April 22nd, 2013

вторая

Дань

Представить себе не могу, с чего это вдруг Антон Борисович Носик решил выступить в роли кинокритика. И написать о фильме, да не простом, а уже изначально принципиально знаковом, освященном именами руководителя киностудии Михалкова и благословленном руководителем страны Путиным.

То есть, подозрения имеются, но представить всё равно не могу, потому зазря клеветать не стану. Сам Носик объяснил, что просто посмотрел фильм «неожиданно для себя». Очень убедительно, но, поскольку я «неожиданно для себя» могу только увидеть обнаженную женщину в дверном проеме спальни, а целое полнометражное кино неожиданно посмотреть не в состоянии, то приходится полностью довериться Антону Борисовичу.

Я и доверяюсь всему им написанному. Он считает, что это «светлая и трогательная сказка о любви, дружбе и чудесах», эдакий «совершеннейший праздник доброго и человеколюбивого фэнтези». Смотреть меня сие произведение данное мнение не сподвигнет, от бесчисленных «добрых фэнтэзи» и так уже несколько подташнивает, но это дело вкуса, однако я сейчас совершенно о другом. Не о фильме «Легенда № 17», а о легендах в принципе и как они возникают.

Завершает свой текст Носик следующим пассажем:

«Единственная большая неожиданность сценария — в том, что побеждённые орки и гоблины (канадские хоккеисты – А.В.), вместо того, чтобы издохнуть в конвульсиях у ног триумфаторов, как это обычно случается в голливудском фэнтези, вдруг оказываются нормальными ребятами, и сами толпой вступают в фан-клуб Харламова, не дожидаясь даже окончания схватки. По сути дела, это — единственная дань исторической правде во всей легенде. И она очень украшает финал».

Так вот, в связи с продекларированной «исторической правдой» мне хотелось бы посоветовать людям, действительно ей, в смысле правдой, интересующимся, всё-таки основываться не на агитках михалковского производства и даже не на авторитетном мнении и хоккееведа Носика, а, на воспоминаниях самих участников тех событий, которых, к счастью, множество. Например на мемуарах того же человека, о котором речь впереди. Но у меня нет сейчас задачи самому заниматься историческим исследованием или хотя бы вам предоставлять для него материал, тут желающие и без меня вполне могут справиться, нынче всё в открытом доступе.

А здесь только хочу поделиться воспоминанием и впечатлением от одного интервью, которое лет примерно (очень примерно, прошу не придираться, но точно уже в нашем веке) десять назад дал Эспозито для телевидения и которое я смотрел лично.

Совсем не тот берсеркер, которого я помнил по «суперсерии», а благодушный улыбчивый джентльмен на седьмом десятке. Да, когда-то он ненавидел «комми» и заодно всех русских, не сильно различая эти понятия. Однако с тех пор утекло не просто много воды, но и дочка Эспозито вышла замуж за русского, после чего родились русские внуки, в которых Фил души не чаял, мечтал воспитать из них великих хоккеистов и, казалось, вообще способен говорить только о них.

Но корреспонденту эспозитовы внуки были не столь интересны, и он постоянно пытался перевести разговор всё на ту же игру со сборной СССР. И задал вопрос, почему после первого матча, в какой-то из протокольных моментов канадцы то ли как-то не так произвели рукопожатия, то ли вовсе их проигнорировали, да и выражения лиц, если судить по съемкам, были не самыми добрыми…

Эспозито сначала принялся что-то там расслабленно объяснять, мол, какие там рукопожатия, какие улыбки, эти парни оказались угрозой самому главному в жизни, нашего профессиональной репутации, да и элементарно выставляли нас на огромные бабки… И тут вдруг лицо добрейшего дедушки Фила на мгновение окаменело, и я вновь увидел стальные скулы и беспощадные глаза того прежнего гладиатора. Который отчеканил: «Я этим не горжусь. Совсем не горжусь. Но тогда мы хотели их убить».

А вот это действительно «единственная дань исторической правде во всей легенде».
вторая

Един не только Бог

Исключительно люди абсолютно уверенные ни то, что Бога нет, а что вообще ничего кроме этого мира нет и быть не может, способны именем Господа и под предлогом его защиты вытворять то, что они придумывают и устраивают с Марией Алехиной. Нет, это, конечно, далеко не худшее, что они могут делать, и делают с людьми. Но вся пикантность именно в этой защите истинных христианских ценностей конкретно таким способом.

Вот ведь какой-то чрезвычайно изощренный должен быть у них ум. И, заметьте, абсолютное психологическое, идеологическое, эмоциональное и нравственное единение с лагерными рецидивистками. Это же совершенно одни и те же люди, только одни случайно оказались в заключении, а другие у власти. Но это никак на их суть не влияет. Полностью одинаковое уголовное мышление.
вторая

Отеческие гробы

Часть вторая

Шампанское на ужин

Внимательные читатели, думаю, отметили для себя, что в предыдущем разговоре о любви к Родине я несколько сузил постановку вопроса.

Поскольку в большинстве случаев этот самый вопрос формулируется в варианте не просто «За что», но и с уточнением: «За что же вы, интеллигенты, так ненавидите и презираете Россию?» Я намеренно всё относящееся к ругательству на букву «и» опускал, чтобы не отвлекаться. Сейчас же собираюсь остановиться именно на нём подробнее.

Дабы каждый раз не оговариваться и не загромождать текст, сразу единожды добавлю ко всему нижесказанному, что, естественно, это «по моему мнению» и «исключительно с моей личной точки зрения».

И ещё одно чисто техническое замечание. Принципиально не хочу распространять понятие интеллигенции лишь на исторически обусловленный период возникновения самого слова и определения понятия. И на сословно ограниченное значение явления, обусловленное некими временнЫми рамками, но, для меня несомненно, за эти рамки вышедшее во все возможные стороны. Как то, что до так называемого «открытия» и начала серьезного изучения электричества, оно само по себе объективно прекрасно существовало, так и Сумароков с Пушкиным и Лермонтовым, конечно же, были интеллигентами, хоть и вовсе не представляли себе, что это такое.

А так же уберем за скобки совсем ненужную тут тему отличия нашей интеллигенции от ихних интеллектуалов, давайте вместо демонстрации друг другу образованности, попытаемся определиться в понятиях бытовых и элементарных, ясных каждому из нас с детства как Божий день и излишнего заумного мудрствования не требующих.

Итак, за что же интеллигенция ненавидит Россию? Почувствовали и тут некоторую недоговоренность. И правильно. Потому что достаточно распространен ещё и такой, возможно, не столь публичный, но оттого не менее популярный вариант: «За что вы, жиды…»

Этот оттенок намека на чуждость интеллигенции русскому народу не только по каким-то социальным или психологическим, но и национальным признакам, эдакая постоянная поправка не некую инородность, она, в общем-то, существовала всегда и относилась отнюдь не только к евреям. Просто бывали времена, когда случались обострения, и всё называлось своими словами прямо, без малейшего лукавства. В черносотенных призывах «бить жидов и скубентов» понятия сформулированы предельно честно и откровенно. Но от того, что в другой период это начало называться «борьбой с космополитизмом», ничего не изменилось.

Однако нынче противопоставление по ряду причин, анализ которых выходит за рамки данного разговора, в противопоставлении «гнилой либеральной интеллигентности» «истинным народным духовным ценностям» национальная составляющая, никуда не девшись, находится далеко не на первом месте. Тут любого еврея или даже «кавказца», что уже чуть ни ещё страшнее, готовы принять, признать и почти простить, если он правильно мыслит и чувствует.

Так что, просто евреи или какие иные иноверцы и инородцы, было бы понятней и определенней. А тут, по какому принципу отсекать и противопоставлять, «какую статью шить», что бы уже каждому ясно было?

Конечно, как это ни покажется странным особо радикальным сторонникам «духовности и нравственности», интеллигентность подразумевает определенный уровень образования тоже. Не обязательно какого-то особо глубокого или блистательного, но всё же такого, достаточно нормального, базового, качественного и систематического. Совсем уж темный и невежественный интеллигент не есть явление естественное и органичное. Однако, не в образовании тут дело, это как-то всем совершенно понятно на нутряном уровне. Явно в другом месте лежит это великий грех интеллигента перед своим народом.

Может, он плохо гордится или мало чувствует сопричастности к великим свершениям и трудовым подвигам этого самого народа?

Может, и мало, и плохо. Но особенно мило то, что практически всё, за редчайшим исключением, чем так любят много и хорошо гордиться презирающие «тилигентов» ревностные почитатели великих достижений любимой Родины, создано как раз или самими интеллигентами, или при самом их непосредственном участии. Уже только по простейшей причине, что более было и некому.

И вот тут самое время и место начать доказывать и объяснять мне, что и Толстой с Достоевским не были настоящими интеллигентами, один по графству, другой по антисемитизму, и Зворыкин с Сикорским, и Менделеев с Чайковским и уж особенно Айвазовским, и Вавилов с Курчатовым, и Шостакович с Прокофьевым, и Королев с Сахаровым, и Эйзенштейн с Пудовкиным и многие другие, которых время от времени, в зависимости от потребности и актуальности в каждой конкретной ситуации, поднимают на знамена гордящиеся то «национальным величием», то «общественным строем», на самом деле каждый по своим причинам и показателям, но тоже никакими интеллигентами не были.

Ну, не были, так значит, не были. Тогда и говорить нечего. А интеллигентом был только Васисуалий Лоханкин и вон тот мерзкий мужик в шляпе и очках, которого вчера в подворотне измудохали более чем за дело. А остальные кто? А остальные – непонятно кто и ежели чего сделали полезного с точки зрения патриотической общественности, то просто такие умные представители трудового народа. Или, всё-таки это и есть русская интеллигенция?

Кстати, не уверен, был ли в моем понимании интеллигентом Шолохов, но вот Андрей Платонов точно был и даже рафинированным, как это на первый взгляд ни покажется странным. А уж Сергей Есенин, деревня, конечно, деревней, но, скажите на милость, кто кроме русского интеллигента мог написать «Черного человека»?

А вообще, мне думалось, что лично у меня никогда не было сложностей с определением и ощущением. Вот сейчас попытаюсь вспомнить из тех, с кем сталкивался по жизни.

Нет, нет, я ни в коем случае не собираюсь примазываться или намекать на какую-то особую близость к этим людям, про большинство из них даже не могу сказать, что они меня знали. Но я их видел, слушал, с некоторыми общался даже довольно подробно, однако, главное, что они, мне так кажется, каждый в своей мере и степени, но оказали на меня влияние, за которое я благодарен.

Это Михаил Михайлович Бахтин, Николай Иванович Либан, Владимир Николаевич Турбин, Юрий Владимирович Манн, Сергей Сергеевич Аверинцев, Наталья Анатольевна Крымова, Анатолий Васильевич Эфрос, Алексей Федорович Лосев, Аза Алибековна Тахо-Годи, Гита Абрамовна Сонкина, Лидия Николаевна Шатерникова, Марк Андреевич Соболь, Лев Ефимович Устинов…

Я, честное слово вот только сейчас составил этот перечень совершенно произвольно, беспорядочно, написав первые пришедшие в голову фамилии без раздумий разбора и столь же произвольно прервал список только что бы не загромождать текст. А так, продолжать можно было бы довольно долго, но, думаю, и так понятно, о каких людях я говорю и кого считаю русскими интеллигентами.

Ненавидели они свою Родину, презирали? Ну, мне о том не говорили, а в душу каждому не залезешь. Но вот то, что каждый из них сделал полезного, умного и доброго за жизнь сильно больше обычной человеческой меры, это точно. И не знаю, гордились ли они своей страной и своими согражданами, но стране или согражданам или остается гордиться такими как они, или, подозреваю, тогда уж совсем нечем…

И в этом месте, как последняя атака наполеоновской Старой гвардии, обычно истинные патриоты пускают в ход цитаты из авторитетов отечественной мысли и морали. Раньше эта колонна обычно шла под предводительством изречения Ильича про «говно нации», теперь больше налегают на Чехова и Гумилева-младшего. И заканчивают знаменитым михалковским: «Я не интеллигент, я аристократ».

Что тут можно ответить? Да ничего. Даже оставим в стороне двух последних, сил уже нету даже смеяться, но и действительно большое количество приличных людей наговорило о русской интеллигенции гадостей ни на один толстый том.

Многие истинные интеллигенты, если не почти все из известных и писавших, поскольку вращались они в основном в обществе тоже интеллигентном, видели в окружающих, так же пытающихся причислить себя к интеллигенции, большое количество недостатков, среди которых были и весьма серьезные, по большому счету, порой, с настоящей интеллигентностью и вовсе несовместимых. И именно поэтому в текстах практически каждого из них можно найти нелицеприятные, иногда и вовсе крайне критические высказывания в адрес интеллигенции.

Но, во-первых, причиной тому является искренняя боль «за своих» и искреннее отвращение к «примазывающимся». И эта критика, вплоть до самой оскорбительной, из уст людей, самих являющихся интеллигентами, принципиально отличается от того, что говорило и говорит разного рода жлобьё по тому же поводу, только извне, с позиции враждебного чужака.

А, во-вторых, творческое, публицистическое и любое другое публичное наследие как раз интеллигенции столь многообразно и обширно, что там можно найти вообще всё, что угодно. На любую цитату одного рода я с легкостью подберу десяток не менее авторитетных, но совершенно противоположного смысла. Так что, доказывать что-либо при помощи такого рода обмена чужими высказываниями, как некими бесспорными и окончательными доводами – это пустое школярство и напрасная трата времени.

Но всё-таки, боюсь, не сумел я толком ответить на вопрос, поставленный изначально. И вот в чем настоящая причина. Если совсем серьезно и без малейшего кокетливого ёрничанья, то я сам себя никак не могу отнести к интеллигентам. И не только потому, что фраза «я интеллигент» в принципе неестественна и является парадоксальным нонсенсом типа «я всегда лгу». Тут речь даже о другом.

Во мне слишком много эмоциональной лености и равнодушия при явном недостатке способностей к сопереживанию. Да и рефлексия не столь уж глубока и искренна, постоянно амортизируется всё той же ленью и излишне большой тягой к чувственным удовольствиям.

Потому я сейчас пойду пить шампанское, но обещаю не прекращать при этом размышлений на тему, за что же так ненавидит и презирает Россию русская интеллигенция.