May 28th, 2012

вторая

Предназначение

Есть события, люди и события, происходящие с этими людьми, масштаб которых современникам невероятно трудно оценить по истинному достоинству.

Тем, кто находится слишком близко и по расстоянию, и, главное, по времени, всё это может показаться не заслуживающей большого внимания мелочью. Но вдруг, когда-то потом, причем может и очень скоро, а может, и через века, оказывается, что именно данная мелочь, нечто почти случайное с неким почти смешным, и была главной знаковой меткой эпохи. И символом, олицетворяющим основные смыслы, и ключом ко всем зашифрованным пророчествам.

Я намеренно не стану сейчас приводить исторические примеры. Во-первых, потому, что каждый с легкостью сам подберет их даже из школьной программы, а, во-вторых, любая аналогия изначально ущербно и может увести в сторону от для меня лично несомненного факта. Подобного рода событие с подобного рода человеком произошло сейчас на наших глазах и осталось практически незаметным для широкой публики.

Его с легкостью затмили презрительно брошенные в физиономию именующего себя обществом плевки с фамилиями Мединский и Холманских и еще множество столь же демонстративных жестов. А это даже не оскорбление, а так, рядовая очередная ступенька рядовой очередной биографии и карьеры.

Иван Иванович Демидов назначен на должность заместителя министра культуры. Будет руководить кинематографией.

Да, да, этот тот самый Ваня Демидов в темных очках, который, не знаю, помнит ли кто ещё, в свое время на телевидении вел «МузОбоз». Больше о нем ничего не скажу. Желающие сами могут ознакомиться с биографической справкой, трудолюбиво подготовленной специалистами, которым большое спасибо. Я же могу только ещё раз повторить то, с чего начал.

Иван Демидов как замминистра культуры, отвечающий за кинематографию, это явление, поверьте мне, значительно более знаковое для нашего времени, чем очень многое, что сейчас нам кажется неизмеримо важнее.
вторая

Вот убейте, не знаю, к чему я это…

Краковская колбаса, как следует из её названия, имеет польское происхождение, и, соответственно, давнюю и, несомненно, самую благородную историю. Но я сейчас вовсе не о какой-то мифической настоящей колбасе из древнего Кракова, если она где-нибудь даже и существует. Я о той колбасе из моего детства, которая рядом с голландским и швейцарским сырами, болгарским перцем и французской булкой. Что никак не ассоциировалось с реальной географией, а только с конкретными, вполне определенными вкусовыми ощущениями.

Из всех советских, хоть какое-то имеющих отношение к копчению, краковская, пожалуй, в памятные мне времена всегда была самой доступной, опережая в этом отношении даже одесскую. Это отнюдь не означает, что она продавалась постоянно и везде, но в принципе, ее можно было не только достать, но даже, порой, вполне свободно купить.

Прежде всего, считаю своим долгом официально заявить, что самая свежайшая и приготовленная по всем железнейшим ГОСТам краковская колбаса является полной отравой и смертельным ядом для каждого нормального человека. Есть её он не может и не должен. Проще покончить с собой любым другим способом, да хоть просто разбежавшись и со всей дури стукнувшись головой о стенку. А есть ее так, как делаю обычно это я, не только самоубийство, но еще и преступление, отягощенное особо циничным мазохизмом.

А ем я эту бурую смерть так. Разламываю кольцо колбасы пополам, и то же делаю с нарезным батоном. Полкольца беру в левую руку, а полбатона в правую. С остальным могут быть варианты. Полный комплект еще составляют соленый огурец, банка горчицы и порезанная кольцами, желательно красная, луковица. Но без любого из этих дополнительных ингредиентов я вполне могу обойтись. И даже без всех вместе.

Так же вариативно стоящее в этот момент передо мной на столе или рядом со мной хоть на земле или чём там в этот момент удобнее, если дело происходит на дикой природе или в городских условиях открытого публичного пространства. Имеется в виду, пиво, водка или даже домашнее сухое красное. Тут дело вкуса настроения и возможностей.

Но неизменным должно быть одно. Все дополнительные манипуляции, связанные с наливание, выпиванием, отрезанием, намазыванием и прочим необходимым, производятся исключительно правой рукой, для чего она время от времени освобождается от полбатона перемещающегося для того на что-нибудь хоть относительно чистое. В крайнем случае, на собственные колени, тоже не смертельно. Но вот полкольца из левой руки не выпускается до того момента, пока эти самые полкольца не будут полностью съедены. И только тогда берутся вторые полкольца со второй половиной батона.

Как-то в Праге, на набережной, подчеркиваю, в Праге, а не в каком-нибудь Париже или Риме, пожилая местная пара, понаблюдав с явной, всё возрастающей тревогой за моими подобными описанному действиями, подошла к моей жене и очень вежливо поинтересовалась, не нужна ли её супругу какая помощь, прежде всего, естественно, медицинская.

Но есть ещё один способ. У него огромное количество недостатков, по сравнению с первым, но есть и два преимущества, которые заставляют меня им иногда пользоваться, хотя и чрезвычайно редко. Во-первых, выглядит он несколько, если, конечно, не интеллигентнее, думаю, это понятие здесь вовсе не применимо, то, по крайней мере, хоть немного приличнее. И, во-вторых, почему-то, лично у меня данный способ вызывает какие-то очень легкие, но несомненно приятные детские вкусовые воспоминания. Что-то такое, связанное или с пионерским лагерем, или с интернатом, или с больницей…

Да, а сам способ вот какой. Правда, тут уже нужен нож. Отрезаете ломоть хлебы потолще, намазываете его слоем масла без экономии и стеснительности и сверху туда вдавливаете столько кружочков колбасы, сколько поместится. А всё остальное точно так же, как и в способе первом.

И последнее, что считаю необходимым упомянуть. Распространяемая Успенским легенда о том, что вкуснее есть бутерброд колбасой вниз, не имеет под собой никакого практического основания. Вниз или вверх в данном случае совершенно безразлично, разве что плохо закрепленная колбаса может с хлеба при переворачивании бутерброда элементарно свалиться. Так что, не морочьте себе голову, ешьте как удобнее или как привыкли, лучшее всегда враг хорошего.

P.S. Фосфалюгель сейчас продается везде и вполне доступен по цене, но для особо чувствительных а бы рекомендовал менее удобно расфасованный и довольно противный на вкус, но гораздо более действенный «Альмагель –А». На эту буковку «А» обратите особое внимание, в ней всё дело.
вторая

Как мы это делали (к предыдущему)

igo1947:

"1967. Зима. Мороз такой, что отбойные молотки через 5-ть минут долбёжки надо греть в костре. Наш взвод проводит кабель связи по територии Лианозовского хлеб завода по диагонали.

Время обедать, но жратва до нас пока (как всегда) не доехала (из Долгопрудного).

Сидим у кострища вперемешку с молотками. Подходит мужик со здоровой люминевой кастрюлей

- Бойцы тут бабы вам пожрать собрали. Только особо на хлеб не налягайте - пусть остынет, а то говорят от горячего заворот кишок может быть. Я то ем, но у меня желудок лужённый.

Открывает кастрюлю. Хлеб на морозе дымится, ещё шматище сливочного масла и ...

Правильно, и пара кругов одесской. И ели мы всё это точно так, как Вы описали.

А Вы пишите "вот убейте, не знаю, к чему я это…".

А это к тому, чтоб кто-нибудь вспомнил как это делалось..."
вторая

Пик интеллекта

  Простите. Каюсь. Не удержался и сорвался. Но не смог. Пока подавляющее количество самых умных моих сограждан и соотечественников представляют собою нечто, типа вот этого.  Короче, ребята, мы приехали.
  на ЭхеДмитрий Катаев

О выборах мэра и не только Сейчас самая актуальная и реальная задача – добиться выборов Московской городской думы, не теряя время до конца 2014 года...

читать далее