December 14th, 2011

вторая

Грызлов от мандата.

Извините, что вообще отвлекаю ваше внимание на подобного рода несущественную чушь. Но я исключительно по форме, вопрос чистой эстетики и психологии.

Болезненная и обостренная реакция на некоторые сочетания букв или звуков в нашем обществе, особенно в высших его эшелонах, боюсь просачивается уже и вниз, приводя если еще не к маниакальности, то уже, заметно, к чему-то, похожему на неврозы.

Сижу сегодня утром у монитора, просматриваю новостные ленты и по дурной привычке некоторые заголовку проборматываю себе под нос. На словах «Грызлов отказался от мандата» проходит мимо дочка с чашкой кофе, вздрагивает, смотрит чуть ни в ужасе, потом ставит чашку на стол, начинает гладить меня успокаивающе по плечу и просит не нервничать.

Я сначала удивился. А потом еще раз произнес громко, прислушался, и, да, похоже, что-то в этой фразе звучит грубо, почти неприлично. Только вот так и не смог понять что.
вторая

Ипотека отпущения

И все же не могу, несмотря на всю убогость информационного повода, удержаться еще от одной реплики, хоть и попутной и, в данном случае, не самой принципиальной. Павел Шеремет, после того, как подписал обращение журналистов к Алишеру Усманову, дополнительно отдельно высказал свое мнение обо всем, произошедшем в «Коммерсанте». Collapse )