April 3rd, 2013

вторая

Ещё один нюанс охоты

И тут всё же необходимо сделать ещё одно уточнение к предыдущему тексту, хоть оно для многих и покажется нелепым, но поверьте, такое заблуждение в нарде присутствует и даже моя бухгалтерша с тридцатилетним стажем не всегда тверда в своих убеждениях по данному вопросу. Дело в том, что вкладчик и налогоплательщик, это далеко не одно и то же.

Однако, хотя подавляющее большинство налогоплательщиков, особенно на Западе, является одновременно и вкладчиками, а уж из вкладчиков там же просто практически все платят налоги, те не менее, ипостаси сии не только принципиально разные, но даже и нередко вступающие в отношения от противоречивых до конфликтных. Так как вкладчиком в каждую конкретную финансовую организацию человек становится добровольно, а вот налоги в общую кубышку он платит принудительно.

И если я, как невольник налогообложения, несу солидарную ответственность перед обществом, то и общество, будь любезно, имей передо мною в этой роли обязательства. Но поскольку быть вкладчиком меня никто не принуждает и мою прибыль от удачного вклада не отбирает и не делит поровну между всеми (нюансы вторичного налогообложения мы здесь опустим), то и у меня нет никакого морального права верещать, ежели попал и устроился.

Так что, когда мы говорим «перекладывать на плечи налогоплательщика», то это действительно «перекладывать» при помощи посторонней и несправедливой для самого налогоплательщика силы. А когда говорим про «потери вкладчиков», то, если этот вкладчик не в безальтернативной системе, типа «Храните деньге в Сберегательной кассе», то тут проблемы личные, а не общественные. Иногда гигантские и ужасные из-за размеров и массовости. Но это не социализм. Даже если твой банк тупо ограбили, но эти грабители - не захватившие в стране власть чекисты.
вторая

Мелкая бытовая проблема

Хорошо бы умереть нищим.

Но вот жить нищим совсем не хочется. Даже очень недолго. Особенно тогда, когда всё труднее компенсировать недостаток денег избытком сил и здоровья. Вот и оставляешь постоянно что-то там на «черный день» и «на старость», пока – бах! – и все черные дни закончились вместе со старостью, а на дне кармана всё равно завалялась ещё немного мелочи, которую с большим удовольствием мог пропить при жизни.

Потому я хотел бы умереть не только без копейки, но и в долгах, как в шелках. Только обязательно остаться должным каким-нибудь самым мерзким и отвратительным людям. Однако почему-то как раз именно самые мерзкие и отвратительные в долг и не дают. Впрочем, уже давно не дают и добрые вместе с ласковыми.

Так что, проблема остается неразрешенной. Временно.