February 3rd, 2013

вторая

Чего-то я по тупости своей недопонял…

Тут на днях появилось очередное свидетельство о зверских преступлениях американских усыновителей в отношении русских сирот.

«Последним возмутительным случаем стало изнасилование приемным отцом-американцем Шедом ЛаВерном Трейлором усыновленного из России Максима Бабаева. Мальчика усыновили в 2009 году. Накануне глава Следственного комитета (СКР) Александр Бастрыкин назвал «мягким и неадекватным» приговор американским усыновителям за изнасилование Бабаева. В СКР было возбуждено в отношении Трейлора уголовное дело по факту совершения насильственных действий сексуального характера в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ)».

Честно говоря, когда я это впервые прочел, то, прежде всего, естественно, был возмущен не просто «мягкостью и неадекватностью» приговора, но и вообще всем вконец разложившимся и одуревшим американским правосудием, позволяющим себя подобное наглое попрание не только закона, но и элементарного здравого смысла вместе с базовыми понятиями о справедливости.

Вместе с тем, к моему возмущению примешалось и легкое недоумение. Они там, конечно, совсем деградировали, но всё же, за много лет, в течение которых я довольно внимательно, как дилетант, понятно, наблюдаю за работой американской юридической системы, у меня сложилось впечатления, что и за обычное изнасилование там условных сроков не дают, не говоря уже об изнасиловании несовершеннолетних. И я попытался как-то для себя прояснить, что за странный такой приговор, и связан ли он с тем, что теперь в США негласно разрешено насиловать детей, усыновленных именно из России.

Сразу скажу, что выяснить мне ничего не удалось. В открытых источниках имеется только информация, что да, действительно, супругам Трейлорам было предъявлено обвинение в «совершении физического насилия», после чего ребенка у них отобрали и передали другим усыновителям.

Правда, авторитетнейшее и всемирно известное своей точностью и объективностью электронное издание «Лайф ньюс» провело собственное расследование. Даже корреспондента послало на место совершенного преступления. Но, кроме того, что у него ничего на этом месте узнать не получилось, этот корреспондент поведать не смог, хоть и опубликовал очень красочные фотографии мет, где побывал и где с ним никто не захотел разговаривать. Видимо от расстройства он к тому же запутался в фамилиях преступников, называя их то Трейлорами, то Тейлорами.

Единственное, что мне удалось понять, корреспондент считает, будто «В 2012-м стало известно, что Шед Трэйлор систематически подвергал Максима сексуальному насилию с 2009 по 2011 год. Однако уголовное дело по этому факту возбуждено не было и расследование не проводилось».

Впрочем, надо признать, что опубликованный портрет преступной семейки, особенно мужика, получился очень убедительным. С такой рожей очень вероятно кого угодно изнасиловать. Но, если не счтать этого, в остальном полная темнота. Кому «стало известно», если расследование не проводилось? На основании чего Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело по факту совершения насильственных действий именно сексуального характера? Вообще, откуда взялся весь это разговор о «сексуальности» и, тем более «изнасиловании»?

Короче, у меня никаким образом не вышло рассеять собственных недоумений. Потому обращаюсь за помощью к читателям. Возможно, кто-то, лучше владеющий иностранными языками и более умелый в поиске информации поможет найти ссылки на какие-то конкретные факты и документы об «изнасиловании»? Только, пожалуйста, что-нибудь более серьезное, чем газета «Взгляд» или тот же «Лайф ньюс».
вторая

Музыкальное обозрение

Взял вчера вечером свиных язычков в желе, намазал «хренодером», сверху водрузил дольку маринованного чеснока, отрезал ломоть черного, налил рюмку белой и решил послушать на «Культуре» «Романтику романса». Обещали хороших певцов и известные трогательные мотивчики, к тому же ещё как будто ожидались русские народные песни, так что очень получалось к месту и под настроение. Принял первую, закусил и приготовился приобщаться к прекрасному.

Сначала вышла Ольга Пудова и изобразила нечто колоратурное из Рахманинова. Голос девушки мне ужасно нравится, но, по-моему, она ещё не очень понимает, про что поет. Впрочем, не с моим слухом и вкусом о подобном судить. Да и слушать исполнение такого уровня по телевизору, это всё равно, что… Ну, ладно, не буду, а то приличных сравнений на ум не приходит, отравлять же скабрезностями разговор о высоком нет охоты. Короче, хлопнул вторую, закусил, налил третью и жду, может, какое щемящее романсовое чувство всё-таки прорежется.

Но тут появляются ведущие и Мария Максакова спрашивает певицу, мол, вы нынче ужасно востребованная во всем мире и постоянно по нему гастролируете, но я знаю, что при этом страшно везде и всюду тоскуете по родине? И девушка немедленно без запинки отвечает, что да, тоскую немыслимо, потому как Россия самая великая страна, а русские люди самые лучшие на Земле. После чего стоящий рядом Станислав Бэлза вдруг начинает в истинно коровьевоазазелловобегемотовском стиле восклицать: «Чудесно! Изумительно! Восхитительно!»

Хотя чего тут особо восхитительного я так и не понял. Одна женщина задала какой-то, видимо написанный сценаристом в полной прострации, пошлый и тупой вопрос, а другая не более оригинально и умно на него ответила. После чего солидный мужчина, вместо того, чтобы хоть как-то сгладить эту явную неловкость, принялся на пустом месте ещё и балаган устраивать.

Вот, интересно, попробовал бы кто в свое время задать на концерте подобный вопрос Федору Шаляпину или Александру Вертинскому. Хотел бы я посмотреть эту сценку и послушать ответ.

Чего-то тошно мне стало, плюнул, отставил рюмку, налил полстакана и врубил боевик со Стивеном Сигалом. Не сильно изысканней, но хоть без выкрутасов, хрясть лбом о бетонный столб, и добро сразу побеждает зло, никакого Бэлзы рядом для объяснения происходящего не требуется.

Однако и этого искусства долго не выдержал, хотел, было, совсем уже «ящик» вырубить, но в последний момент автоматически всё-таки опять на мгновение переключился на «Культуру». А там на сцене девушку уже сменил Георгий Васильев из «Новой оперы». Уж на что я теноров не люблю. Но этот без всяких разговоров о своей тоске по отечеству просто разинул рот и так урезал «Вернись в Сорренто», аж мурашки по коже. И сразу всё стало на свои места.

Нет, что ни говорите, а наша фамилия не подводит. Пришлось снова вернуться к рюмке и на сей раз, от пущего уважения к истинному искусству, культурно закусить стрелкой зеленого лука. Хоть, каюсь, и не удержался, плебейски сунул её перед этим в солонку.