September 10th, 2012

вторая

Бутерброд-правозащитник

Буквально ещё несколько слов по поводу предыдущего текста.

Конечно, когда я сравнивал понятие смешного с кодом «свой – чужой» для военных самолетов, то здесь, как и в любой аналогии, имеется большая степень неточности, приблизительности и огрубления.

В бою мгновенное определение врага или друга требуется для того, чтобы тут же или уничтожить противника, или продолжить совместные действия с соратником.

В смеховой культуре, понятно, нет такой меры опасности, агрессивности и утилитарности. Речь обычно идет всего лишь о возможности общения, диалога, вообще какого-либо взаимодействия. Хотя некоторый оттенок предупреждения об угрозе, на мой взгляд, тут тоже необходимо иметь в виду.

Вот самый последний наглядный и конкретный пример. Вчера прочел в новостной ленте: «Правозащитник Брод прекратил голодовку по рекомендации врачей» и не то, чтобы, конечно уж сильно рассмеялся, но хохотнул достаточно явственно.

Проходившая мимо жена поинтересовалась причиной моей реакции. Я ей показал информацию. Она равнодушно пожала плечами. Сидевшие в этот момент за столом неподалеку дети вообще ничего не поняли. А мне и сама история, и, особенно, заголовок про этого самого «правозащитника Брода» показались весьма даже достойными если не громкого смеха, то вполне широкой и веселой улыбки.

Таким образом, даже внутри нашего маленького семейного коллектива имеются определенные несовпадения в восприятии смешного. И я не уверен, что это является поводом для немедленного развода.

Хотя, надо будет подумать.
вторая

Урожай брезентового поля

Вчера в петербургском клубе "ГлавClub" состоялся концерт в поддержку политзаключенных "Free Pussy Riot Fest". Пришли, по разным оценкам, от 700 до 1000 зрителей.

Выступили группы "ДДТ", "Телевизор", "Последние танки в Париже", "Разные люди", "Стая", "Электрические партизаны", экс-фронтмен группы "Агата Кристи" Глеб Самойлов, Александр Назаров, Митя Шагин и группа "Митьки".

Я, собственно, вот почему вообще упомянул об этой общедоступной информации и так подробно, полностью, привел список выступавших. Среди которых, лично мне (что ни о чем, естественно, не говорит, это я так, исключительно для точности констатирую) кроме Шевчука, Митьков и очень относительно Самойлова вообще никто не известен.

Дело в том, что на концерте «ДДТ» исполнили песню «Кино» и потом Шевчук сказал:

"Не знаю, где был бы Цой, если бы он был жив, но, может быть, он был бы с нами".

Так совпало, что за последнее время почему-то именно эта конкретно тема неоднократно всплывала в моих разговорах с самыми разными людьми. И я-то как раз постоянно говорил, что почти не сомневаюсь в совершенно противоположном. Не знаю, написал бы Виктор проклятие в стиле Ваенги в адрес Пусек, но практически уверен, что вчера его бы не было рядом с Шевчуком.

Как не было никого, кроме вышеперечисленных. Никого из рокеров моей молодости, к большинству из которых я тогда относился весьма прилично.

А «Кукушку» я здесь ставлю исключительно по причине воспоминательной сентиментальности, но с другого концерта, где исполнение мне кажется лучше вчерашнего. Хотя, честно говоря, эта песня в принципе мне не очень нравится.
вторая

Двойной концерт

Только что случайно послушал фрагмент записи 2005 года Беллы Давидович на концерте, посвященном 80-летию её давно покойному мужа Юлиану Ситковецкому. То есть, на самом деле это изумительно исполняет Двойной концерт Гайдна оркестр Musica Viva, солирует на скрипке сын Беллы Дмитрий Ситковецкий, а формально в данном случае Давидович всего лишь ему аккомпанирует

И хотя в принципе фортепиано отнюдь не является моим любимым инструментом и в ряду приоритетов по этому признаку стоит хорошо, если на пятом месте, а скрипка точно на втором, но тут, для меня несомненно, играла именно Белла Михайловна, и я вот что хочу отметить.

Хотя сама Давидович почти ровесница моей матери, но её язык исполнения, он практически идеально тот, которым на моей памяти владела даже не бабушка Люба, а только прабабка Лида, после досрочного блестящего окончания Харьковской консерватории покорявшая избалованную Европу своими гастролями еще задолго до Первой мировой.

Я говорю сейчас даже не о стилистике или манере, а именно о языке, со всеми нюансами, куда входит и дикция. Ну, это, знаете, как я опять же застал ещё в конце шестидесятых в Малом театре. Это не значит, что он был моим любимым в то время, скорее совсем наоборот, даже Грибова во МХАТ или Якута в Ермоловский я ходил смотреть с большим удовольствием, но именно, что касается речи, языка и дикции, это, конечно, Малый отличался принципиально даже от великих стариков того времени.

Так и тут. Не знаю, насколько это правильно и талантливо. Возможно, современные пианисты играют много лучше и совершеннее. Но вот это жесткое и безупречное акцентирование Давидович, оно для меня является единственно абсолютно честным исполнением. Другого, более музыковедческого термина я подобрать не могу. Именно честным. И вот так играла моя прабабушка Лидия Моисеевна Лифшиц.

Впрочем, я вовсе не специалист и, возможно, несу полную чепуху.

Упомянутой записи Гайдна в интернете не нашёл, но и здесь всё, на мой взгляд, предельно понятно.