December 2nd, 2012

вторая

Отряд

У нас об этом мало говорили, но в конце лета на Филиппинах прошел тайфун, было наводнение, погибло около ста человек, и без крыши над головой остались более 800 тысяч семей. Из большинства затопленных районов вода ушла, но до сих пор остается угроза распространения инфекционных заболеваний. Там трудятся международные строительные бригады волонтеров. Строят дома для пострадавших. Второй месяц нашу страну на этой стройке представляет моя дочка. Вот прислала мне видео, это что-то типа призывно-рекламного ролика их отряда, поскольку рабочих рук не хватает. Там дочь тоже снялась, но не спрашивайте, где конкретно она, всё равно не скажу. Но размещаю в Журнале, может, кому будет любопытно.
вторая

Стечение обстоятельств

В отличие от молодежи у меня не исчезла в отношении интернета непосредственность ощущений и потому я тут скорее как ребенок, каждый раз восхищаюсь и удивляюсь безмерно. Всё-таки совершенно фантастические возможности. Это про историю со свинарками, которую я на днях рассказывал.

Вчера мне вдруг написал человек, что он, оказывается, нашел ту мою старую статью в «Крестьянке». Она называлась «Стечение обстоятельств» и действительно была опубликована в четвертом номере восемьдесят пятого. Правда, там какое-то не самое простое скачивание, но читатель даже мне помог и любезно прислал текст на почту. Правда, добавив, что статья «всё-таки советская-советская, в сравнении с тем, что Вы здесь написали».

Krestyanka_1985_04.preview

Я с большим интересом перечитал. Ведь больше двадцати семи лет прошло, чрезвычайно было любопытно. Рецензировать её, конечно, не стану, но несколькими возникшими у меня при этом мыслями хочу поделиться.

Прежде всего, сейчас такую статью никто не станет и писать, и печатать. Что совершенно правильно. Потому, что невозможно себе нынче даже представить, кто её будет читать. Длиннющий текст со множеством технологических подробностей, документов, инструкций, ссылок и цитат. А ведь тогда читали, и очень подробно, и люди самых разных возрастов и профессий. Я сужу по огромному количеству откликов, причем нужно понимать, что тогда откликнуться, это было не сейчас строчку напечатать и кликнуть мышкой, а люди писали большие письма, запечатывали их в конверт и шли опускать в почтовый ящик. Причем, в деревне, откуда и было большинство читателей, ящик этот иногда находился довольно далеко.

И ещё один нюанс. Да, понятно, что со всеми поправками на время, идеологию и прочие особенности, но всё-таки «Крестьянка» являлась именно женским журналом со всеми возможными тогда атрибутами, типа выкроек, кулинарных рецептов, советов гинеколога, педиатра и сентиментальных историй про любовь. И тем не менее. Писали и публиковали подобные статьи. Потому, что их читали. А сейчас читатель принципиально изменился. Вернее, не изменился, а просто того уже нет, а новый - совсем другой. И это не хорошо или плохо. Но это так.

Теперь про «советская-советская». Ну, не знаю. О собственных текстах совсем уже объективно судить сложно, даже о таких древних, которые и читаешь-то почти как чужие. Так что, я возможно, в каких-то оценках и ошибаюсь. Но ничего особенно «советского» я там не увидел. Как, собственно, ничего сильно «антисоветского» и в том, что написал, вспоминая эту историю столько лет спустя. Всего лишь старался по мере сил и возможностей рассказать, как было. Смог углядеть и припомнить только два момента.

Ну, о том, что во всей той ситуации сильно накосячили, кроме прочих, и милиция с прокуратурой, я и сам не стал тогда упоминать, прекрасно понимая – никто это не опубликует. В журнале «издательства ЦК КПСС» подобное могло пройти только по специальному распоряжению с самого верха, а самодеятельность в этих вопросах была бесполезно.

А вот про то, что случай со смертью свинарки был не первым, у меня из статьи просто вычеркнули. И чудом проскочила последняя фраза, что он не стал последним.

Но в остальном… Признаюсь, главным после перечитывания для меня стало то, что мне за ту статью не стыдно. То есть, совсем не стыдно. Потому без всякой стеснительности дал на неё ссылку, а там каждый может судить сам. Если, конечно сумеет осилить. Что нынче очень сомнительно. Но об этом я уже говорил.