November 10th, 2012

вторая

Бояться не запретишь

Максим Лузянин полностью признал свою вину, поэтому дело рассматривалось в особом порядке. Судья отметила, что учла смягчающие обстоятельства: признание вины, помощь расследованию, наличие несовершеннолетнего ребенка и матери на иждивении. После чего приговорила фигуранта дела о беспорядках на Болотной к 4,5 года колонии общего режима.
Лузянин
Мне безумно жалко этого парня. Я вообще уже человек пожилой и сентиментальный, мне всех жалко. А уж явно, бесспорно и несомненно невинно осужденных – сам Бог белел. И всё-таки, одновременно, мне его совсем не жалко. По отношению к абсолютно, на мой взгляд, несправедливо приговоренному к серьезному сроку заключения, это чувство стыдное и неправильное. И я сейчас попытаюсь если не оправдаться, то хотя бы объяснить его.

Я и встречал по жизни, и наблюдал со стороны, и достаточно близко общался и с сопливыми девчонками, и с плюгавыми интеллигентишками, которых не смогли сломить не то, что любые жестокие допросы, но и годы самых суровых лагерей. И видел атлетов, людей с картинно мужественными ликами и стальным взором, которые начинали дрожать, стоило только следователю грозно постучать карандашом по столу и подписывали всё, что угодно, и наговаривали на кого угодно. Случалось, конечно, и наоборот. Но это «наоборот» всё же выглядело несколько естественнее. Хотя, думаю, только на первый взгляд.

А теперь послушайте меня внимательно. Я не уголовник, не большой диссидент и минуты не провел в лагере. Правда, много раз был под следствием и в обезъянниках разного рода провел по общечеловеческим меркам вполне достаточно. Что, разумеется, не делает меня большим авторитетом в подобных вопросах.

Но главное вообще не в этом. Просто я стандартный, как и большинство в нашей стране потомок зэков в трех поколениях, вырос на Колыме и всю жизнь прожил среди людей только что вышедших, всегда готовых к посадке и постоянно садящихся. И точно знаю одно простое правило. Отлично известное всем без исключения моим сверстникам и согражданам. Молчи и не ведись на все их гнилые разводки. Не факт, что будет лучше. Не факт, что даже хуже не будет. Но в любом случае, хотя бы есть шанс, что сохранишь чувство собственного достоинства. А в противном случае, шанса этого нет. Совсем. И не на что.

Они нелюди. Верить им и просить их о чем-либо нельзя. Подписываюсь и за слова отвечаю. Можете предъявить.
вторая

Жаль, что нас не было с вами

Как же всё-таки увлекателен мир и как мало мы пользуемся возможностями получать удовольствия от интереснейших сюжетов, постоянно предлагаемых нашему вниманию. Вот, например, только что.

Всего с месяц назад Россия и Ирак подписали несколько контрактов на поставку вооружения общей стоимостью больше 4,2 миллиардов долларов. Там речь шла много о чем, от истребителей до систем ПВО. Всё вроде получилось замечательно и вот вдруг как гром средь ясного неба. «Когда Малики (премьер-министр Ирак - А.В.) вернулся из России, у него возникли подозрения о коррупции, так что он решил пересмотреть всю сделку. Начато расследование», — приводит слова представителя Нури аль-Малики агентство France Presse.

А ведь с Малики встречался сам Путин, после чего сказал, что военно-техническое сотрудничество между странами возобновлено, и заявлял о своей уверенности в том, что стороны найдут «взаимопонимание по этому важнейшему направлению».

Так что же произошло? В той конторе, что у нас торгует оружием с иностранцами, то есть в «Рособоронэкспорте» и в самом посольстве России в Ираке ситуацию не комментируют. Так кто же тут так жутко накосячил? Не имеется ли какая увлекательная подоплёка? Да к тому же, в общественном сознании это всё довольно удачно подверстывается к скандалам с Министерством обороны, что же, получается, ещё один висяк на Сердюкове? Давайте попытаемся хоть что-то прикинуть в меру наших скромных сил и возможностей.

Хотя, если совсем честно, то, конечно, в созданной ими структуре никогда до конца толком не разберешься. Учитывая, что уже сколько лет сами творцы этой идеи и себе-то но могут внятно и членораздельно объяснить, что же такое «госкорпорация» и с юридической и с экономической точек зрения, так что уж говорить, об организациях входящих в эти корпорации на правах… Так вот в том-то и дело, что не очень понятно, на каких правах, но входящие. Так что, не будем ставить себе непосильных целей, как говорил старый грузинский учитель, «это нельзя понять, это нужно просто запомним». Вот и мы просто напомним себе вкратце, откуда что взялось.

Даже чисто формально начало всему этому было положено аж шестьдесят лет назад. 8 мая 1953 года распоряжением Совета Министров СССР при Министерстве внутренней и внешней торговли было создано Главное инженерное управление. Это был первый официальный такого рода институт государственного посредника в сфере военно-технического сотрудничества с зарубежными странами. Естественно, и поставляли оружие, и даже, при удаче, получали за него деньги и раньше, но это делось совсем уж глухими методами. А тут решили всё на чистом сливочном масле.

Шли годы, менялась страна, название её и строй, но эта стриктура была достаточно надежной и консервативной, что, кстати, на мой взгляд, абсолютно правильно. Однако, время брало своё и был создан еще ряд «специализированных внешнеторговых организаций». К концу 90-х действовали два госпосредника-спецэкспортера - ФГУП «Государственная компания «Росвооружение» и ФГУП «Промэкспорт». Вот на их основе в двухтысячном и был создан единый государственный посредник по экспорту-импорту военной продукции ФГУП «Рособоронэкспорт». А с июля 2011 года «Рособоронэкспорт» вошел в состав Государственной корпорации «Ростехнологии» и стал осуществлять свою деятельность в качестве открытого акционерного общества.

Кто-нибудь что-нибудь понял? Ну, и не берите в голову. Единственное, что хочу ещё раз подчеркнуть, даже изначально при советской власти эта штука задумывалась не при министерстве обороны, а при будущем Внешторге, то есть, если и имело отношение к каким-то генералам, то не совсем армейским. Это было принципиально важным, даже тогда понимали, что есть вещи, до которых и кристально честных светский военачальников допускать нельзя, пусть уж лучше там потешатся кристально честные советские торговцы с комитетскими корнями. Так что, и нынче, это как бы был вовсе не и не Сердюков и не напрямую ему подчиненные люди с красными революционными лампасами. Кто же на самом деле, понятно, что это принципиально непонятно. И смешно искать что-то реальное за фамилиями формальных руководителей.

Можно, конечно, попробовать, но это будет так же продуктивно, как попытаться узнать подробности биографии нынешнего главы «Рособоронэкспорта» Анатолия Петровича Исайкина. Про которого точно известно только то, что родился он во Владивостоке в 46-м, закончил Иркутский иняз и с 72-го по 96-й «проходил службу в КГБ СССР – ФСБ России». Генерал-майор запаса, женат, имеет сына и несколько наград не самого высшего достоинства. На этом всё. Сильно что-нибудь прояснило?

А, может, Дмитрий Рогозин там «при делах»? Скажите, как вы думаете, он-то имеет отношение к «службе в КГБ СССР – ФСБ России»? Подозреваю, что некоторое, но не слишком серьезное. Вот и тут, скорее всего, что-то подобное. Хотя при нынешней своей и так достаточно хлебной должности не прочь публично намекнуть о некой своей причастности, возможно и большей, чем на самом деле. Однако, намекает без лишней борзоты, более всё-таки подчеркивая, что истинное положение вещей осознает вполне трезво:

«Монополия Рособоронэкспорта сохранится еще несколько лет, заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин в интервью газете "Ведомости". Нынешний порядок вещей сохранится до тех пор, пока оборонная промышленность не преодолеет технологическую отсталость ряда предприятий. Производители пока не будут самостоятельно продавать образцы военной техники». Рогозин подчеркнул, что "Рособоронэкспорт" действует "не в вакууме", а в соответствии с решениями президентской Комиссии по военно-техническому сотрудничеству, в состав которой входит он сам. При этом, по его словам, "все вопросы о том, как, с кем, в каких формах и объемах вести дела, решаются там, в Кремле"».

Но хоть мы и от души поиграли в «непонятки», на самом деле так же предельно понятно, насколько тут всё понятно. Настолько же, насколько в любой семье без всяких документов и подписанных деклараций, прекрасно известен ответ на вопрос «кто в доме хозяин?». А тут кто-нибудь сомневается или вопросы имеет?

Тогда что же произошло в реальности?

Вообще, надо заметить, что иракский премьер Нури Аль-Малики - мужик не самый впечатлительный, не сильно нервный или особо нежный. Что же уникальное могло и должно было произойти с ним в Москве, чтобы он вдруг выкинул такой неожиданный фортель? Неужто прямо вот так впрямую подошли и потребовали сотню-другую миллиона отката? Не очень срастается, деньги-то как раз в Россию идут. Намекнули, что сами вынуждены были прислать за контракт откат, и попытались этим начать шантажировать? Тоже не похоже, тогда бы Малики вряд ли стал так категорично и публично заявлять, что коррупционная составляющая именно на российской стороне. Короче, полный мрак.

И самое, обидное, что это вам не убийство Кеннеди, тут точно никогда ничего наверняка мы не узнаем. Наверное, что-то даже и попытаются невнятно объяснить, но сто процентов соврут. А ведь какой мог бы быть интереснейший сюжет. Но, что фантазировать. Не дано. А жаль. Не денег.
вторая

Ответ

Это мне представляется принципиальным, потому хочу ответить отдельно.

По поводу моего текста о Максиме Лузянине пришел комментарий. greenbat:
«Все это очень правильно, и он явно ошибся, но вот товарищи в комментах, снисходительно изрекающие "слабачок оказался" гораздо более отвратительны.Все это очень правильно, и он явно ошибся, но вот товарищи в комментах, снисходительно изрекающие "слабачок оказался" гораздо более отвратительны».

Ну, вот тут даже не знаю, что сказать… С одной стороны, я сам терпеть не могу пустой надменной снисходительности. Но с другой – есть люди, которые имеют на нее определенное право, заслуженное личным конкретным опытом. А есть те, которые таким образом пытаются самоутверждаться, как бы косвенно заявляя, что, мол, сам-то я, конечно, не такой, а крутой, дальше некуда. Трудно и в этой ситуации кого-либо относить к какой-то названной категории обобщенно, и не зная всех обстоятельств.

В любом случае, одно дело осуждать, а совсем другое – выразить свое отношение. Я вообще никого не собираюсь судить. Наша судебная система и без меня с этим прекрасно справляется. А вот поделиться собственным мнением по вопросам, которые считаю важными, иногда мне представляется даже необходимым.