December 16th, 2012

вторая

Воронка

Был бы верующим, точно решил бы, что это Господь дает наглядный урок, столь идеально копируя ситуацию с убийством Агафонова Мирзаевым.

Ночной клуб, приставание к девушке, драка на улице, удар затылком. Ну, а совпадение фамилий убитых, так это даже перебор, это уж для совсем непонятливых, если кто и без того не догадается, что не просто так.

Но, с другой стороны, не знаю, всё-таки не кощунственным для религиозного человека было бы считать, что Всевышний будет заниматься такими мелочами, как подбор похожих ситуаций, питейных заведений и совпадающих заведений, с тем, чтобы вразумить чад своих по поводу, по которому они вон какое тысячелетие никак не могут и не собираются вразумляться?

Но мне легче, я могу не тревожить Бога попусту и свалить всё на гигантскую флюктуацию. Да, совпадение, конечно, уникальное, но бывает и покруче. А тут, в конце концов, опять человек погиб и накручивать излишнюю мистику не очень прилично, даже каким-то садистским извращением отдаёт.

Однако если бы это действительно был урок, то про что и на какую тему? О том, что удар обычного подвыпившего и не отметившегося никакими особыми спортивными достижениями довольно субтильного русского парня может быть не менее опасен, чем удар дагестанского мастера силовых единоборств высокого уровня? Что не надо ходить ночами по сомнительным заведениям, не следует приставать к чужим девушками, тупо на третьем десятке лет жизни выходить «поговорить» на улицу, как драчливые перебравшие школьники? Вообще, следует вести себя хотя бы просто относительно прилично, и всего лишь такая примитивная мелочь способна сохранить здоровье, судьбу, а то и саму жизнь в подавляющем большинстве случаев?

Какой-то слишком уж скучный и простенький урок получается, на таких ученики обычно спят, да и сами преподаватели не способны особа проявить большие педагогические таланты. Вот и мне не удается изобразить ничего умного или убедительно-назидательного. Остается только воскликнуть, поверьте, искренне и горестно: «Люди, ведите себя как люди!»

Господи, да что же за пошлую и выспреннею глупость я сейчас написал. Ведь вы и ведёте себя именно как люди.
вторая

Видишь, музыка идет, Там, где шли трамваи.

Я, честное слово, ничего не собирался писать о вчерашнем «протестном гулянии» и даже не хотел объяснять, почему не собираюсь. Настолько всё уже переговорено, что тошно не то, что говорить, но и думать на эти темы.

Однако тут приятель по почте прислал кое-какие свои соображения и сослался на мой текст уже почти годичной давности о «Глухарях». Я его от нечего делать перечитал за завтраком и обнаружил, что, если заменить несколько дат и названий улиц, то мог бы опубликовать это и сегодня, не добавляя ни единого слова.

И этот факт говорит отнюдь не о моей какой-то великой правоте или особой прозорливости. А только о том, что продолжать говорить что-либо, чрезвычайно глупо и тоскливо.

Единственное, что хочу заметить, это приятное мне чисто эстетически и эмоционально. С Латыниной я последнее время настолько во многом не согласен, что уже и спорить стало бессмысленно, и читать её почти перестал. А тут всё же просмотрел свежий текст и не могу удержаться от цитаты.

И если кажущееся мне очень неудачным выражение «креативный класс» заменить на чуть более развернутое и приземленное «нормальные самодостаточные люди, которые дружат с головой и которым вне зависимости ни от чего, есть в этой жизни, чем заняться», то в остальном считаю высказывание Латыниной безупречно точным:

«Понимаете, креативный класс – это не та публика, которая раз в год ходит на первомайские или 15-декабрьские демонстрации, потому что вождям так хочется. Более того, креативный класс – это те люди, которым нельзя впарить повода».

Да, мастерство не только не пропьешь, но и не проболтаешь. Всё-таки, люблю я эту рыжую женщину, и поделать с собой ничего не могу. Да и не хочу.
вторая

...и пошла

Я сейчас попытаюсь объяснить появление моего странноватого вчерашнего текста, чтобы не возникло подозрений в моем психическом здоровье.

Когда у меня полвека назад начался обычный для романтического подростка тех времен период запойного чтения, то довольно значительную часть круга этого чтения составляла историческая литература. Для тех, кто подзабыл или не знает, хочу уточнить, что именно с книгами по истории в СССР были проблемы даже большие, чем с прочими. Но к счастью, у меня были и возможности доступа, и умение доступ этот себе обеспечить даже при отсутствии особых возможностей.

Так что я годами в немереных количествах потреблял всё, до чего мог добраться, от Соловьева и Ключевского до самого что ни на есть развлекательного чтива, типа Валишевского. Потому самонадеянно считал, что уж с чем, а с этим у меня, при необходимости особых сложностей не будет. Как же, я ведь могу по именам перечислить всех родственников Наполеона и в мельчайших подробностях нарисовать схему битвы при Каннах. И тут пришло время поступать в институт.

Collapse )