July 22nd, 2012

вторая

Горячий воздух дик и глух

Что-то с утра сегодня как-то и самочувствие неважное, настроение тревожно, и на душе какая-то тягость мутная. Опять эта проклятая неопределенность…

Уж и изысканным завтраком пытался себя побаловать, и прогулкой по самым любимым лесным тропинкам развлечь, и кофе два раза пил, что крайне редко себе позволяю, а неприятные чувства не только не проходят, а, похоже, усиливаются до совсем плохого. Пришлось взять себя в руки, сосредоточиться, проанализировать и заняться выяснением причины, чтобы до беды не доводить. С трудом, но всё же мне удалось найти и понять причины такого собственного беспокоящего дискомфорта. Имя ему оказалось Ли Ен Хо.

Уже неделя минула с того момента, как с вице-маршалом произошло непонятное. Южнокорейские клевитники, ссылаяся на данные собственной разведки, правда, аккуратно замечая, что они «неподтвержденные», намекают, будто, когда другой вице-маршал, Чхве Рен Хэ, директор генерального политического бюро народной армии КНДР, якобы попытался задержать опального командующего, исполняя приказ главы государства Ким Чен Ына, охранники Ли открыли огонь. И было несколько десятков трупов. И нет уверенности, что среди них не оказался и сам Ли Ен Хо.

То, есть, на самом деле, ни в чем нет уверенности. Кроме того, что душа моя от всего этого явно не на месте. Как же всё-таки зыбок и неопределенен этот мир. Придется, похоже, принимать какие-то кардинальные меры, чтобы он вновь обрел свою устойчивость. Пошел что-нибудь придумывать.
вторая

Один из способов стабилизации мироздания

Основная проблема всех времен и народов с момента изобретения сарделек заключается в том, чтобы они не лопались. Только давайте сразу договоримся, что сарделька свиная и, разумеется, в натуральной оболочке, а вообще ещё лучше, если она шпикачка.

Да, и самое главное, мы сейчас не станем рассуждать обо всей той гадости, которую нам могут подсунуть под видом сардельки, и забудем о любого рода хулиганстве, происходящем под видом производства колбасной продукции в нашей стране. Представим себе, что мы купили именно то самое, что и должно называться сарделькой.

Так вот, её вообще не надо варить. То есть, в смысле, можно не варить, а сразу есть, если бы не традиция употреблять в горячем виде. Это абсолютно готовый продукт, точно такой же, как любая другая вареная колбаса. Для особо дотошливых и интересующихся приведу очень кратко некоторые технологические принципы.

Термическая обработка сосисок и сарделек производится в универсальных камерах непрерывного действия с автоматическим контролем и регулированием температуры и влажности, и включает в себя подсушку, обжарку и варку.
От вареных колбас приготовление сарделек отличается очень небольшим количеством нюансов.

Так, приготовление фарша отличается более тонким помолом. При изготовлении шпикачек важное значение имеет температура шпика - не выше -1° С, иначе он будет деформироваться при измельчении.

Плотность набивки при наполнении оболочек несколько выше, чем в случае вареных колбас; кроме того, поскольку сардельки не перевязывают, а перекручивают, шприцы дополнительно оснащены порционно-перекручивающим устройством.

Благодаря малому диаметру сарделек их обжарка производится быстрее, чем обжарка вареных колбас, всего 30-60 минут, но при более высокой температуре, примерно 80-100° С. Для придания вкуса и аромата копчения сардельки обжаривают не паром, а дымом, хотя в ряде случаев дело ограничивается добавлением в фарш жидких коптильных препаратов.

Время варки мелкоштучных мясопродуктов, в отличие от колбас, также сокращено и составляет в зависимости от размера изделия и типа оболочки для сарделек от 30 до 40 минут.

После охлаждения в течение 4-6 часов, сардельки, предназначенные для упаковки под вакуумом, фасуют в пленку или термопакеты на вакуумных установках. Если сардельки охладили недостаточно, внутри упаковки образуется бульон.

Если вы правильно поняли всё вышесказанное, то воспринять дальнейшее для вас не составит никакого труда. Отбросив совсем не имеющую к делу чепуху и шаманские прибамбасы, мы имеем единственными реальными технологическими советами для предотвращения лопания сарделек всего три.

Первое, надрезать их несколькими параллельными полосками и пожарить. В кулинарных книжках выглядит очень аппетитно. Только любителям такого рода еды могу посоветовать, не морочить себе голову, а просто взять, да и пожарить на сковородке нарезанную ломтями самую обычную вареную колбасу. Эффект будет тот же самый, а есть просто элементарно удобнее.

Второе рекомендуемое, это так зазываемые, «свиные ножки». Когда с торцов надрезают сардельку крест-накрест и затем, при варке, она приобретает такой своеобразный вид, с закрученными концами, который почему-то у некоторых, по моему мнению, совсем свихнувшихся кулинаров, ассоциируется с упомянутым названием. Не знаю и не понимаю смысл сего действа, единственное, уверяю вас, что лопанию сарделек оно никак не препятствует.

И, наконец, третье самое распространенное и универсальное. Рекомендуется перед варкой проткнуть несколько раз сардельку вилкой. Это правда. Тогда она точно никогда не лопнет. Но, в принципе, лучше всего, чтобы не иметь неприятностей с мужиком в постели, его перед ночью любви кастрировать. Противоположному полу предлагаю придумать соответствующий образ самостоятельно.

Весь смысл сардельки именно и заключается в том, чтобы сварить её в оболочке, никак эту самую шкурку не повредив. И способ примитивен. Кладете в холодную воду, доводите до кипения и, как только пошли пузырьки, мгновенно выключаете и столь же мгновенно вынимаете. Лопнуть не успеют.

А затем для любителей предлагаю столь же простой способ доведения сарделек совсем уж до ума. На сковородку хороший кусок сливочного масла и на максимальную температуру. Как только масло начало темнеть, конфорку на самый минимум, пусть пару минут подостынет, кладите сардельки и через каждые десять-пятнадцать секунд начинайте их переворачивать. Так от трех до пяти минут. Получится очень вкусно, хотя, всё равно, одна из трех сарделек в этом случае обязательно лопнет. Ну, и Бог с ней. Некоторые эти лопнувшие отдают любимым собакам. Мои давно умерли, потому я сам съедаю утром, дожарив кружочками под яичницу.

Вот так как-то примерно и существуем.