July 26th, 2012

вторая

Требуем их к ответу!

Президента Белоруссии не пустили в Лондон. А там Олимпиада. А получилось так, что он еще и президент национального Олимпийского комитета. А его всё равно не пустили. Аба-на!

Вся прогрессивная общественность, в основном, правда, в лице наших спортивных чиновников и думских активистов, естественно, возмутилась. Но так, умеренно, демонстраций тоже устраивать не стали, нынче им не до того, бабки попилены, надо бы хоть как-то за них поотмазываться, а с этим последнее время некоторые проблемы, потому слегка нервничают и проблемами братского режима не сильно заморачиваются. Да и я бы особого внимания не обратил, разве что, как на некий курьез.

Но тут вдруг, хотя, почему вдруг, тренд этот не вчера начал прослеживаться, многие как бы свободолюбивые глашатаи демократических ценностей, типа Антона Ореха или Олега Козырева форменную истерику устроили. Мол, англичане, сволочи, подло поступили и права не имели, спорт вне политики, да и Олимпиада не их частное дело, а сугубо международное соревнование, и раз они взялись за его проведение, то обязаны…

Вот это всё я разбил бы на две части. Сначала про «спорт вне политики», то каким же надо быть фантастическим лицемером, я не говорю «дураком», поскольку дураки такого уровня даже писать не способны, чтобы до сих пор этой формулировкой пользоваться.

Не знаю, как там у них в Греции в своё время было, а я, сколько себя помню, ничего более политизированного, чем спорт в жизни не видел. Ну, может быть, только война. Но сразу после войны на втором месте по политизированности шел спорт. Мы вводим войска в Афганистан, американцы бойкотируют Олимпиаду. Мы вводим танки в Прагу, прямым продолжением этого сразу же становится схватка наших с чехами в хоккейной коробке. И так буквально во всем, вплоть до мелочей. Любая победа советского спортсмена, это, прежде всего была победа нашей идеологии на капиталистической. И наоборот, тут мы ничем не выделяемся, западные команды, особенно сборные, тоже зачастую бились не голы, очки, секунды, а за победу демократии и «свободный мир». Так что, на счет «вне политики» взрослые дяденьки даже и постыдились бы подобные пошлости повторять публично.

Но меня больше всего умиляет вторая часть, про то, что «англичане обязаны». Вот есть такая страна со своей древнейшей историей. Сначала кем только не завоевывалась, потом она сама кого только не завоевывала. Крупнейшей империей стала, «владычицей морей», потом рухнула вся эта империя к чертовой матери, потом и вовсе отодвигать Англию с ведущих позиций новые экономические монстры начали, потом…

И потом и сейчас происходит разное и всякое. И проблем всё у того же Соединенного королевства выше крыши. Только вот одной проблемы у них, как и не было никогда, так и не появилось, несмотря на все новые веяния и реалии. Англичане никогда никому ничем не обязаны. И если они решили, что так верно и правильно, то всех остальных видали в гробу. И там спорт, шморт, любые спортакиады или олимпиады, Англия сказала, что она Лукашенко на свою территорию не пустит? Значит, не пустит.

Совершенно гениально написал в своем блоге Козырев: «И кстати я считаю, что Англия должна быть за это наказана». Я так на мгновение представил себе тот исторический ряд имен, в который встал Олег со своим мнением относительно необходимости наказать Англию, и у меня после этого долго было веселое, почти радостное настроение.
вторая

Не юбилейное

Даже немного странно, ведь всего 83 могло ему сегодня исполниться. Я многих знаю, кто не просто дожил, но и прекрасно себя чувствует, тысячу лет им здоровья и процветания. А он как будто давно ушел в историю. Но и ушел как-то очень по-своему, так и представляется мне, что дверь до конца не захлопнул, а до сих пор стоит где-то неподалеку, прислонившись к косяку и потягивает папироску со своей обычной якобы простодушной ухмылкой…

Нет, я не стану врать, что считаю Шукшина великим или хотя бы, что он просто самый мой любимый писатель. Но при этом есть у него вещи, кстати, не только в прозе, а и в кино, которые мне, ну, что ли, близки и почти родственны, иных слов, пожалуй, не подберешь, как мало что другое в искусстве вообще. Из фильмов это, думаю, прежде всего «Печки-лавочки». А из прозы, конечно же, рассказ «Срезал». Я и сам его часто перечитываю, и вам рекомендую не забывать, а сегодняшний день рождения Василия Макаровича хочу отметить только краткой оттуда цитатой:

«Можно ведь сто раз повторить слово "мед", но от этого во рту не станет сладко. Для этого не надо кандидатский минимум сдавать, чтобы понять это. Верно? Можно сотни раз писать во всех статьях слово "народ", но знаний от этого не прибавится. Так что когда уж выезжаете в этот самый народ, то будьте немного собранней. Подготовленней, что ли. А то легко можно в дураках очутиться. До свиданья. Приятно провести отпуск... среди народа. - Глеб усмехнулся и не торопясь вышел из избы. Он всегда один уходил от знатных людей».
вторая

Верной дорогой идете, товарищи!

Когда человека берут за руки, за ноги и выбрасывают из окна, то об этом так и пишут – «выбросили». А когда в комнате пожар, нет иного выхода и человек выбрасывается из окна, то никто не пишет: «его выбросил огонь». Слишком образно. А народ предпочитает простоту изложения. И правильно делает. Выбросился, и всё.

Максим Ефимов уехал из страны. Грамматически верно, а по сути, всё та же абсолютная ложь. Кто такой Максим Ефимов и кто устроил в его комнате пожар, я не так уж и давно довольно подробно писал в тексте «Дурдом карельской березы». Желающие из ленивых могут посмотреть, чтобы самостоятельно не копаться в интернете, хотя там информации и об этом человеке, и о произшедшем с ним, сколько угодно.

А вот теперь Максима уехали. Подробности опять же в поисковиках или в блоге самого Ефимова. Я же могу добавить всего несколько слов.

Обыски, аресты, посадки, скрытые и явные конфискации, карательная психиатрия, вот теперь всё чаще вынужденная эмиграция уже не в богатые районы Лондона с крупным счетом в приличном банке, а вообще непонятно куда, неизвестно на что… Да, наш «Магазин на диване», похоже, перешел на круглосуточный график обслуживания населения.
вторая

Оказывается, советский суд, это ещё не самый справедливый суд в мире

Самое смешное, что последнее время всё чаще мне, природному, можно сказать, инстинктивному и урожденному антисоветчику, приходится, скрепя сердце, соглашаться с по разным поводам произносимой фразой, начинающейся с слов: «Вот даже при советской власти до подобного не доходило…»

Буквально только что, относительно «карательной психиатрии» это написал один читатель в комментарии, и сразу же снова хочется повторить: «Даже при советской власти…» Но я пока не буду повторять, а прежде коротенько рассажу пару историй.

В самом начале семидесятых мой приятель читал в метро Евангелие. На это обратил внимание случайно оказавшийся рядом милиционер, парня забрали в отделение и книгу отняли.

Как это могло произойти, нынешнему поколению мне здесь объяснять слишком долго, читайте классиков, в том числе и меня, а сверстникам моим объяснять ничего не требуется.

Да, нужно еще заметить, что издание было не дореволюционное и даже не современное синодальное, которое тоже существовало, однако, было ещё более редким, а зарубежным, тем самым, дешевеньким, которое и до сих пор кое-где бесплатно раздают разного рода «евангелисты». Эти книжечки иногда удавалось кому-то провезти в Союз и время от времени они всплывали на книжных толкучках, стоили, кстати, относительно недорого, рублей пятнадцать, ну, максимум двадцать, примерно на уровне «несерийного» белого томика Ахматовой. Именно там, собственно, мой приятель Евангелие это и приобрел.

Так вот, сидел следователь. Перед ним книга и лист бумаги для ведения допроса, стучал по столу авторучкой и повторял: «Признайтесь, от кого и где получили данное иностранное издание?» А приятель сидел напротив и тупо повторял: «Отдайте мне мою личную вещь». Так продолжалось часов пять. И знаете, чем закончилось? Следователь встал, проматерился, скомкал испорченную казенную бумагу и отдал человеку «его личную вещь».

А вторая история произошла немного позднее уже лично со мной. Могу даже точно сказать, 10 июля 1975 года в день открытия Московского кинофестиваля, последнего за мои студенческие годы. Я как раз должен был пойти на открытие, мне удалось как-то достать приглашение, но тут позвонил реставратор, у которого было несколько моих икон из коллекции и попросил их срочно забрать, уже точно не помню почему, то ли он куда уезжал надолго, то ли ещё что. Короче, взял у него доски, четыре штуки у меня как раз умещалось в специально для того приспособленную «дипломатку», и спешу на метро домой, чтобы потом ещё успеть в «Россию».

И уж не знаю, каким великим чутьем на переходе милиционер учуял что-то подозрительное, но меня задержали, иконы отняли и ни на какой кинофестиваль я не попал. Тут было не так просто, как с евангелием. Всё попытки на вопрос: «Где взял?» ответить требованием «вернуть личные вещи» разбились о грамотно составленный протокол. Согласно которому «обнаруженные произведения религиозного культа» изымались на предмет проверки, не они ли похищены во время недавно прошедшей целой серии ограблений деревенских церквей по всей средней полосе, так как «внешне подходят под ориентировки». Что является чистейшей правдой, поскольку в ориентировке было написано «Богоматерь», и у меня Богоматерь, в ориентировке «Николай Угодник» и у меня он же.

Так что, пришлось удовлетвориться распиской об изъятии и убраться подобру-поздорову. И вот месяцев пять каждую неделю я ходил, как сейчас помню, в «Шестое управление охраны общественного порядка на транспорте» и как попугай повторял: «Отдайте!» И столь же регулярно получал ответ: «Проверяем».

А потом как-то однажды совершенно буднично и без единого слова протянули «дипломатку» с досками и отдали. Не только не сперли ничего, но даже не поцарапали, а, между прочим, и по тем временам очень дорогие вещи были, в серебряных подписных окладах, а одна с венцами перегородчатой эмали, если кто понимает.

Я к чему это всё рассказал? Да к тому, чтобы с отвращением, но, будучи рабом справедливости и фактов, вынужденно повторить: «Даже при советской власти ничего подобного не было». И имею в виду решение Басманного суда не отдавать Собчак её собственные деньги.

Только не надо начинать острить, что если бы у кого в те годы нашли полтора миллиона в валюте, то попросту расстреляли бы. Я сам любитель юмора, но тут каждый и так прекрасно понимает, о чем идет речь. И это в ситуации, когда вызволять идеально незаконно отнятые денежки пошла даже не сама Ксения Анатольевна, а три известнейших и профессиональнейших адвоката во главе с Генри Марковичем Резником. Это, знаете, как, примерно, послать получить в ресторане сдачу со счета двух автоматчиков во главе с пулеметчиком.

А нам накакать. Хоть Плеваку с Коней присылайте. Удивимся, конечно, немного, что старики ещё живы, но бабки всё равно хрен вернем. Тут вам не гнилая советская власть, тут настоящая, развитая, с ударением на предпоследнем слоге, демократия!

И вы меня простите, пожалуйста, понимаю, что начинаю выглядеть подростком-хвастуном, постоянно повторяя подобное, но опять не могу удержаться. Ведь сразу же сказал, когда только денежки попятили, что напрасно, ох, напрасно их Анатольевна дома так беспечно держала, ничего нынче нельзя ментам в руки отдавать, гиблое это дело…