December 15th, 2010

вторая

…мимоходом, без названия, цели и конкретной задачи, просто случайно проходя мимо компьютера…

 

Намеренно, крайне благожелательно к господину Собянину, взял  паузу в разговорах о его деятельности в моем городе, поддержав почин прогрессивной общественности - дать возможность  человеку с ясным, незамутненным взглядом обозреть проблемы великого города, и предложить свое видение их решения. Он обозрел. Увидел. И предложил. выселить из него всех стариков. Создать такие областные города – богадельни. Даже, может, и не очень областные и не очень города. Ну, где-нибудь, что-нибудь такое, куда можно всех пенсионеров… Лучше всего, конечно, в Сибири. В какой точно, пока не уточняется. Да и не стоит. У нас за Уральским хребтом места много. Потому, Сибирь, без сомнения, вполне возможно предложить на выбор. Западную или Восточную. ...... Хорошая идея. Я не буду спешить и обдумаю ее вместе с прочими, сформулированными и изложенными новым мэром. Так что у нас с Собяниным еще есть время. У него – продумать осуществление необозримого ряда необходимых и полезных Москве реформ, у меня – сделать, наконец, выбор между пулей в висок и эмиграцией. Господи, как же достали эти когалымские придурки! Это я так, образно и обобщенно, к самому прекрасному городу Когалыму претензий у меня нет. И вообще, все это - только лишь раздраженное вечернее ворчание, пусть мужик еще потрудиться на наше благо и даст возможность судить о себе более обоснованно и объективно. Я вот написал этот бред испорченного характера и настроения, перечитал, подумал, и заподозрил, что сам шизофреник. Но воспитание не дает возможности отступить от единожды данного слова. Так что, валяйте, Сергей Семенович, копите идеи представляйте нам замечательные прожекты Ваши, а мы, затем, будем уже решать… Вот, вот, боюсь, подозрения в собственном психическом заболевании становятся все более обоснованными.

вторая

Здесь начинается Европа!


YTPO.ru - ежедневная e-газета

Беспрецедентно простой и быстрый способ стать жителем ЕС

 Выходцами с Кавказа "на 15 декабря забита стрелка у "Европейского". 

Москва готовится к новым погромам.

Московские милиционеры в среду будут усиленно патрулировать площадь Киевского вокзала, чтобы пресечь любые возможные беспорядки. "Дополнительные наряды милиции, в том числе ОМОНа, будут патрулировать прилегающую к вокзалу площадь", – цитирует РИА "Новости" источник в столичных правоохранительных органах.
вторая

Как на Киевском вокзале...

   Среди не только выросших в моем родном совхозе «Дукча» на 23-м километре под Магаданом, но в бараках самой столицы колымского края, у меня одного были хорошие зубы. Да, честно говоря, даже главное не то, что хорошие, а что просто были зубы. За несколько месяцев до начала навигации, когда в погребах заканчивалась картошка, а в сараях мороженая навага, десны начинали кровоточить, и к лету уже многие подростки чего-нибудь во рту не досчитывались. Но мне жутко повезло. Никакая хворь не брала, хотя рацион от общего ничем не отличался. И зубы остались уникальные, я ими банки с тушенкой открывал. На спор. Три банки подряд за бутылку питьевого спирта. Он тогда кое-где в Сибири продавался и ценился как две с лишним поллитры обычной водки. Вот горбачусь грузчиком на Ангаре, такой восемнадцатилетний туповатый лось, зарабатываю в жарком споре очередную бутылку к ужину, но тут толи банка попалась неудачная, то ли ухватился я за нее как-то не так, короче, кусок зуба откололся. Да не кусок даже, крохотный кусочек. Но не приятно, острый оставшийся осколок язык режет. Пошел в местный медпункт, стоматолога там, естественно не оказалось, в Красноярск за пятьсот километров переться неохота, я уже потянулся за напильником, но тут медсестра надо мной сжалилась и достала свою пилочку для ногтей. Я этой пилочкой осколок подшлифовал, и на том дело кончилось. Тушенку, правда, с тех пор стал открывать ножом, и спирт добывал другими способами. А историю с зубом забыл почти на двадцать лет.

    И вот, в августе 91-го, после нескольких прохладных дней и особенно ночей у Белого дома, когда радостные демократы собрались праздновать победу, я обнаружил, что челюсть под травмированным когда-то зубом раздулась в гигантский флюс и температура подскочила  до максимума. Так в тридцать семь я первый раз в жизни оказался у стоматолога. Правда, с тех пор получил право говорить, что в борьбе за свободу на баррикадах кровь проливал. Хотя если честно, реально кровь, и в большом количестве, пролилась совсем в другом месте – в одном из первых кооперативных зубных кабинетов радом с метро «Бауманская».

   Вот так оно все и началось. Хожу теперь по этим высокооплачиваемы садистам регулярно, и расписание жизни сверяю исключительно по специальной медицинской карточке. А в ней строго было написано, что в 15.00 сегодня у меня очередная экзекуция. А хочется еще и к Хамовническому суду сходить, посмотреть, как Шендерович с Юрским ждут справедливости, и ТЦ «Европейский» посетить, глянуть, кто кому какую гадость собирается устроить. Я расстроился, но взял себя в руки и решил, что не должны немощи физические мешать  проявлению как гражданской позиции, так не самого здорового любопытства. Но тут судья Данилкин проникся, видать, на каком-то астральном уровне сочувствием к моим проблемам и перенес вынесение приговора на предпраздничные дни. Я вздохнул с некоторым облегчением, хотя и пожалел Ходорковского. А потом подумал, что, если совершится чудо, и Михаила Борисовича оправдают, то он на эту задержку особо не обидится. Если же без всякого чуда срок ему все же припаяют, то лишние несколько дней без точного знания об этом подсудимому тоже не повредят. И перестал жалеть Ходорковского. Ну, в смысле, по этому поводу, а не вообще. Перестал и решил сосредоточиться на двух оставшихся пунктах – зубы и «Европейский». Сейчас, думаю, заскочу на Киевский, прикину пока, как там да что, потом к эскулапам, а на обратном пути, уже с бесчувственной от наркоза мордой, что делает ее выражение вполне приемлемым даже для родной милиции, как раз успею снова к ТЦ уже к самой разборке. И уже иду к метро, как на мобильник звонят и сообщают, что доктор приболел, и прием переносится. Вот, судьба-то! Выходит, зря так уж мобилизовывался. Но делать уже нечего, хоть что-то из намеченного выполнить-то следует.

    Выхожу на «Киевской». Внизу всего четыре мужика в форме, погоны у них на куртках с тонкими поперечными полосками, но взгляды никак не ниже капитанских и вид весьма солидный. Вверху, в вестибюле и всего-то парочка таких же. Однако неподалеку еще парень с с девушкой – кинологи. У каждого на поводке по роскошной овчарке. Сами кинологи стоят довольно равнодушно , на некотором расстоянии и даже практически не смотрят друг на друга. А вот собаки всячески норовят крайне дружелюбно пообщаться. К сожалению, я не разглядел – они тоже мальчик с девочкой, или просто приятели, жаждущие хорошей компании. На улице перед выходом в метро все уже серьезно. «Космонавты» в полной экипировке выстроились в ряд, сверлят народ пронзительными взглядами. В нескольких местах тут же проверяют документы у юношей восточной внешности. Вдоль тротуара с пяток громных автомобилей с решетками на окнах и ОМОНовцами внутри. Еще несколько таких же машин и  милицейских автобусов на площадке перед сами Торговым центром. «Тяжелые» и шеренгой стоят, и небольшими группами, и передвигаются в виде чего-то типа патрулей. Но общее количество, по моим прикидкам, не сильно более человек ста. Десятка полтора – два журналистов с очень дорогой профессиональной фото и видео аппаратурой, множество зевак снимают просто бытовыми камерами, а то и мобильниками. Вот на площадку въехал «ПАЗик» нежнейшего светло салатного цвета, в него посадили человек двадцать «кавказцев» (надеюсь, читатель поймет и простит мне всю условность обозначений подобного рода, понятно, что я представления не имею, кто эти люди, но всем ясно, по каким внешним признакам их задерживают) и куда-то увезли. Только что подъехало еще больше десяти армейских грузовиков с брезентовым кузовом, внутри видно, что не пустые, но не рассмотреть, ОМОН это, или солдаты ВВ. Самое милое, что в целом настроение общее даже не то, что не напряженное, а даже пока вовсе доброжелательное, чуть ли даже не без нотки веселья. Девчонки ходят стайками, некоторые, перешучиваясь и слегка кокетничая, курят радом с милиционерами. И те, надо признаться, документы стараются проверять с предельной вежливостью. Однако, повышенная тщательность все же чувствуется. Уже несколько раз каких-то ребят, кстати, вполне славянской внешности, даже без фанатской атрибутики, а просто в довольно тяжелых ботинках, обшмонали сверху донизу, даже куртки заставили снять на морозу. Но, еще раз подчеркиваю, пока все вполне в рамках разумного. Так я часок прокантовался. Нового ничего не происходило и как будто не намечалось. Потому поехал домой. Вот представил вам промежуточный отчет. Еду обратно на «Киевскую». Там как раз к шести часам и обещали самое интересное.

 

 

вторая

Как на Киевском вокзале... - 2

                                              Как на Киевском вокзале

                                              …………………………..,

                                              Руки, ноги оторвали,

                                              Он ……………………….

 

 

   Докладываю. Но сначала, думаю, следует уточнить для иногородних, что площадь Киевского вокзала Москвы в шесть  вечера, это крупнейший транспортный узел гигантского мегаполиса в час «пик», умноженный на средоточие большого количества торговых площадей. Здесь не зависимо ни от чего движутся непрерывные многотысячные человеческие потоки  в нескольких уровнях и во всех направлениях.

   Так вот. В метро внизу милиции побольше, чем в середине дня, но не чрезмерно, десятка два – три. Удивило неожиданно большое количество сержантов и офицеров прекрасного пола. Встретил несколько даже чисто женских парных патрулей. Патрули стоят и на переходных площадках эскалаторов, там как раз больше всего и обыскивают молодежь с одновременной проверкой документов. Молодежь в основном славянской наружности. Инцидентов и возмущений не наблюдается.

   Наверху обстановка изменилась заметнее. Вдоль тротуара, прямо у выхода из метро, установлены довольно высокие металлические ограждения. Но не сплошные, можно свободно пройти к «Европейскому». Вообще, все организовано довольно грамотно, в смысле создания зон с повышенным риском толчеи и давки. Сам ТЦ закрыли преждевременно, как раз ровно в 18.00, но, к сожалению, не поставили объявлений об этом нигде снаружи и поодаль, потому народ продолжает идти за покупками, как ни в чем не бывало,  и очень удивляется происходящему. Как с Луны прилетели. Само действо происходит на небольшом участке тротуара у входа в «Европейский». ОМОНовцев там под тысячу, еще какое-то количество рассредоточено по площади и сидит в автобусах и прочих транспортных средствах. Митингующих, или не знаю уж, как назвать, что там делающих, видимо, несколько больше, но не на много. Когда я подошел, они как раз начали скандировать «Россия, вперед!» Через некоторое время с края толпы возникла потасовка, однако, довольно локальная. Свинтили десяток парней, увели к автозаку. Вообще постоянно, каждые несколько минут кого-то оттаскивают в строну по паре-тройке человек, ставят к стенке автобуса в позу «полурака», обыскивают и сажают внутрь. Но, еще раз замечу, внешне особого агрессивного насилия со стороны милиции не заметно, все на грани, никого по голове дубинками не бьют. Хотя, два раза я встретил ребят, направлявшихся оттуда с помощью товарищей в не очень хорошем состоянии, и по своему большому опыту могу сказать, получили они скорее всего несколько хороших ударов в живот и по ребрам. Но от кого – не видел, врать не буду. Да, надеюсь, понятно, что никаких заявленных «кавказцев» там нет, исключительно наши родные , требующие вернуть им обратно Россию вместе с Москвой. Впрочем, несколько группок юношей восточной внешности человек по восемь-десять я видел, но на периферии, ближе к метро и вокзалу, но имели ли они вообще какое-то отношение к происходящему, или оказались здесь случайно по житейским надобностям, я не знаю. Во всяком случае, вели они себя мирно, никак пристрастий своих не проявляя, и ими явно никто не интересовался, ни милиция, ни митингующие (?). Все достаточно тягомотно и без внятного развития сюжета продолжалось около часа, по монотонные уговоры кого-то из начальников по мегафону. Качество звука было жуткое, слов практически не разобрать, но общий смысл произносимого сомнений не вызывал. Нечто в роде: «Просим расходиться, не поддавайтесь на провокации, соблюдайте общественный порядок». Наконец, началось какое-то движение, то ли ОМОНовцы подустали и начали теснить толпу, то ли толпе надоело стоять, и она решила выскользнуть из-под влияния ОМОНа, но часть ее отделилась и утекла за угол ТЦ в строну Дорогомиловской. Я не стал их догонять, возраст не тот, но оттуда послышалось довольно дружно скандирование и несколько крупных отрядов «тяжелых» вместе с десятком автомобилей устремились следом. Площадь начали потихоньку зачищать.

   Вот, по сути, и все, что я лично видел. Остальное вы, наверняка, можете дополнить из множества иных источников. Да, последнее, что еще хотел бы отметить. В руках некоторых, выходивших из метро ребят, я видел те самые, ставшими уже классическими, белые марлевые повязки. Но только в руках. У стен ТЦ, в толпе на лицах я их уже не заметил. Впрочем, зрение мое не безупречно.

    Я постарался только рассказать о фактах и не делать никаких комментариев. Ощущениями поделюсь. Неприятно. На сегодня все.