January 11th, 2013

вторая

Про уродов и лядей

В Москве есть один публичный дом. То есть, в Москве, конечно, есть много публичных домов и ещё бесчисленное количество «индивидуалок». Просто я сейчас говорю об одном конкретном исключительно для примера и наглядности.

Впрочем, и там я уже сам давно не бываю. Не из каких-то нравственных соображений, но возраст, знаете ли, здоровье и прочие неприятности. Вот ещё всего лет десять-пятнадцать назад… Но не будем о грустном, а то рыдания к горлу подступают. Так вот, теперь я больше как теоретик и наблюдатель. Но некоторые мои друзья и приятели до сих пор балуются. У кого сил побольше осталось, кто с неуемностью души никак справиться не может, у каждого свои причины, не о них сейчас разговор. А только о тех мнениях и впечатлениях, которые я частенько слышу от своих знакомых по поводу обитательниц этого публичного дома.

Что мнения, что впечатления эти на самом деле не столь уж и разнообразны и остры, как может показаться. В проституции гораздо меньше экзотики, чем принято считать, и много больше рутины, если не сказать унылого формализма. Потому разговоры обычно тоже весьма однотипны и темы можно свести всего к двум направлениям.

Первая тема: «Вот общаешься с каждой женщиной лично, и никакого внутреннего напряжения, вполне себе вменяемый, разумный, приветливый и милый человек, даже в своем роде порядочный. А часто и вполне бескорыстный. Но как только соберутся все вместе, какая-то необъяснимая метаморфоза случается. Чистый бардак и будто всеобщее помутнение рассудка. Таких пакостей могут наделать…»

И вторая: «Знаете, не надо никого осуждать, ещё неизвестно, как каждый из нас повел бы себя в таком месте и в подобной ситуации».

И создается некое странное впечатление, что разговор идет не о заведении, куда люди приходят работать добровольно (а это именно такое заведение, в него не только насильно не тащат, но ещё и огромные усилия вместе с материальными ресурсами нужно приложить, чтобы устроиться), но о каком-то мистическом месте, таинственной воронке, управляемой всевластными темными силами, засасывающей мироздание в страшную бездну с непреодолимой силой. А ведь на самом деле, никакого рока и фатума, обычная контора с зарплатными ведомостями, отпусками и даже бюллетенями. Чего тень на плетень-то наводить?

И ещё не надо путать и смешивать. Проституция, это, если и не всегда единственная профессия, то, несомненно, род профессиональной деятельности, а не свойство натуры. То свойство, что иногда, но отнюдь не всегда, приводит к проституции, называется по-другому. Оно предполагает непременное получение удовольствия, но совершенно не обязательно связано с материальной или практической выгодой. А проституция обязательно связана. Так что, проститутка очень даже может не быть развратной, но никак у неё не получится быть бескорыстной.

Да, и напоследок особенно хочу подчеркнуть. Мои личные чувства к проституткам предельно далеки от малейшего негатива. Каждый человек имеет полное право делать со своей душой и телом всё, что ему заблагорассудится. И позволять, при желании, делать с ними что угодно другим. Так что, я-то лично, как раз, никого не осуждаю. Единственное, когда проститутки начинают меня раздражить, это если они вдруг сходят с ума и начинают всех убеждать, а, при возможности, и заставлять всех прочих жить по законам их публичного дома.
вторая

«…От лукавства рождается всякого рода зло»

Всё-таки не могу, просто для памяти, не отметить одну, на мой взгляд, весьма неприятную тенденцию.

Доктор политических наук оксфордского колледжа Святого Антония Владимир Пастухов написал, а «Новая газета» опубликовала статью под названием «Преданная революция». Всего одна крохотная цитата из фундаментального труда доктора наук:

«Парадоксальным образом в России путь к демократии и рынку пролегает через национализацию. Для современной России национализация — это вовсе не левая, а правая, причем радикально либеральная, программа. Задача национализации состоит в том, чтобы вывернуть Россию из того зигзага, в который ее закрутила криминальная приватизация. У меня нет программы национализации, но у меня есть четкое понимание того, что такая программа должна быть подготовлена».

Статья глупая, вздорная, бессмысленная и абсолютно «не о чём», сморить с ней нет, ни желания, ни малейших оснований. Да и написано за последние два десятка лет на эту тему столько всякого подобного, что уже просто сил физических никаких даже отслеживать. Да и Бог бы с ним, с этим великим ученым, не думаю, что он нанесет своими замечательными идеями такой уж большой вред оксфордским абитуриентам, а влияние его у нас не может сильно беспокоить. И даже в том, что подобное довольно регулярно последние годы стала публиковать «Новая газета», тоже нет ничего страшного. Хотя лично мне это и не очень приятно, но я уж как-то справлюсь, а судьбоносными, когда-то к сожалению, её публикации всё-таки не являются.

Гораздо хуже другое. Произошла странная метаморфоза. Искать все причину всех нынешних «свинцовых мерзостей» в «лихих девяностых», это был практически с самого начала века универсальный метод новых властей. И особенно первое время сие вообще отлично работало. Те примерно шесть лет, между осенью 93-го и назначением Путина приемником, когда Россия своим обычным, крайне экзотическим и своеобразным способом, доходившим частенько даже до полного идиотизма, но двигалась в правильном направлении, начали приносить свои плоды. Но обиженных и неприспособившихся ещё оставалось огромное количество и им очень легко было заморочить голову. Мол, всё хорошее, это не следствие тех самых шести лет, а результат прихода к власти настоящих радетелей за благо народное. А оттуда, из недолгого российского прошлого, исключительно пакости и гадости.

Но прошли ещё шесть лет. А потом ещё одни. И третьи покатились по той же колее. Продолжать валить происходящее на ребят в «трениках» и малиновых пиджаках становилось всё труднее, даже федеральные каналы бросили заниматься этим становящимся пустым занятием. Это как при советской власти сравнение с Россией 13-го года даже сразу после войны ещё как-то срабатывало, но уже в 60-х, хоть и употреблялось, но более все-таки перешло в область анекдотов. И вот нынче, когда, казалось, ещё немного и даже власти начнут стесняться использовать столь устаревшую пропагандистскую ахинею, стало появляться всё больше людей, относящих себя к оппозиции, вдруг поднявших убогие идеи национализации и родового проклятия «грабительской приватизации» своими знаменами.

И я не говорю о чем-то изысканно-извращенном, типа Лимонова или ком-то ещё более маргинальном и экзотическом. В принципе, понятны и поведение, и позиция Навального, который немедленно взялся за продвижение идей статьи Пастухова в массы, иллюстрируя её для непонятливых фотографиями несколько излишне обнаженных Вали Юмашева и Ромы Абрамовича отдыхающих у синего моря на награбленное у трудового народа. Тут вопрос не смысла или толка, а тактики революционного движения в ситуации, когда коту делать нечего и приходится иногда, с тоски, чёрте что облизывать.

И потом, я ведь совершенно не представляю себе, что на самом деле думает Навальный и такие как он. Поскольку то, что он говорит и пишет, обращено не ко мне, и таким, как я, а к вовсе другой категории людей, которая кажется ему много более значимой для осуществления его целей, кои, впрочем, мне тоже не сильно понятнее. Так что, возможно Алексей действительно считает главной проблемой современности «криминальную приватизацию» 90-х и искренне убежден в верности провозглашаемых лозунгов. Короче, тут просто не знаю и, честно говоря, не очень рвусь узнать.

Но вот есть множество людей, которые всё прекрасно понимают. И что не бывает идеальной и несправедливой приватизации в принципе. И что, особенно её быть не могло и не может при уникальном и в истории небывалом переходе от «общенародной собственности» к частной. И что любое перераспределение собственности, какими угодно методами, кроме рыночных, не только не добавит даже хоть чуть справедливости, но и приведет к результатам, по сравнению с которыми 90-е покажутся не лихими, а святыми. И что при несменяемой и узурпированной власти в авторитарной, неуклонно движущейся к тоталитарности стране в принципе нелепо говорить о структуре собственности, когда приватизировано всё государство целиком и не функционирует ни один из его важнейших институтов. И ещё множество всего понимают, исходя из чего «в России путь к демократии и рынку пролегает через национализацию» не «парадоксальным образом», а исключительно безответственно-шизофреническим.

И при всем этом в глазах появляется нехороший блеск. А в головах начинают витать всякие соблазнительные мысли. Типа, так-то оно так, но ежели народ всего этого понять не хочет и убедить его шансов почти никаких, то, может, и вправду стоит использовать для борьбы с режимом его же собственные, так в свое время успешно сработавшие методы и идеи? И начать объяснять массам, что на самом деле это нынешние власти есть результат и прямое следствие частной собственности, а истинная свобода и демократия в национализации и честном распределении природных ресурсов новыми комиссарами, только уже с действительно чистыми руками и горячим сердцем? Люди за нами потянутся, путинский режим рухнет, а там мы (ведь мы-то всё понимаем, это в памяти держится твердо) уж чего-нибудь придумаем и поумнее…

Мысли, конечно, хорошие и чрезвычайно продуктивные. И приходят в холодные головы. Только я, боюсь, температура там понизилась всё-таки несколько ниже минимально достаточной для нормальной мозговой деятельности. Подобных хитроумных в истории бывало множество. Которые считали, что путь к разумному должен быть совершенно не обязательно разумным, главное, чтобы привел куда надо. И даже изредка, на какое-то время кое-где им удавалось и прежнюю власть скинуть, и самим к власти прийти. Но как-то, обычно, ничем хорошим это не заканчивалось, ни для самих пришедших, ни, самое обидное, для стран, где это происходило.

Не стоило бы играть на этом поле. Опасно и подловато.