November 22nd, 2010

вторая

8.22 Пожалуйста, закрывайте за собой дверь.

Захар Прилепин, писатель : Эге, гей

День добрый. Вообще я о вас не хотел высказываться, но Дмитрий Губин, хороший журналист из города невест Иваново, сподвигнул.
Я тут, высказываясь по поводу митингов 31 числа, сказал, что гомосексуалистов видеть там не хочу (их в массовом порядке недавно пытались привлечь на один из митингов определённые люди в определённых целях - проще говоря, затем, чтоб, так сказать, дискредитировать оппозицию).
На одном известном сайте мой коллега по "Огоньку", г-н Губин, написал по этому поводу следующее:
"Терпимость, толерантность — вовсе не то, что вы о них думаете. Даже если относите себя к европейцам — или (у нас сейчас это модно) к людям, бравирующим нетерпимостью. На самом деле толерантность — это механизм выживания человечества".
Далее:
"Феномен новой русской нетерпимости не в том, что она есть, а в том, что ею гордятся. Это в эпоху 90-х нетолерантность скрывали, как антисемитизм или метеоризм. Теперь ею хвастаются. Даже писатель Прилепин (нередко печатающийся в том же «Огоньке») в интервью «Фонтанке.ру» заявил, что "31-я статья (Конституции— Д.Г.) на геев не распространяется..." И это Прилепин— написавший роман «Санькя», в котором герой, целуя героиню, ощущает вкус своего семени! А влюбленным парням иметь право создать семью — это извращение, ату их, так?!!
Я не про однополую любовь, отнюдь.
Я про то, что гордиться стали не милостью к падшим, не заботой о малых, не даже снисходительным допущением странного, — а что стали кайфовать от поощрения единообразного.
Между тем внутренний смысл толерантности вовсе не в радости от разнообразия и даже не в праве людей, отличных от тебя, на полноценную жизнь. Внутренний смысл толерантности — в продолжении жизни как таковой.
Дело в том, что ошибки, отклонения, извращения в природе — вовсе не ошибки и не извращения, а закон жизни".
Дорогой Дмитрий. Мы все имеем право заниматься дома, чем нам угодно. Но если, например, некто исповедующий даже традиционный образ любовных отношений, любит пристёгивать жену наручниками к батарее и желает выйти с женой, наручниками и батареей на улицу - я его тоже не пойму. Я тем более не хочу его видеть 31 числа на митинге, хоть он и не делает ничего противозаконного. Мало того, и в любой другой день я его тоже видеть на улице не хочу. Потому что, зачем ты, парень, вынес свою батарею на улицу? Сиди с ней дома и грейся об неё.
Чего вам так хочется, чтоб все вас (не лично вас, я о вас ничего не знаю) любили и видели во всей красе? Вам мало того, что вы любите друг друга?
Отчего вы вдруг заговорили о гомосексуалистах, как о "падших", "малых" и "странных" - едва ли они себя ощущают таковыми. В России сотни тысяч слепых, глухих, немых, "колясочников". Миллионы несчастных, действительно имеющих страшные болезни - но даже они не проводят парады посреди столицы и не требуют столько к себе внимания и заботы, сколько требуют люди вполне здоровые, и даже получающие удовольствие от своих вполне простительных (да!!!) отклонений.
Дмитрий. Я ещё раз говорю: пусть все делают дома, что хотят. Я только не пойму, отчего у нас забавы, исключающие элементарное продолжение человеческого рода, стали не просто "законом жизни", но и "механизмом выживания человечества"?
Делайте друг с другом что хотите, никто не против. Только не *** людям мозги.
Пока.

В страшном сне не мог себе представить, что смогу  хоть в чем-то согласиться с Захаром Прилепиным. Но все же много справедливого, как и в любом шаблоне, содержится во фразе «никогда не говори «никогда». Прочитав ответ писателя Дмитрию Губину по поводу участия гомосексуалистов на митинге 31-го числа, подивился, насколько точно сформулированы предельно близкие мне мысли относительно сочетания интимного и публичного. Но все же хотелось бы сделать несколько уточнений. Первое. Подчеркивать, что Дмитрий Губин, он хоть и «хороший журналист», но всего лишь «из города невест Иваново», довольно странно. Мне кажется, что Губин плохой журналист, но чудесный город Иваново к этому непричастен. Второе. Хотелось бы, чтобы все-таки Прилепин уточнил, что он против участия гомосексуалистов в одних с ним политических митингах именно в качестве гомосексуалистов, то есть со специфическими лозунгами и требованиями. А если они просто придут как граждане, согласные с необходимостью соблюдения определенной статьи конституции, то Прилепин не станет ни уточнять их сексуальную ориентацию, ни протестовать против нее. И третье, мне кажется, самое важное. Прилепин говорит о парне с батареей и наручниками, видимо, потому, что этот вид общения кажется писателю столь же выходящим за рамки общепринятой нормы, как и педерастия. Но, поскольку сексология тут нам не особо помогает и не дает четкого определения этой самой нормы, то приходится самим определяться с отношением к ней. И потому, тогда следует договориться, что и лозунги типа «Я предпочитаю сзади» или «Отстоим за женщиной положение сверху» в общественных местах не слишком приемлемы. А облизывающую (совершенно буквально) чуть ни с ног до головы друг друга парочку на скамейке в метро следует подвергать пусть не строгому, но все же административному взысканию, а не смотреть на все это с умилением, вспоминая собственную бездомную молодость. Но с учетом сделанных мной уточнений, кровью готов подписаться под фразой Захара: «Делайте друг с другом что хотите, никто не против. Только не *** людям мозги».

 

 

вторая

8.22. (1) Все мы слегка чичваркин и немного засулич

   Ситуация с оправдательным приговором пацанам из «Евросети» оказалась, конечно, для многих неожиданной, кое для кого забавной, а я лично так просто получил истинное удовольствие, меня всегда умиляет выражение лиц наших правоохранителей, когда они хоть на мгновение, но присядут в ту самую субстанцию, куда обычно привыкли макать других. Хотя, боюсь, праздновать победу справедливости даже по столь малому, на самом деле, поводу еще рано, но тут помолчу пока, чтобы не накаркать. А пишу об этом в основ потому, что хотел обратить внимание, как отреагировал на данное событие Евгений Ясин.
   «Мы говорили о том, что революционеры-террористы пользовались поддержкой значительной части общества.
На примере суда над Верой Засулич, где присяжные оправдали человека, очевидно совершившего преступление, видно как они, поддерживая террор, наносили удар по правосудию.
Но одновременно они давали сигнал консерваторам: в этой стране нельзя иметь институт присяжных, порядок надо укреплять не правом, а силой.
Как ни странно, через 130 лет история повторилась: присяжные оправдали сотрудников компании «Евросеть», хотя они применяли насилие против вора.
А применяли насилие потому, что не доверяли правоохранителям, призванным бороться с ворами, поскольку те недавно сами были уличены в воровстве.
Такие истории множат число правонарушений и революционеров.
Можно понять, насколько мы отброшены назад нашей новейшей историей – на эти самые 130 лет, как минимум».

   Тут я с горечью должен признать, что уже не первый раз за последнее время Евгений Григорьевич путает божий дар с яичницей. Нынешние присяжные вряд ли так уж «нанесли удар по правосудию» и еще меньше, уверен, они «поддерживают террор». Вот если бы перед присяжными поставили вопрос - «Попрессовали немножко несколько ребята из «Евросети», поставленные самими же ментами в безвыходное положение, некого не просто ворюгу, но человека, пару раз доказано заказавшего их убийство? Нарушили ли они при этом в некоторой степени букву закона?» Да еще привели бы спокойные, ясные и объективные доказательства конкретных проступков конкретных, именно этих ребят. Думаю, присяжные без сомнения ответили бы – «Да, и попрессовали и нарушили». Но один раз народ уже заставили проглотить несъедобное блюдо под названием  «Организованная преступная группировка «Юкос», созданная с целью разграбления природных богатств страны и убийства конкурентов». Несварение после этого кушанья продолжается  достаточно долго. И когда теперь попытались втюхать фуфло того же рода, типа «ОПГ «Евросеть», созданная исключительно для вымогательства денег с собственных работников», это не прохезало. И присяжные с полным основанием вынесли вердикт «не виновны».
   Но я сейчас не о конкретном процессе  Веры Засулич, о котором написаны сотни, а возможно, и тысячи томов, и сам я говорил многократно и подробно. И не о деле «Евросети», в котором данное судебное решение было всего одним и далеко не самым значимым эпизодом. Тут информации столько в самом открытом доступе, что только пассионарные рыжие женщины могут утруждать себя попытками ее систематизации. И не о Евгении Ясине, чудесном и умнейшем человеке, порой высказывающем последнее время мысли, мягко говоря, не бесспорные. И даже не о таких до сих пор весьма острых и болезненных для нашего общества принципиальных вопросах, как судьба реформ, суд присяжных или опасности революционного экстремизма.
   Суд над Верой Засулич состоялся больше ста тридцати лет назад. Со дня начала Нюрнбергского процесса прошло времени вдвое меньше, позавчера торжественно всем мировым сообществом было отмечено шестидесятипятилетие этого события. Еще живы не только его современники, но даже активные участники. Нюрнберг имел принципиальнейшее значение для судеб всего человечества. Он заложил основы современного международного права, как бы ни относиться и к самому процессу, и к этому самому праву. А суд над несчастной девушкой был все-таки достаточно локальным, местным фактом, да и поводом для него послужило, если так уж объективно посмотреть, событие вполне рядовое даже для России, даже для того времени. Но посмотрите на непосредственную реакцию, хоть в том же Интернете, хоть в умных печатных полемиках, хоть в обычном кухонном интеллигентском разговоре. Нюрнберг Нюрнбергом, все с пониманием и полнейшим уважением, но на самом деле как-то уже не очень много чисто личных эмоций и кровной заинтересованности. А как только всплывет тема процесса Засулич, так и самые откровенные чувства, и все накопившиеся мысли о всех мировых проблемах, начинают литься невообразимым по мощи и силе течения потоком. И повод может быть абсолютно любой, но находится он постоянно. Приморские «партизаны» – Засулич, Егор Бычков – Засулич, Чичваркин – опять Засулич… Что-то, видать, той весной 78-го оказалось задето чрезвычайно чувствительное и болезненное в душе русского человека. Какие-то фундаментальные основы понятий о законе и справедливости. Случайно ли, закономерно ли, но оказался очень понятно и наглядно поставленным вопрос, от решения которого до сих пор множество людей почему-то считают зависящей собственную судьбу. И без ответа на который никак не могут найти покоя. И не решат, похоже, и, похоже, не найдут…

вторая

8.22 (2) Кудрин хочет обложить (по следам наших выступлений)

Всегда считал Сергея Алексашенко человеком сообразительным, потому не удивился, когда прочел  его комментарий к моему тексту, хотя, конечно, тень сомнения в том, что он вообще слышал о моем тексте, и закралась в душу.

 «Минфин опубликовал на своем сайте проект поправок в законодательство, серьезно ужесточающих валютный контроль при экспортно-импортных операциях. Эксперты считают их ответом чиновников на рост оттока капитала из страны.
Бизнес – существо «странное», ему почему-то хочется побольше зарабатывать и поменьше рисковать, вот он и готов перемещаться из страны в страну в поисках лучшей жизни.
И, как вы думаете должен реагировать бизнес на то, что Россия, которая не собирается бороться с коррупцией и не хочет обеспечивать защиту собственности и человеческой жизни, решила пойти на существенное повышение налогов (2% ВВП в 2011 г. и еще 1-1,5% в последующие два года)?» 22.11.2010 | 17:13

Эх, время, времечко!.. Помню еще лет двадцать назад, в самые дремучие и девственные времена, когда и слова «оффшор» толком никто не слышал, я умудрялся перегнать кому-нибудь из американских приятелей десяток – другой тысяч долларов за какое-нибудь, тоже тогда не очень кому ведомое «программное обеспечение». Прошло всего несколько лет и те, которые «не слышали» и которым было «не ведомо» уже гнали через границу суммы, которые не укладывались в мое воображение просто по своим физическим параметрам. Один мой хороший приятель, директор некого хитроватого банка (если кто помнит такого милого веселого дельфинчика), испарился вместе со всей кассой, мама его рыдала друзьям в трубку не совсем натуральным голосом и быстро уехала успокаивать нервы куда-то на Средиземное море. На приятеля потом списали три миллиарда зеленых наличными, якобы пронесенных через проходную мимо зазевавшегося охранника. Да, много было чудес… Но все они, понятно, чистый детский сад по сравнению с нынешними фокусниками. И вот ведь что смешно. Именно те, кто более всего ратует за предотвращение утечки валюты за рубеж, лучше, чем кто бы то ни было, знают и то, что это абсолютно невозможно, и то, каким образом оптимальнее всего перекачать в любые точки мира совершенно любое количество единичек с нулями.