November 15th, 2012

вторая

Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать

Вчера в моей любимой Испании народ немного поразвлекся.

То есть, в Европе это вообще достаточно массово получилось, но, на мой взгляд, в Испании как-то особенно весело. Впрочем, возможно, я пристрастен. Да, что там «возможно», конечно пристрастен и не скрываю, у меня с этой страной связано слишком много более чем приятных воспоминаний. И поработать там пришлось, и не только… Короче, есть что вспомнить. Но сейчас я рассказ о них хочу начать с мест и людей нам несколько более близких.

Семья из Подмосковья совсем средненького достатка. Старшая дочь лет пять-шесть вышла замуж за испанца и переехала к нему, инженеру на небольшой фирме, где ей тоже удалось устроиться на какую-то весьма скромную должность. Впрочем, там я особых подробностей не знаю, но они и не очень важны, поскольку к дальнейшему имеют только косвенное отношение.

Родители вышли на пенсию и так сложилось, что, в связи с кризисом на рынке испанской недвижимости и сильным падением цен, дочке удалось организовать их переезд из нашего отечественного пригорода в средиземноморскую ещё большую глушь, но зато с несколько лучшим климатом. И в принципе получалось, что они там как-то просуществовать смогут, опять же нюансы тут не очень существенны. Значимые неприятности начались потом.

Был ещё и младший сын. Тезка мой, тоже Александр. Он заканчивал МАРХИ и уже имел несколько предложений от серьёзных московских бюро для дальнейшего трудоустройства, так что, у него даже мыслей о переезде за границу не возникало. Но ещё он занимался промышленным альпинизмом и подрабатывал на мойке окон высотных зданий. И как раз, месяца ещё не прошло после получения диплома, сорвался. Слава Богу, не самой большой высоты, так что выжил, но около месяца пролежал в коме. Потом, к счастью, потихонечку начали восстанавливаться и двигательные функции, и остальное, связанное с речью и вообще мозговой деятельностью, но проблемы всё равно оставались.

А у родителей уже всё готово для отъезда. Близких здесь особо больше никого, бросать парня в таком состоянии одного не рискнули, взяли его с собой.

И вот ситуация. Человек ещё в довольно нестабильном физическом и даже психическом состоянии. Документы такие, пограничные, не то, что о подданстве, а и о постоянном виде на жительство речи пока не идет. Испанского языка не знает, только разговорный английский. Связи в стране на самом минимальном уровне. Сестра и родители как-то помогают, но совсем, что называется, из последнего, в общем, ситуация довольно аховая.

Через пару месяцев Александр нашел работу. Нет, не по специальности, естественно, об архитектуре там сейчас даже мечтать нельзя. Но очень отдаленно какое-то отношение к его прежним занятиям нынешнее имеет, нечто связанное со специальными видами фотосъемки промышленных объектов. И зарплата по испанским меркам почти унизительная, и какие-то совсем уж большие проблемы с соцпакетом и прочими сладкими европейскими примочками, короче никому дорогу он не перебежал и работу эту свою ни у кого из местных из горла не вырвал.

И вот прошло ещё меньше полугода. Парень потихоньку приходит в себя. И на работе у него уже появились, пусть совсем крохотные, но перспективы. А, самое главное, он уже сейчас худо-бедно, в прямом смысле этих слов, но себя как-то обеспечивает.

Ни в коем случае не хочу тут какого-то морализаторства с точки зрения постороннего. Сам этого в отношении себя со стороны любых иностранцев не терплю и им советов, естественно, давать не собираюсь. Испанцам лучше знать, и что там у них происходит, и что со всем этим делать. Считают, что надо бастовать и брать штурмом парламент – им виднее.

Я только, когда слышу о том, что половина, ещё раз вдумайтесь, половина молодых испанцев сидит без работы, каждый раз спрашиваю у своей дочки, а это её близкий приятель: «Ну, как там Саша?» И последние месяцы постоянно получаю довольно оптимистичные ответы.
вторая

За нашу и вашу свободу

Вчера немного пришлось помотаться по городу. Действительно, немного, но поскольку поездки были в основном короткие, буквально в одну-две остановки на метро или автобусе, а никаких проездных у меня нет, то сумма вышла приличная, больше трехсот рублей.

Знаю, что существуют способы тут сэкономить, но я сейчас не о них, да и в любом случае получается довольно дорого. То есть, для меня не принципиально, но, если посмотреть по средним доходам, то транспорт в Москве уже реально начинает «кусаться»

А сразу после этого я прочел возмущенную чуть ли ни политическую прокламацию Михаила Прохорова. Речь там идет об одновременном подорожании топлива и увеличении транспортного налога. Некоторые строки просто петь хочется:

«Неприкрытое воровство денег из карманов москвичей», «издевательством над человеком выглядит и главный аргумент московских властей: дескать, повышение налога заставит людей пересесть на троллейбусы и тем самым решится проблема пробок в столице. Господа, вы это серьезно? Вы просто не знаете свой собственный народ!», «после 70 лет советской власти, где машина была роскошью, сегодня автомобиль в семье – элемент личной свободы и, как следствие, самоуважения».

Конечно, спорить или хотя бы вступать в диалог с господином Прохоровым смешно. Уж он-то свой народ точно знает, ещё бы, столько народу иметь, да без знания, это совсем тяжело. И насчет свободы с самоуважением, а что ещё Прохорову остается, как измерять их наличием и размерами собственных автомобилей, других-то критериев у этого несчастного шпрота-переростка давно не осталось.

Но всё-таки некоторые мысли по поводу этой наигранной истерики пытающегося реанимироваться «как бы политика» у меня возникли, и именно относительно столь ли уж неправедного увеличения финансового бремени автомобилистов.

Только вот тут особенно хочу подчеркнуть, что говорю ни в коем случае о каком-то очередном виде перераспределения денег между богатыми бедными, которое очень легко может перейти и очень часто переходит в перераспределение между желающими и умеющими работать и весьма прохладно к этому относящимися. Я вообще не имею в виду чего-то хоть отдаленно напоминающего несуществующую социальною справедливость или ещё какие высокие материи. Речь идет о вещах предельно конкретных, приземленных и бытовых.

Вот конкретный пример. Не знаю, какие ещё нужны вам завлекательные морковки и перехватывающие парковки. Да, возможно, где-то в Москве с этим и большие проблемы. Но вот нас, прямо с метро «Крылатское» сколько угодно мест для машин, причем в большинстве абсолютно бесплатных. Пожалуйста, ставьте машину и через 15-20 минут вы гарантировано в самом центре. Но нет же, и с Рублевки напрямую и через МКАД со всех других направлений под моими окнами сутками беспрерывно идет транспортный поток в основном в сторону центра через Кутузовский и становится там в многочасовые постоянные «пробки».

И я совершенно не борец с «пробками». Меня вообще, пока «неотложка» в основном требуется тогда, когда дороги относительно свободны, все ваши «пробки» совершенно не колышат. Хотите, хоть живите в них.

Но если восемнадцатилетняя девчонка непременно считает, что на Арбат она должно прикатить на огромном джипе в триста с лишним лошадиных сил и по дороге уничтожить столько воздуха, что мне моими сигаретами за всю жизнь не удастся, то я не буду впадать в истерику и требовать, как это требуют для меня-курильщика, чтобы её поставили практически вне закона. Нет, пожалуйста, пусть едет, но пусть тогда оплатит конкретно мне солидную часть моего проезда на метро или автобусе. Потому, что я в городе использую в личных целях неизмеримо меньше места и наношу ему неизмеримо меньший ущерб, чем она.

Так что я говорю не о налоге на автомобиль, как принципиальный противник увеличения и введение дополнительных налогов на какое-либо имущество. Купив его, если, конечно, это сделано честно, мы уже многократно все мыслимые налоги заплатили. И с доходов, и с зарплат, и пошлины, и черта с дьяволом с нас уже вытянули. Тут государству, действительно, хорошо бы уже губу закатать и прекратить грабеж. Но речь идет о равном и справедливом использовании общей собственности. Территории города, его инфраструктуры и даже его воздуха.

И вовсе мне не требуется, чтобы Прохоров пересаживался на общественный транспорт. Я там и без него обойдусь. Но совершенно не вижу ничего страшного, если каждый автомобилист, в зависимости от размеров и мощности своей машины, будет оплачивать значительную часть проезда тех, кто пользуется городским пространством гораздо меньше и скромнее. Ещё раз, не за машину, а за использование нашей совместной собственности под названием Москва. И не в какой-то абстрактный бюджет, а вот мне, пожалуйста, на счет, пусть с которого я только и смогу покупать билеты на тот же общественный транспорт.

Вот я у себя в деревне еду на большой шестиместной машине в магазин, а рядом старушка туда же прется с сумкой на колесиках. Так вот, я не то, что не против, а руками и ногами «за», чтобы компенсировать вот этой старушке нашу разницу в использовании деревенского пространства. Ну, в любой форме, оплачивать её какой-либо способ доставки продуктов или перечислять деньги в специальный фонд. Но только конкретно ей, жительнице моей деревни, а не в виде очередного, пусть и сугубо местного налога.

Но я это всё, конечно, порожняк гоню. Во-первых, на эту зиму вынужден переехать в город, потому от машины даже в деревне отказался, просто продал, а на лето купил себе большой трехколесный велосипед с багажником, куда входит ящик пива и самая большая баранья нога. А, во-вторых, деньги из любого «бабушкиного фонда» обязательно украдут и ничего её толком не достанется. Так что, глупостей наговорил.

Но идея мне всё равно нравится и кажется и справедливой, и разумной одновременно, что почти никогда не бывает, а потому прельщает особенно.
вторая

«Крестовый поход»

Я и ни в какие подобные обращения не верю, да и вовсе не понимаю, к кому тут обращаться. Нет адресата. А и был бы, так я и саму проблему не считаю на фоне прочих столь уж принципиальной. Поздно плакать по Боржоми, когда почки отвалились. Но уж очень я, даже не то, что уважаю, а просто люблю Наталью Ивановну Басовскую. И потому с удовольствием размещаю её обращение, просто чтобы ещё раз показать, какие замечательные женщины есть в нашей стране.