даже не в том, что Собянин с презрительным высокомерием плебея – выскочки даже не задумался о том, причиняет ли он какие-то неудобства жителям города, о чем сразу же заверещали всяческие комментаторы уровня удобства поглощения шаурмы. Эта марсианская мышь одним начальственным движением бровей растоптала тысячи человеческих судеб, нагло, бездумно, даже не заметив этого, разрушила планы, надежды, просто саму структуру существования огромного числа людей, вся вина которых заключается только в том, что они хоть как-то пытаются самостоятельно и достойно выжить в нашем мире. И все это сделано совершенно не законно, даже без намека на какие-то вразумительные формальные процедуры, с привычным безобразным хамством и полным пренебрежением, как к здравому смыслу, так и к правилам приличия. Вдаваться в подробности московской системы выдачи разрешений на торговлю в тех или иных типах временных сооружений сейчас не стану. Но любой вменяемый горожанин прекрасно понимает как ее суть, так и то, что без большого труда, в самое ограниченное время и вовсе без вложения бюджетных средств систему эту можно сделать разумной, удобной и прозрачной. Только один маленький нюанс. Владелец палатки при нашей структуре власти защищен от произвола точно так же, как уже сидящий Ходорковский и пока жирующий Прохоров. Вот тут у нас как раз полное равенство. И именно Лужков был одним из основателей, главных идеологов и основных проводников в жизнь такой структуры, такого типа взаимоотношений правителей не только с бизнесом, но и с гражданами вообще в любой области человеческой деятельности. И ровно ничего нового Собянин не придумал. Компании по переделу рынков и этапы очередной стрижки поднадзорных торговых баранов под маркой цивилизации уличной торговли проводились при Лужкове регулярно. Последняя, кстати, всего пару лет назад, когда павильоны у всех выходов из метро перетаскивали с места на место, отмеряя какие-то непонятно кем установленные и непонятно откуда отмеряемые метры. Бабок со всех этих манипуляций сняли немерено. Из того, что новый мэр, сразу же после восшествия на Московский престол, начал совершать все те же гадости и глупости, никак не следует, что я должен жалеть о судьбе Лужкова и желать моему городу навсегда оставаться под управлением Юрия Михайловича. Так вот по сути всего этого бреда говорить больше ничего не хочу. А чисто по-человечески меня больше всего бесит (любимое слово моей дочки) реакция народа, решившего, по сути «пост фактум», после однодневного сноса сотен торговых точек, порассуждать на тему, а нужны ли в Москве ларьки? И, чтобы не материться, я решил просто написать художественное произведение.
«Что я думаю о сносе ларьков?
Да ничего особенного…
По-моему не самая удачная мера и не самая большая ошибка. Кстати, если на их месте удастся сделать стоянки – правильно сделали, что снесли». (Из блога Леонида Радзиховского на «Эхе Москвы)
«Сегодня, проезжая мимо господина Радзиховского, господин Собянин остановил свой кортеж и велел немедленно отобрать у господина Радзиховского пиджак. Свое решение мэр обосновал тем, что внешний вид пиджака оскорбляет эстетические чувства градоначальника, проезжающие мимо автомобилисты вынуждены от испуга притормаживать при виде столь ужасного предмета одежды, создавая дополнительные пробки, и, кроме того, господин Радзиховский не смог не месте предоставить полный комплект документов, подтверждающих принадлежность конкретно ему данного пиджака. Господину Радзиховскому было разъяснено, что в случае, если он отыщет все необходимые документы, то имеет право в дальнейшем подавать протест в Арбитражный суд и Антимонопольный комитет и ему, возможно, будет возмещена стоимость пиджака с учетом мнения государства о размерах этой стоимости. «Что я думаю произошедшем? Да ничего особенного… - сказал журналист. По-моему не самая удачная мера и не самая большая ошибка. Кстати, если удастся использовать мой пиджак для осушения хотя бы одной лужи на столичной дороге – правильно сделали, что отобрали». Следует только добавить три небольшие подробности. Во-первых, пиджак господина Радзиховского, даже если он от самой дорогой фирмы, стоит в лучшем случае одну двадцатую цены самого занюханного ларька. Во-вторых, возможность заработать на кусок хлеба для себя самого и своей семьи для господина Радзиховского не так уж и зависит от наличия у него данного конкретного пиджака, и даже пиджака вообще, хотя, возможно, отсутствие любого пиджака вовсе, и сможет несколько затруднить такую возможность. И в третьих, количество и юридическая сила даже теоретически возможных документов, способных подтвердить принадлежность данного пиджака господину Радзиховскому, не идет ни в какое сравнение с пакетом бумаг государственного образца, находящихся на руках у каждого владельца ларька в соответствии с распоряжением мэра Москвы от 30 марта 1998 г. № 299-РМ и всеми к нему приложениями».

Талантливый, хоть и несколько все же легкомысленный у нас народ. Что-то серьеное вполне может пропустить мимо ушей, но на любое ерничество мгновенно реагирует собственным творчеством:
"matros__koshkin

А еще хорошо бы запретить поганить облик города-героя Москвы всяким некрасивым людям. (#)


И вот тогда выхожу я на широкие и безлюдные московские проспекты, весь из себя распрекрасный, клеша тротуары метут, тельник из-под бушлата, пулеметными лентами перепоясанного, выглядывает, через руку у меня макинтош и Трезорка на цепочке, девки на меня как глянут, так думают: "Сразу не дам, минут пять для приличия поломаюсь". Эх, вот жизнь-то замечательная настанет, помирать не надо, не зря кровь свою в битвах за счастье народное проливали. Живи, матрос!"